Позднее Ctrl + ↑

Т—Ж: директор

Поднять вордпресс. Доказать девопсу банка и всем топам, что нельзя поднимать журнал на текущей админке банка, а нужно поднимать отдельный вордпресс. Все-таки поднять вордпресс. Найти дизайнера, который сделает простой шаблон для вордпресса. Найти законный способ заплатить ему на той же неделе, а не через два месяца.

Написать и согласовать первую статью. Добиться, чтобы кто-то ее сверстал. Найти этого кого-то и придумать способ ему заплатить. Договориться с юристами банка, чтобы нам разрешили использовать старые картины в качестве иллюстраций.

Найти способ заплатить первому стороннему автору, не ломая юристов и кадровиков. Создать систему, чтобы любой сторонний автор мог получить от нас гонорар относительно быстро. Согласовать эту систему с юристами и кадровиками. Найти человека, который будет оплачивать работу всех авторов и подрядчиков, а также управлял выпуском статей в целом. Выбить под него бюджет. А потом под еще одного.

Договориться с соцсетями банка, чтобы наши статьи брали в посев. Проконтролировать, чтобы у них были все материалы для посева, в том числе согласованная подводка.

Убедить продуктовиков, что в журнале не нужно писать статьи о продуктах. Убедить вице-президентов, что «Тинькофф-журнал» пишется через дефис.

Сделать так, чтобы в журнале появился постоянный дизайнер-иллюстратор. А потом еще пятеро. Ввести в процесс и создать систему роста для управляющего этими людьми.

Запустить отдел тестов. Позвать делать тесты лучшего автора тестов в России. Запустить инвестиционную редакцию. Найти постоянных авторов, сформулировать редполитику, запустить процесс. Запустить интерактивную редакцию. Отшефить пару десятков первых интерактивных статей. Перезапустить рубрику «Прищур», найти в него нового редактора, дать ему систему роста и стандарты качества.

Отбиться от переноса журнала на новую банковскую админку. Но добиться того, чтобы статьи журнала начали выводиться на главную банка. Найти агентство, которое переделает нам редизайн. Уволить агентство и собрать собственную техническую команду. Выбить под нее бюджет. Курировать работу новой команды.

Выбить бюджет под собственное продвижение в соцсетях. Найти агентство, которое сделает нам продвижение в соцсетях. Провести его через проверку службы безопасности.

Запустить собственную рассылку для журнала. Сделать так, чтобы журнал появился в банковской рассылке.

Решить проблемы с перегрузкой сайта из-за роста трафика. Запустить проект собственной админки. Придумать новую таксономию, новую систему витрин, новый принцип верстки главных страниц, подборок и рекомендаций. Двигать процесс, чтобы всё это случилось.

Придумать и запустить формат микростатей. Найти на него редактора.

Разрулить пиар-скандал. Поговорить с топ-менеджерами об этом скандале. Ввести новые правила в работе редакции, чтобы таких скандалов больше не было.

Сначала просто наладить систему статистики. Потом сделать ее удобной для всей редакции, чтобы все понимали, насколько хорошо заходят статьи. Потом найти и ввести в процесс руководителя аналитики.

Разрулить конфликт внутри редакции. Предотвратить распад команды журнала. Разобраться с судебным иском от каких-то обезумевших правообладателей. Отбиться от бесконечных просьб написать лендинг для банка. Собрать команду, которая будет это делать для банка, ввести команду в курс дела. Собрать вторую такую же команду, ввести в курс дела. И еще одну.

Каким-то образом в бэк-офисе журнала работает 30 человек. Создать им понятную систему роста, чтобы люди не сидели на одном месте. Переманить в журнал шеф-редактора из другого издания. Помочь с переездом.

Прочитать отчет агентства о дистрибуции статей. Подписчики получаются слишком дорогими. Отказаться от услуг агентства. Найти собственного директора дистрибуции. Придумать новую концепцию вещания в соцсетях, найти под нее человека, дать ему четкое задание, ввести в курс дела, создать ему систему роста.

Отбиться от маркетологов, которые хотят статью о новом партнерском проекте. Разрулить конфликт с бухгалтерией, из-за которого всем авторам могут задержать оплату. Разобраться с конфликтом между сотрудником редакции и менеджером банка.

Держать руку на пульсе, быть в офисе, смотреть людям в глаза и давать им понять, что у них есть к кому обратиться.

Поговорить с важным сотрудником, который решил уходить. Придумать новую систему мотивации ему и всем вроде него. В редакции не ладят два ведущих шефа, их нужно подружить. Человек, нанятый полгода назад, не показал результатов — надо с ним говорить и, возможно, увольнять.

Сверстать и согласовать бюджет на следующий год. Отстоять право редакции быть обособленной. Увидеть будущее журнала. Придумать новую архитектуру редакций, новую систему мотивации.

И это только те задачи Саши Рая, о которых я знаю. Так-то он делает раз в десять больше. Саша — издатель Тинькофф-журнала, а в моем понимании — директор. Вот он рассказывает о работе Т—Ж и процессах, которые он выстраивал:

***

Это история о том, что любое издание загнется, если у него не будет директора — человека, который решает проблемы и «сэтапит людей» — словами самого Рая. Наивно думать, что если вордпресс заработал и редактор открыл ворд, то всё в порядке. Нет. Всё постоянно ломается. Постоянно в процессе появляются новые переменные, что-то где-то взрывается и падает, нужно расширять команду и строить для нее новые процессы. Сам банк — тоже большой организм, с которым нужно налаживать контакт. Нужно приводить всё в движение, следить за деньгами и контролировать резкие повороты.

Нет директора издания — всё загнется.

Что это

Это четвертая часть рассказа о работе Т—Ж. Другие части:

  1. Начало Т—Ж
  2. Открытая редакция
  3. Короткие и длинные форматы
  4. Директор — вы здесь
  5. Дистрибуция
  6. Операционка — скоро

Универсальный контент-план для социальных сетей

Январь

Благодарности прошлому году. Говорите спасибо всем людям, которые вас окружали; вашей супер-команде, супругу, деловым партнерам. Упоминайте как можно больше влиятельных людей, даже если они не имеют к вам никакого отношения.

Посетите московскую новогоднюю ярмарку. Селфи на фоне огоньков (в Айфоне включите режим размытия фона)

Итоги года. Если нечем хвастаться, напишите о личном росте, осознании новых вещей в себе, гармонии с собой и миром.

Грандиозные планы на год. Пообещайте читать по книге в неделю. Сфотографируйте книгу и чашку кофе. Хештег #книгавнеделю. Выпишите главные мысли с первых двух страниц любой книги любого делового издательства. Желательно, чтобы на обложке было слово «Лучший» или «Новый».

Первая пробежка в этом году. Фотография в экипировке на улице. Хештег #зож и #фитоняша

Февраль

Суперполезный мастер-класс в начале года. Фото пропуска и фирменных наклеек. Текст: «Полный блокнот идей, скорее внедрять!»

Философские размышления о целях и их достижении. Сейчас в тренде принятие себя и снижение темпа. Личные цели списком. В конце вопрос: «А какие цели ставите себе вы?»

Фото из отпуска в экзотической стране. Подпись: «Пока в Москве минус столько-то, можно наслаждаться тем-то в такой-то стране». Можно добавить философский комментарий.

Пора выкладывать фотографии из спортзала. Хештег #идеальнаяформа и #скоровесна. Можно селфи с яблочком.

Март

Первый день весны. Обязательно сфотографируйте цветы.

Большой букет, который вам подарят на восьмое марта. Если не подарят, можно взять в аренду или сфотографировать соседский — розы у всех одинаковые.

Пожаловаться на погоду. Вроде весна, а на улице снег.

Я на работе. Пожалуйтесь на высокую нагрузку, сфотографируйте большую стопку документов.

Пост о том, как интересно вы проводите выходные. Вопрос читателям: «А как вы проводите выходные?»

Апрель

Я не такая, как все. Расскажите, как вас раздражают первоапрельские шутки. Немного философии об индивидуальности. Можно процитировать Фаину Раневскую.

Шопинг. Пакеты из Цума (можно купить на Авито)

Пожаловаться на погоду. Вроде апрель, а на улице снег. Можно выложить фотографии из прошлого отпуска в экзотической стране.

Креативный мастер-класс. Сфотографируйте изрисованные листы, руки в краске, вашу команду. Хештеги #мысликреативно и #расширьсознание.

Можно записаться на вебинар о личностном росте. Сфотографируйте ноутбук, чашку капучино и полный блокнот идей.

Сексуальное селфи.

Май

Фото из отпуска. Лучше всего из музея. Подчеркнуть интеллектуальное превосходство с помощью хештега #спросименяобискусстве.

Студийная фотосъемка в стиле «бизнес». Примите неестественную позу и сядьте на стул так, будто на нем пики точеные. Не выкладывайте сразу все фотографии, растяните хотя бы месяца на три.

Июнь, июль, август

Страдание в офисе. Фотографии солнечного города из окна офиса, хештег #трудовыебудни.

Фото фруктового коктейля. Фотографии солнечных завтраков в кафе. Гранолы, йогурты, много фруктов. Все не выкладывайте, оставьте на осень.

Серия прошлогодних фотографий с моря. Рассказ о том, как больше всего на свете вы любите такой-то гурманский курорт.

Солнечные селфи (избегайте прямых солнечных лучей). Много фото в купальнике (попросите подругу). Можно снова выйти на пробежку.

Можно снова сфотографировать пакеты из Цума.

Сентябрь

Фото в куче листвы. Рассказ о том, что ваше любимое время года — осень.

Кофе, облепиховый чай, красивые натрюморты в «Шоколаднице». Можно печенье и стаканчик из «Старбакса». Но сразу следом — селфи из спортзала. Хештег #деньдлясебя

Фото с конференции или мастер-класса. Ключевые мысли выписаны списком, отмечайте новые мысли с помощью эмодзи.

Наделайте селфи на улице, будет хороший свет. Но все не выкладывайте, растяните до конца октября.

Фото в обнимку с коллегами с какого-то корпоратива или тимбилдинга. Хештеги #команда и #мылучшие.

Ближе к концу месяца можно начать жаловаться на погоду. Выкладывайте фотографии из отпуска. Можно делать раз в неделю-две до начала декабря.

Сексуальное селфи в черном, коричневом, кобальт-синем (это цвет такой).

Октябрь

Жаловаться на объем работы. Фотографии утреннего кофе, селфи в лифте, фото ночного города из окна офиса. Сексуальное измученное селфи.

Пакеты из Цума (лучше уже прикупить новые).

Пост о том, как вы перерабатываете и выгораете, но не страдальческий, а такой героический. Можно начать со слова «То чувство». Например: «То чувство, когда на часах уже девять, а ты еще...»

Селфи из постели по выходным (накраситься!) — текст «Люблю, когда день начинается после обеда».

Философские мысли о бессмысленности работы, если нет удовлетворенности и радости жизни. Задумчивые селфи у окна. Найдите лофт-кафе. Вопрос читателям в конце.

Пассивно-агрессивный пост, который начнется со слов «Есть два типа людей». Текст о том, какой у вас начальник кретин, но чтобы он не догадался.

Фото из бара с подругами. Можно выложить сториз экзотического коктейля.

Его рука.

Ноябрь

Жалобы на погоду и бесконечное серое небо в Москве. Фото из прошедшего отпуска.

Публикация о том, как вы ищете новую работу. Пишите креативно, загадочно, с большой претензией — чтобы было понятно, что к вам на хромой козе не подъедешь. Последняя фотография с бизнес-фотосессии.

Сексуальное селфи в очках.

Фото с нового места работы. Хештег #dreamteam

Первый снег! Обязательно сообщите про первый снег!

В ноябре очень хорошо заходят припасенные с прошлого отпуска фотографии фруктов на завтрак. Клубника, манго, бананы, вот эта волосатая красно-коричневая хрень — выкладывайте. Можно хештег #язазож, #витамины и #стоднейдолета

Декабрь

Вы на катке. Обязательно расскажите, как похорошела Москва! Снежные ангелы или любое фото в снегу.

Рождественский натюрморт в Старбаксе. Пряники, рождественский напиток, большая кружка, на фоне какой-то зеленый веник, огоньки. Можно красиво сфотографировать глинтвейн в Шоколаднице.

Бумеранг, где вы кривляетесь на новогоднем корпоративе. Смешная маска, хештег #патихард.

Итоги года. Благодарности.

2019   дурь

Т—Ж: длинные и короткие форматы

Продолжаю бубнёж об опыте Т—Ж. Дела давно минувшие, но для истории сохранить надо: старичкам на радость, а фрешменам эйоу. Первая часть рассказа была о начале работы, вторая — об открытой редакции.

С первого дня мы противопоставляли себя СМИ. Говорили, что мы блог и по правилам СМИ не играем:

Работа на вечность и пользу

СМИ освещали события сегодняшнего дня — кто-то умер, что-то брякнул, что-то дикое предложили в Думе. Эти статьи привлекали внимание в моменте, но через неделю уже были не нужны. И чаще всего они не приносили никакой пользы — такая жвачка для мозгов.

Мы же старались писать на вечные темы, чтобы к статье можно было вернуться через неделю, месяц и год. И все они были направлены на пользу для читателя — не терять деньги. Налоговые вычеты и пособия многодетным нас интересовали больше, чем новый президент Венесуэлы.

Рерайты и оригинальность

Большая часть работы СМИ посвящена переписыванию сообщений других СМИ и информагентств. Причем переписывали они как новости, так и глупости, часто ссылаясь друг на друга. Это позволяло штамповать статьи быстро.

Мы же всегда писали оригинальные статьи, ничего ни у кого не переписывали. Всё, что мы делали, опиралось на личный опыт, живые документы и достоверные источники — даже если на поиск уходили недели.

Потогонка и бутик

СМИ работали «день-в-день»: редактор СМИ на дежурстве мог настрочить десяток-другой статей и тут же их выпустить. Таких редакторов в любой приличной редакции могло быть с десяток, и в целом СМИ создавал мощный поток статей.

У нас наоборот: один человек мог делать статью несколько недель, а над одной статьей трудилось человек пятнадцать.

Проблема

С этой идеей мы были все в белом, но была проблема: нам было трудно наращивать аудиторию. Пока мы строгали свои умные лонгриды для вечности, СМИ обгоняли нас с помощью шквала контента.

Еще у нас не было даже шанса начать реагировать на события дня — даже если бы мы начали писать о событиях дня. Что-то произошло сегодня, а статья об этом выйдет минимум через месяц, когда об этом уже напишут все.

Задача — научиться писать новости и делать недорогие короткие форматы, не раздувая штат и не скатываясь в медиапроизводство с низкой социальной ответственностью.

Экономические новости

Родилась идея: а что если комментировать экономические новости, но только те, которые влияют на жизнь людей, и только с точи зрения пользы? Правила:

Не освещаем бесполезный хайп, особенно политику. Пишем только о событиях, которые влияют на финансовые решения читателя.

Проверяем всё по официальным источникам

Не верим словам. Ждем, когда что-то случится. Закон должен быть подписан или вступить в силу. Письмо должно быть опубликовано. Безумные планы депутатов и необдуманные заявления чиновников не разбираем.

Слухи разбираем только тогда, когда есть официальные документы.

Попробовали сначала сами — стало ясно, что нужен эксперт-экономист. Дали вакансию, на нее откликнулась экономист и бухгалтер Катя Мирошкина. И это была бомба.

Катя умела читать нормативные документы в оригинале и объяснять их по-человечески. Катя перепроверяла все высказывания в СМИ по источникам. Через короткое время мы утрясли с Катей стиль и запустили производство новостей. На момент написания этой заметки за Катей числятся 540 статей в журнале, которые в сумме набрали 30 млн просмотров.

Для новостей сделали отдельный редпроцесс: в нем не было авторского дизайна и художественных обложек, вся верстка была стандартными средствами. Благодаря упрощению новость могла делаться за день, а не за три недели, как обычно.

От новостей отпочковывались новые форматы: истерика, сложные вопросы, кул стори. Всё на основе документов: Катя брала определения судов, законы и официальные письма, делала разборы, раскладывала всё по полочкам. Когда такой разбор касался горячей важной темы, он мог завируситься и собрать много читателей.

Тут Саша Рай отмечает, что работает всегда тема, а не формат. Неважно, как написана статья — в виде лонгрида, короткой заметки, карточек с картинками или видеоролика. Если тема важная и живая, она соберет.

При этом никогда не угадаешь, что зайдет. У нас могли внезапно выстрелить статьи для предпринимателей или про какие-нибудь льготы. А потом снова печатаем что-то для предпринимателей или про льготы, и уже не заходит. За всё время мы так и не вывели формулу, что будет стрелять.

Кроме, пожалуй, одного: чтобы хоть что-то стреляло, нужно много разного печатать. Когда печатаешь мало и всё одинаковое, стрелять будет редко.

Ответы на вопросы читателей

Был еще один короткий формат — «Что делать». Мы начали принимать вопросы читателей через редакционный почтовый ящик и отвечать на них силами редакции. Все вопросы сваливались в большой пул, оттуда их могли забрать авторы и ответить. После автора включался редактор. Дальше такая же стандартная корректура, верстка и выпуск. В итоге статьи попадали в пул готовых ответов, и редакция могла расставлять ответы по календарю, оперативно заверстывать повестку, какие-то статьи придерживать, а другие — выпускать раньше.

Сначала авторами были те же люди, с которыми мы писали статьи. Позже в пул авторов «Что делать» пришли сотрудники банка — это было классное решение, потому что так мы смогли быстрее наполнять пул готовых ответов, иметь больше свободы в выпуске.

Сила формата в том, что люди задавали вопросы из реальной жизни, не нужно было выдумывать темы и согласовывать заявки. А эксперты выбирали те вопросы, на которые могли быстро ответить.

Постепенно рубрика децентрализовалась и заработала в многопоточном режиме. Но о децентрализации — отдельно.

Результаты

Благодаря коротким форматам мы перешли с трех публикаций в неделю на шесть, потом на восемь, иногда доходя до десяти. Сейчас больше. От удвоения публикаций трафик, к сожалению, не удваивается: нас стало читать лишь в полтора раза больше человек. Но зато чем больше публикуешь, тем больше шансов вирусно выстрелить.

По лекалам этих коротких форматов позже родились инвестиционный новости, прищур, разводы и другие форматы. Однажды сделав «рельсы» для новых коротких рубрик, можно было запускать новые.

Так из бутикового блога мы превратились в издание.

Ресурсный подход

Все короткие форматы основаны на каком-то неисчерпаемом ресурсе:

новости — на бесконечном потоке новых законов,
кул стори — на определениях Верховного суда,
что делать — на вопросах читателей (их очень много),
инстаграмные посты, сценарии видеороликов и «шорты» — на уже написанных статьях.

Лонгриды в журнале тоже основаны на ресурсе — историях наших авторов. Где-то спустя год после старта мы уже не писали статьи по темнику: мы лишь отбирали темы из того, что нам приносили авторы.

Ко мне часто обращались компании с просьбой составить им контент-планы. Я всегда говорил, что надо наоборот: обеспечить стабильный поток ресурсов, из которых вы сможете быстро создавать интересные материалы. Обычно на меня смотрели с непониманием. Может быть, все-таки, составишь нам контент-план, а?

Продолжение

Следующая глава этого эпоса — о директоре издания.

Понимание задачи: пять вопросов

Заметка для студентов третьей ступени Школы редакторов. Статья без развлекалочек и картинок, крепитесь.

Когда составляете понимание задачи, попробуйте где-то на первой странице последовательно ответить на такие вопросы.

  1. Кто ваша аудитория? Просто возьмите какую-то группу людей.
  2. Какая у этой аудитории есть проблема? Тут важно подумать о какой-то насущной проблеме, а не той, которую вы хотите притянуть за уши к своему диплому. Если проблема есть, но от нее не особо больно — это не проблема.
  3. Как эту проблему решают сейчас? Это ключевое. Пропишите, как эта проблема решается без вашего диплома, в обычной жизни. Важно, чтобы люди уже что-то делали для решения этой проблемы, потому что если они никак проблему не решают, то и проблемы особо нет.
  4. Каким образом это решение должно измениться?
  5. Что вы предлагаете сделать, чтобы к этому прийти?

Пример

  1. Аудитория — люди, которые работают в офисе и пишут письма по-русски.
  1. Некоторые из них не очень грамотные и знают об этом: им то и дело коллеги указывают, что тут нужно запятую, там буква неправильная. Приходится краснеть.
  1. Сейчас эти люди проверяют свои самые важные письма на орфокорректорах или полагаются на проверку в операционной системе. Но на Виндоусе такой проверки нет, приходится пользоваться Вордом. И с запятыми всё равно проблема: еще нет систем, которые достоверно подсвечивали бы запятые в русском языке.
  1. Гораздо круче, когда сам сразу знаешь, как правильно писать слова и ставить запятые. Как будто у тебя пятерка по русскому еще с самой школы. Тогда тебе не нужны орфокорректоры, ты сразу пишешь правильно, еще и можешь другим указать на ошибку.
  1. Предлагаем сделать сервис, который поможет взрослым людям подтянуть знания русского языка, причем именно те, которых им не хватает. В первой итерации сосредоточимся на правилах пунктуации и самой распространенной орфографической ошибке: -тся и -ться. В перспективе сервису можно «скормить» любой свой текст, сервис проанализирует его ошибки, выдаст список проблемных моментов и предложит задания на них.

И дальше уже расписать экономику, продвижение и другие необходимые штуки.

Антипример

Задача — помочь путешественникам организовать поездку в Ямало-Ненецкий автономный округ, чтобы насладиться тем-то и тем-то. Подсказать им живописные места. Помочь им организовать интересную поездку, не переплачивая турагентствам.

Тут непонятно, кто эти путешественники, которые хотят в ЯНАО. Почему им нужна помощь? Почему не переплачивать турагентствам им важно? Может, нет никаких путешественников на самом деле? А может, наоборот, они хотят пользоваться услугами турагентства, чтобы с них сняли кучу проблем, и они готовы за это переплатить?

Когда вы составляете понимание задачи, вы как бы выбираете траекторию артиллерийского удара. Вы говорите «бить надо туда». Вы внимательно считаете траекторию и делаете поправку на ветер. Вы оцениваете, какие у вас снаряды и как они будут лететь. Потом вы заряжаете и стреляете. Вы можете идеально выстрелить, но если изначально вы рассчитали выстрел не в том направлении, ваш снаряд не попадет в цель.

Поэтому потратьте время на анализ ситуации. Сделать сам проект несложно.

P. S

Школы редакторов, дизайнеров и руководителей выпускают профессионалов — людей, которые способны создать жизнеспособный и востребованный продукт. Все остальные школы выпускают творческих личностей, графоманов, мечтателей и инфантильных феечек, которые при виде клиентских замечаний бегут к корпоративному психологу. Поступайте к нам, чтобы стать крутым, а чтобы не стать крутым — поступайте ко всем остальным.

Материалы курса «Информационный стиль» 5—8 апреля 2019 года

Недавно прошёл мой курс «Инфостиль». Выкладываю на память кое-что из запомнившегося:

Главный секрет воздействия с помощью текста: мы не убеждаем читателя, а создаем условия, в которых читатель убедится во всём сам
Лестница абстракций — какими инструментами влиять на восприятие и принятие решений. Чем ниже — тем хуже
«Убеждаем» или «помогаем убедиться»
Факты в мире читателя
Ситуации и сценарии
Главная редакторская связка
Мантра
Очевидные сущности
Немного дидактики. Нужно не просто «будь умным», а объяснять с разных сторон
Рассказываю о своем подходе к созданию статей
Зависимость готовности статьи от потраченного времени
Работаем над текстом одного из участников. Заголовок в мире читателя
Структура промостраницы
Текст промостраницы
Финалочка. За четыре дня мы разобрали порядка двухсот примеров текста, включая примеры
курса участников. Фотографии с их разборов не публикую, чтобы никого не скомпрометировать

Курс «Информационный стиль и редактура текста» за четыре дня даёт базу, накачивает знаниями и формирует три главных навыка:

  1. Писать в мире читателя — чтобы читателю было интересно, а не как обычно.
  2. Придумывать интересные темы, не высасывая их из пальца.
  3. Делать текст чистым, убедительными и запоминающимися. Стоп-слова, синтаксис и глубина.

Темп напряженный, материала много, пользы — вагон. Подписывайтесь на канал @glvrdru в Телеграме, чтобы не пропустить следующий набор.

2019   курс

Т—Ж: открытая редакция

Это продолжение рассказа об опыте Т—Ж. Первая статья — о начале работы. Старичкам — вспомнить, а начинающим — учесть опыт веков. Дальше будет страшная издательско-редакторская нудятина, я предупредил.

Ситуация

Лето 2015 года. Путин — президент, Т—Ж — полгодика, а нам нужно писать больше статей, чтобы привлекать читателей. Банк даёт добро.

Саша Рай взвалил на себя управление журналом (там было столько всего, что должна быть отдельная статья). Он не успевает писать статьи, поэтому нужны новые авторы.

Сначала я обращаюсь к знакомым проверенным редакторам — Саше Волковой, Нике Троицкой, Люде Сарычевой и другим. Мы начинаем понемногу писать, и сначала это кровь и мясо. Статьи могут проходить 5-6 кругов редактуры, я сижу с каждой очень долго и внимательно. Кто-то из авторов страдает, но продолжает писать, кто-то отваливается.

Становится очевидно, что нужно принципиально больше авторов. Не пятеро новых хороших редакторов, а сотня.

Новые авторы

Мы пробуем открыть редакционный процесс и пустить в журнал незнакомых авторов, то есть «с улицы». Появляется понятие заявки — это анкета, в которой описана идея статьи. Сначала авторы заполняют заявку, и если тема интересная, начинается работа над статьей.

Статья проходила те же 5-6 кругов редактуры, где-то я просто переписывал всё за автором. Чтобы как-то компенсировать страдания авторов, мы ввели и опубликовали условия работы с нами: 10 тысяч рублей за вышедшую статью. Мы сделали условия публичными, и авторы стали к нам тянуться.

Все авторы поначалу работали лично со мной, но постепенно их стало слишком много для одного редактора, и пришлось создать новые уровни управления.

Эволюция заявки: с каждым годом в шапке всё больше подробностей, а в таблице — всё больше строк

Новые уровни управления

Проявились авторы, которые хорошо пишут на определенные темы, например путешествия. Они стали редакторами, мы назвали их шефами. Шеф работает с автором и отдает уже готовый текст главреду. Главред работает с шефом, а не напрямую с автором.

С моей точки зрения процесс в лонгридах развивался так

Параллельно рос производственный отдел: это было такое агентство внутри редакции, которое занималось версткой, дизайном, иллюстрациями. Главред отдавал статью в верстку, а дальше арт-директор Костя и его команда рисовали иллюстрации и готовили код.

Сначала всем этим рулил Саша Рай. Потом, когда руления стало невыносимо много, он пригласил Марину Сафонову. Сначала она работала ответственным секретарем и отвечала за перемещение информации в редакции. Все информационные потоки стекались к ней, и два-три года спустя она уже была редакционным директором. Но главной Марина была (и остается) с первого дня.

На самом деле редпроцесс постоянно двигал ответсек, а ближе к 2019 году еще и редакционный директор. Об их роли и вкладе еще напишу

Редполитика

Чтобы структурировать работу, появилась редполитика — свод редакционных правил. Все повторяющиеся ошибки я сразу заносил в редполитику, и из трехстраничного документа с идеей журнала она превращается в пятидесятистраничный учебник редактуры.

Параллельно с редполитикой вырос курс молодого бойца — это серия статей о работе в Т—Ж. Сейчас многое из него устарело, но тогда это был прорывной цикл статей:

  1. Цель и тема
  2. Фокус и логика изложения
  3. Структура
  4. Мясо
  5. Слова и ваш индивидуальный стиль
  6. Что читать по теме
  7. Как мы работаем
  8. Как выходит статья

Вдогонку: о достоверности и глубине, опыт и матчасть, о работе в других изданиях, ловушка эксперта, мясо, советы, литературное рабство

В 2017 году стало очевидно, что такую огромную редполитику и курс молодого бойца авторы осилить не могут, и мы упростили процесс: я написал короткую методичку для авторов, а редполитику оставили только для шеф-редакторов. Вроде полегчало.

Редполитика была публичной со второго месяца, и это тоже было нашим инструментом привлечения: люди читали редполитику и приходили к нам писать.

Компании думают, что для хорошего издания нужно написать редполитику и потом подогнать под нее редпроцесс. Всё наоборот: сначала нужно выточить редпроцесс, а потом описать его в редполитике. Редполитика, написанная в отрыве от ежедневного производства, — мёртвый продукт.

Результат

Число статей росло, к нам приходили новые авторы. Это упростило работу:

В 2015 году я получал 1-2 заявки в неделю и мы работали впритык: чтобы было что публиковать в понедельник, нужно было пахать в пятницу.

В 2018 году я утверждал 1-2 заявки в день (еще 3-4 отклонял). Лонгриды делались с запасом в месяц. Можно было выбирать, с какими авторами и темами работать, а кому отказать. Больше не нужно было дожимать каждую взятую статью: если автор явно не тянул, мы уже могли с ним расстаться и не бояться, что завтра нам будет нечего публиковать.

Многие из приходящих авторов стали нашими постоянными сотрудниками, шефами и даже руководителями направлений.

Были и проблемы.

10 тысяч за статью — это довольно много и сейчас, и тогда. Для копирайтеров с биржи это были невероятные деньги, поэтому часто такие деятели лезли в журнал только ради гонорара. Писали они слабо, но были очень настойчивыми. Сначала я переписывал за ними статьи, а потом мы просто начали отказывать.

Был случай: автор организовал писательскую артель, чтобы строгать статьи для Т—Ж. Нанимал дешевых райтеров, редактировал их текст и выдавал за свою работу. Этот парень мог бы стать нашим шефом, но вместо этого возглавил черный список авторов.

Пиарщики прознали, что у нас хорошие охваты, и стали протискивать в наш редпроцесс свои гнилые пресс-релизики под видом статей. Мы быстро научились определять заказуху.

Институт шеф-редакторов создавал свои проблемы. Работа могла затянуться, пока статья проходила шефа и потом главреда — некоторые статьи у нас делались по 2-3 месяца. У шефа и главреда могли не совпадать взгляды на текст, и кому-то приходилось всё переделывать. Шеф мог не поладить с автором, тогда статья уходила другому шефу, и всё начиналось с начала.

Хуже всего было, когда автор был слабым: мы могли месяцами мусолить его статью, но в итоге снять, и тогда точно будет скандал. Например, год назад блогер Елена Срапян решила вынести проблему с шеф-редактором в публичное поле, опубликовала переписку. Было неприятно.

Спасало то, что благодаря Саше, Марине, Косте и их командам мы могли вести много параллельных потоков. Скандалы с авторами были неприятными, но на редплан не влияли.

Что в этом нового

Наверняка кто-то делал так же в те годы, но я был уверен, что мы совершили революцию.

У всех изданий, которые я в то время знал, был постоянный штат авторов: каждый работал над своей темой, а при необходимости ходил к экспертам. Эксперты давали комментарии бесплатно, авторы получали зарплату, и как-то все жили. Могли привлекать звездных колумнистов. Могли увольнять и нанимать новых авторов. Но в целом коллектив был постоянным и попасть в медиа было чем-то экстраординарным.

У нас принципиально иначе: зеленый коридор для всех авторов, кто готов работать и кому есть что сказать. Мы платили им сдельно, они приносили нам классный материал, получались статьи. Фактически в Т—Ж сложилась школа редактуры, за учебу в которой еще платили гонорар. Любой человек, который хотел много редактировать, мог принести заявку и стать частью редакции.

Наши статьи получались дорогими. Но мы старались делать их вневременными, чтобы можно было опубликовать тот же материал через месяц, полгода, год и далее. Мы много платили за статьи и старались зарабатывать еще больше.

Почти все авторы Т—Ж на апрель 2019 года. Все имена — на странице «О журнале»

Продолжение

Дальше — о коротких и длинных форматах

Как начинался Т—Ж

Пора рассказать о некоторых моментах в работе Т—Ж. Если вы издаете что-то в России, вам это всё давно известно, а если только собираетесь — может быть полезно. В первой части — об идее и старте Т—Ж. Дальше будет нудно, я предупредил.

Краткое содержание

Придумали полезное действие для читателя, а не для банка. Большинство компаний просто хотят обучить и облагородить читателя, но читателям это неинтересно. Издание должно понимать, какую услугу оказывает читателю.

Никто не вкладывал в Т—Ж на старте миллионы. Начинали с одного автора и простого Вордпресса.

Первое главное, что было на старте — база подписчиков в соцсетях, которым мы показывали наши первые статьи и получали отклик. Большинство компаний делают наоборот: создают контент, но не знают, кому этот контент показывать.

Второе важное — управление. У журнала с первого дня был руководитель, который разруливал проблемы.

Контент-плана на много месяцев вперед не было, были просто темы. Задача была научиться спокойно делать одну статью в неделю, потом две, потом три и т. д.

Все понимали, что с первых же статей продавать банковские продукты не нужно. Никто не делал продуктовые статьи и не вешал банеры «Купи, купи, купи!». Не вешаем мы их и до сих пор. Это отдельная огромная заслуга директора журнала.

Дело было давно, мир был несколько иным тогда. Сейчас, наверное, что-то по-другому.

Теперь подробнее

Ситуация

Это был ноябрь-декабрь 2014 года. Президентом был Путин, лучшей рассылкой рунета была моя рассылка Мегаплана, еще не было книги «Пиши, сокращай», Тинькофф еще назывался «ТКС банк» и я подрабатывал там копирайтером — писал текст для будущих лендингов. Их уже давно нет.

Директор по маркетингу Сергей и ведущий менеджер Маша позвали меня на встречу. Идея: «Сделать что-то вроде рассылки Мегаплана, только про деньги, для людей категории Smart Money». Смарт мани — это в нашем понимании были молодые ребята с избыточной для Москвы зарплатой, которые тратили ее на айфоны и старбаксы, а мы должны были их научить вкладывать во вклады и инвестировать в инвестиции.

Идея и полезное действие

Придумали, что это будет не рассылка, а блог — потому что доставляемость рассылок падала и привлекать людей в рассылку тяжелее, чем просто давать им ссылку на сайт.

Главным решением было сформулировать полезное действие — фразу, которая направляла бы всю работу журнала. Полезное действие должно отвечать на вопрос «Почему другие люди захотят обращать внимание на наши статьи?» Фраза звучала так:

Помочь людям не терять деньги

Не «показать продукты банка», не «научить людей правильно распоряжаться деньгами», а именно в таком виде — помочь не терять. Большинство компаний, которые потом пытались повторить Т—Ж, не могли сформулировать полезное действие в мире читателя, они сразу хотели продвигать свои продукты и повышать чью-то грамотность. Но мы тогда понимали: люди не хотят, чтобы кто-то повышал их грамотность. Люди хотят, чтобы было больше денег.

Запуск

Договорились, что нужно поднять Вордпресс, нанять одного автора и попробовать что-нибудь написать. Главное условие — автор должен работать в банке постоянно, крутиться среди людей и решать все вопросы на месте. Такой автор-директор. Так в журнале появился первый и ключевой сотрудник — Саша Рай.

Саша сделал так, чтобы у нас появился первый Вордпресс и первый дизайн. Это было сложно и очень важно, но почему — расскажу в статье о Саше, оно стоит того.

Саша написал две первые статьи: «Что делать, если нет денег платить за кредит» и «Как работают банки». Потом еще пара статей, и в феврале 2015 года мы показали журнал миру.

В таком виде мир увидел первую версию «Тинькофф-журнала». Статья о кредитах до сих пор одна из наших самых кассовых

Темы

Мы считали себя немножко «смарт мани», поэтому первый темник составили на первой же встрече с Сашей: «Что делать, если карту заблокировали за границей», «Что если карту зажевал банкомат», «Правда ли, что бесконтактную карту можно читать в кармане» и т. д. За час мы насочиняли где-то с пятьдесят тем и заодно разрешили себе писать обо всём, что с этими темами связано.

Плана публикаций не было, мы просто хотели научиться делать по одной статье в неделю. Когда научимся делать по одной — будем делать по две, потом по три и так далее. Никакого контент-плана на год мы не составляли ни тогда, ни сейчас.

Посев

Важнейший фактор на старте — кто увидел первые статьи. У Тинькофф-банка уже тогда в соцсетях было не менее 300 тысяч человек, и все наши новые статьи банк показывал этим людям. Огромные живые группы увидели неплохо написанные статьи, и мы стали мгновенно получать по 3—5 тысяч просмотров на каждую.

По реакции людей было понятно, что дело хорошее и надо продолжать.

Тут еще Саша подсказывает, что соцсети на старте дали не так много, а реальный прорыв произошел позже. Об этом будет отдельно в главе о дистрибуции.

Как сделать наоборот

Часто вижу обратное, особенно у банков:

Компания решает делать свой Тинькофф-журнал и нанимает дорогого главреда с командой. Проект в первый же месяц стоит миллион.

Полезное действие журнала не задают, зато ставят перед журналом много внутренних целей: и продавать продукты, и образовывать читателя, и развивать эйчар-бренд, и публиковать новости компании. Читателю всё это неинтересно.

Из пальца высасывается контент-план на год — надо же утвердить бюджет! Потом он оказывается никому не нужным.

У компании нет посевной площадки: живых соцсетей или базы для рассылки. Контент создается, но его никто не читает, потому что они никому не доставляется.

Наверное, так делать не надо. Но и как Т—Ж тоже уже делать не надо, это время ушло :-)

Продолжение

Следующая часть — об открытой редакции Т—Ж

Первые пять слов (и конь)

Посмотрите на первые пять слов своего поста. И на меня. Снова на первые пять слов. И снова на меня. Да, я на коне.

Изображение создано в Фотошопе и не отражает действительность. Не является публичной офертой. Конь не пострадал. Курение убивает

Вот несколько примеров первых слов из публикаций в Фейсбуке и Инстаграме. Какие интереснее начать читать и почему?

Я так давно мечтала о новой
Вчера мы с Лесей ходили гулять
Мои чувства по поводу нового
Я так и не рассказала вам
Я всегда стараюсь очень внимательно

Я поражаюсь, как люди в России
Меня часто спрашивают
Первый пост о моем образе
Я чуть не умерла, когда впервые
Я прямо бешусь, когда очередная

Вы просили меня рассказать о новом
Однажды Игорь спросил меня, как мне
В моей школе мне часто задают
Моя клиентка однажды сказала мне
Гуляли с Олежей, он спрашивает меня

Яндекс, как так можно? Я
Меня поражает сервис Делимобиль. Как
Ашан, мой вам совет. Увольте
Qlean, если вы хотите сохранить
Больши ни ногой в Пятерочку

Возьмите свой пост и посмотрите на первые
Попробуйте посчитать, сколько времени вы
Если у вас не повысилась зарплата
Сколько вы потратили за последний год
Просто представьте, сколько всего можно

Один мальчик выпал из окна. И пока
Мой друг вышел из тюрьмы
Однажды буддиста спросили, как он
Года три назад мужик открыл
Ольга мнила себя великим копирайтером

Сейчас я расскажу историю, от которой
Хотите окунуться в постсоветский адок?
А вот вам история, которую нельзя
Случай на производстве. Заходят в цех
Присылает менеджер аудиосообщение. В него летит

Так вот, какие из этих публикаций было бы интересно начать читать? Просто спрашиваю.

Фотография рядом с текстом

Дорогие студенты Школы редакторов!

Посмотрите на этот узел. Он ужасен тем, что слева от текста стоит фотография с кучей мелких деталей, которая ужасно обрезана и совершенно не выражает ни атмосферу, ни стиль, ни кайф, ничего. А всё из-за того, что эта фотография стоит сбоку от текста, и вдвоем им тесно:

Сбоку от текста может стоять только фотография с небольшим количеством деталей, вроде такого. Да и то здесь на грани, всё-таки мелких деталей довольно много:

А искомую фотографию нужно ставить на всю ширину, во всём своём великолепии:

Теперь убираем забор, делаем мужика крупнее:

Ну и пора занять поле осмысленным фактоидом:

Пожалуйста, не обижайтесь, когда за следующую фотографию возле текста я поставлю вам две двойки. Чао!

P. S. Школа редакторов — единственное место в России, которое обучает профессионалов, а не самобытных инстаграм-феечек с глубоким внутренним миром и личным брендом. Все остальные школы копирайтинга — это фантазии, вдохновение и осознанное творчество, где тебе вытирают сопельки и дают слабительное для творческого потока. Школа редакторов — хардкор, сила и профессионализм.

Весомые слова

Два человека недовольны рассылкой известной компании. Ее написал некий маркетолог. Первый человек отзывается так:

Как можно быть таким бакланом? За такую рассылку надо отрывать руки, вставлять их в задницу и расстреливать! В общем, леща маркетологу за такое! Так пишут только идиоты!

Второй человек:

Мне не нравится эта рассылка, потому что не показан продукт, а чтобы понять смысл предложения, нужно внимательно прочитать текст. Предполагаю, что это сделают только самые яростные фанаты бренда, а они всегда в меньшинстве.

Интересно, чьи слова возымеют большее воздействие на маркетолога, а чьи слова — на окружающих? За каким слова придется потом краснеть и извиняться? С каким человеком в будущем захотят работать? Кому придется дрожать посреди ночи, ожидая звонка в дверь?

Есть над чем подумать.

Главный секрет сильного текста

Главный секрет сильного текста — примеры и глубина. Не стоп-слова, не синтаксис, не драматургия, не вдохновение, не писательский поток. Примеры и глубина.

Примеры — это когда вы можете подтвердить ваши тезисы чем-то из реальности. Глубина — это когда вы показываете реальность с разных сторон: как хорошо и как плохо; как правильно и как неправильно; как делают обычно и почему ошибаются.

Человек на конференции говорит: «Читатель — твой друг. Пиши, как для друга». Приведи пример текста, написанного как для друга. И сразу следом, чтобы была глубина, покажи текст, написанный для врага. И поставь их рядом.

Блогер-зожник пишет статью: «Но, безусловно, главное — следить за питанием и придерживаться здорового режима сна». Спасибо, бро, а теперь приведи примеры, что есть здоровое и нездоровое питание, какой режим здоровый, а какой нет. А потом сразу проработай момент, что на здоровое питание нет сил, а на здоровый сон — времени. Как быть?

Маркетолог пишет кейс на VC.RU: «Мы провели работу и получили впечатляющие результаты». Какую работу? Какие результаты? А если бы не провели работу, какие были бы результаты? А обычно какую работу проводят?

На промостранице обещают, что инновационный материал защитит вас в любой ситуации. Например, в какой? Приведи хоть парочку. И покажи, как в этих же ситуациях поведет себя другой материал.

Политик что-то бубнит про экономическое развитие. Политик, не бубни, скажи так: «Мы хотим, чтобы каждый пенсионер в России мог...» — и дальше свою картину прекрасной России будущего. Что сможет сделать пенсионер, конкретно? И до кучи расскажи, какая картина будущего будет без тебя.

Примеры и глубина должны быть в любом стиле, любом жанре, любой ситуации, всегда и везде. Если в вашем тексте этого нет — то неважно, в каком стиле он написан и сколько у него баллов по Главреду.

Прочитайте об этом еще:

Без примера ничего не понятно
Сила примера в тексте о себе
О глубине: объяснение с разных сторон
Будь умным, а глупым не будь

Книга «Бизнес без MBA»

Приходит Ася из Тинькофф-бизнеса и говорит: «Ильяхов, а давай напишем книгу для наших клиентов».

— Каких клиентов?
— Предпринимателей
— А зачем?
— Чтобы им было хорошо. Ну и бренд там, тыры-пыры
— Но я ничего не понимаю в бизнесе!
— Я там тебе лучших людей, тридцать кораблей, золото и сталь
— Я бы согласился на одно лишь золото

Это было в конце 2017 года. Потом весь 2018 год мы работали с ребятами из Тинькова, чтобы собрать материал для книги. Книга охватила экономику бизнеса, законы, налоги, маркетинг, продажи и переговоры, привлечение инвестиций и оценку бизнеса, разрешение конфликтов с клиентами и партнерами. И ни одного примера о том, как Стив Джобс в гараже создал великую компанию, поэтому ваше место тоже в гараже.

28 декабря 2018 года сдали рукопись в издательство «Эксмо», которое любезно приняло нас в своем шатре. В конце марта книга вышла из типографии.

В начале, как положено, краткое содержание
Моя личная гордость — глава про экономику бизнеса. Так же хорошо, просто и понятно экономика объяснена только в рассылке Финолога, которую я тоже писал

По доброй традиции, макет любовно свёрстан в Индизайне, а текст отредактирован так, чтобы всё аккуратно лежало по разворотам и не перетекало на соседние страницы без надобности.

Кто не верстает свои книги, тот многое теряет. Глава об экселе хорошо вышла

Промостраница

Чтобы поддержать выход книги, придумали конкурс в соцсетях. Чтобы не гонять дизайнеров, Ася заказала у меня текст, дизайн и сборку промостраницы книги, чтобы там же этот конкурс анонсировать. Ограничение — страница должна быть собрана на фирменном тинькоффском конструкторе, почему — я не спросил.

Три часа спустя:

На кураже еще и проморолик записали:

Покупайте книги

Я люблю книги, люблю делать книги, верстать книги, трогать книги, но в основном — писать и верстать книги, чтобы они выглядели хорошо и рвали на куски всю существующую современную бизнес-литературу. Чтобы бизнес-авторы, обливаясь слезами, сжигали свои рукописи, когда мои книги выходили из типографии. Чтобы работало оптическое выравнивание и автоперенос. Чтобы читатель был в восторге от прочитанного.

Заказывайте книги у меня, и уже завтра мы будем жить в два, в три раза лучше!™ Не является публичной офертой.

Брошюра «Как помогать клиентам» для Тинькофф-бизнеса

Приходит Ася Челован из Тинькофф-бизнеса и говорит: «Ильяхов, мы написали учебник для продавцов, надо отредактировать». А я говорю: «Зачем редактировать, когда можно отредактировать, сверстать и напечатать?». И правда.

Обложка черная, потому что мы можем. Поля узкие

На входе: написанный спецами Тинькова текст о том, как работать с малым бизнесом — какие у него потребности, боли и задачи; как банк может в этом помочь.

На выходе: отредактированный текст, аккуратно уложенный в брошюру под печать на офисном принтере. Менеджер держит брошюру открытой на компьютере и перечитывает по дороге на работу или на встречу с клиентом.

В начале — шпаргалка с ключевыми мыслями.

На всё про всё три дня, ещё два на согласование и доработку. Читается легко, внутри немного чёрного юмора. Чтобы прочитать, приходите работать в Тинькофф-бизнес.

Как потерять читателя

Если читателю с первых строк сказать, что он в чем-то дурачок, с большой вероятностью он скоро покинет статью.

Когда дело доходит до здоровья, вы совершенно точно не знаете своих прав.

Мы вредим планете. Скорее всего, вы тоже.

Любите брать кредиты на ненужную ерунду, а потом жалуетесь в соцсетях, что банки вас прессуют за долги?

Наверняка вы тоже набрали лишний вес и теперь разрываетесь между очередным куском торта и походом в спортзал, я угадал?

У автора могут быть благие намерения — помочь читателю стать лучше, избавиться от этой напасти, решить проблему. Но когда он с первых же строк говорит читателю, что тот дурачок, отношения портятся.

Что делать: найти способ обозначить проблему, не выставляя читателя дурачком. Например, сказать, что виноват не читатель, а какая-то внешняя злодейская сила. Или взять все грехи на себя — помня про авторитет и проблему личного опыта. Можно сослаться на своё окружение, если это не вызывает идеологических противоречий у читателя. Можно сказать, что нас обвиняют какие-то другие злодеи.

Лет до сорока все мои друзья, да и я с ними, лечились в платных клиниках. Казалось, что так надежнее и в итоге дешевле: лучше я тут заплачу 10 тысяч, но мне всё сделают за день, чем буду 10 дней обивать пороги поликлиник. Но после сорока мой чек в платной клинике вырос: один поход по какой-нибудь дурацкой проблеме стоил уже 50-70 тысяч. И я погрузился в тему своих прав на бесплатное медицинское обслуживание.

Ни один школьный курс географии не обходится сейчас без лекции о том, что мы уничтожаем планету. Учитель, одетый в синтетическую одежду, просит открыть учебники, сделанные из вырубленных деревьев, и рассказывает о загрязнении микропластиком и дефорестации.

Банки очень хотят, чтобы вы брали кредиты. Они пойдут на всё, чтобы навязать вам любую ненужную ерунду, лишь бы вы покупали и выплачивали.

Когда я стал руководителем отдела, за год мне пришлось расширить ремень на две дырочки. Стресс, неправильное питание и постоянное сидение за компьютером в буквальном смысле раздували меня.

Как-то так.

Этюд: синтаксис и глубина

Плох тот редактор, кто не хочет улучшить текст. Сегодня тренируемся на статье об инфлюенс-маркетинге и размещении у блогеров.

Здесь я почти во всех примерах добавляю глубину, чтобы советы не выглядели поверхностными и очевидными. Текста справа получается больше, и это нормально: нет цели сократить, есть цель сделать интересно. Главный инструмент — объяснить с обратной стороны: «так нужно, а вот так не нужно», «так делают, а вот так не надо делать», «делать надо так, но будет соблазн сделать наоборот». Когда применяешь эти приёмы к тексту, появляется глубина, а твой ЛИЧНЫЙ БРЕНД РАСТЁТ ВСЮ НОЧЬ ДОСТАТОЧНО НА НОЧЬ 2-3 ЛОЖКИ ПРОСТОГО...

Было

Стало

Инфлюенс-маркетинг — продвижение товаров и услуг от лица влиятельных людей, которым доверяют.

Инфлюенс-маркетинг — продвижение продуктов не через прямую платную рекламу, а от лица блогеров, телезвезд и других публичных людей.

Лидеры мнений рекламируют товары и услуги разово и сотрудничают с брендами в качестве амбассадоров — официальных представителей.

Инфлюенсеры работают по одной из двух моделей: разово или на постоянной основе. Во втором случае блогера называют амбассадором бренда — то есть представителем.

Чтобы стать амбассадором собственной компании, требуется умение писать и время на раскрутку. Проще обратиться к блогерам.

Это кажется идеальным вариантом: начать писать о своём бизнесе между делом. Но чтобы это привлекало клиентов, а не просто было работой в стол, нужно писать много и вкладываться в продвижение. Проще обратиться к блогерам, которые всё это делают профессионально.

В случае с нативной рекламой блогер естественно встраивает продукт в пост.

В случае с нативной рекламой блогер встраивает продукт в пост, не упоминая, что ему за это заплатил рекламодатель.

Вне зависимости от формата важно подобрать блогеров, которых читают ваши потенциальные клиенты — только в этом случае вы получите эффективную рекламу.

Когда рекламодатель впервые размещается у блогера, в первую очередь обращаются к людям из верхушки рейтинга — то есть к самым популярным. Ставка на то, что раз человек популярный, то у него в читателях точно найдутся нужные нам люди. Но это иллюзия (объяснить, почему). Лучше найти нишевого блогера, которого точно читают ваши будущие клиенты, чем...

Если обратитесь в надёжное агентство, то, скорее всего, получите эффективную рекламную кампанию и выполните план по продажам. Но услуги агентств дороги...

В хорошем рекламном агентстве много раз размещались у разных блогеров и знают, где реклама работает, а где — нет. Хорошее агентство уже обжигалось на ботах. У них есть собственные черные списки недобросовестных блогеров, они умеют трясти с блогеров результат. Если есть деньги на агентство — лучше довериться им, но предварительно попросите показать вам отчёты по предыдущим кампаниям.

Три поста у двух блогеров не дадут коммерческого эффекта. Чтобы получить продажи, спланируйте рекламную кампанию, разместив несколько постов у 10-20 блогеров.

Три поста у двух блогеров не сделают продаж, потому что большая часть людей пролистает вашу рекламу, а даже если задержится на ней — не кликнет с первого раза. Чтобы получить продажи, разместите по 5-10 постов у 10-20 блогеров. Ваша реклама должна лезть изо всех щелей.

Чтобы сотрудничество было эффективным, до перечисления денег обговорите все нюансы.

Мы встречали такой эффект: рекламодатель видит у блогера большое число просмотров и рекламу конкурентов. Рекламодатель в состоянии ажиотажа хочет скорее «закрепить» блогера за своей компанией. Перечисляет предоплату в надежде, что детали потом утрясут. И тут начинается:..

Проговорите подачу товара или услуги, но не присылайте готовый текст. Важно, чтобы блогер рассказал о продукте в своём стиле — тогда аудитория ему поверит.

У маркетологов, особенно в крупных компаниях, появится острое желание прислать блогеру финальный согласованный текст о продукте. Это ошибка. Все такие кампании проваливаются. Надо позволить блогеру говорить с аудиторией в своём стиле, даже если он будет отклоняться от брифа. Естественность блогера и важнее.

Последнее дело — пытаться написать за блогера текст «в его стиле» (в порыве отчаяния маркетологи способны и на это). Получится фальшивая пародия, и дай бог, чтобы блогер отказался это исполнять у себя на канале.

См. также: добавление глубины

Метод Штирлица: как составлять подзаголовки, от которых не слишком скучно

Студент пишет статью с такой структурой:

Как не навредить себе в спортзале
Следить за техникой
Не перегружать себя
Найти тренера
Правильно питаться

Синтаксически тут всё нормально: в заголовке как бы вопрос, потом в тексте как бы ответы, всё гладко и хорошо. Но когда пробегаешь глазами по заголовкам, становится скучно. Не из-за синтаксиса: просто темы внутри статьи банальные, и заголовки это сразу выдают. Ильяхов учил вас писать такие заголовки, но он забыл сказать, что сами заголовки тоже должны быть интересными.

Простое костыльное решение — понизить информативность заголовков. Статья останется скучной, но это будет не так очевидно:

Как не навредить себе в спортзале
Техника
Нагрузка
Тренер
Питание

Теперь кажется, будто внутри разделов может быть что-то интересное о технике, нагрузке, тренере и питании. Хорошо бы, чтобы там всё-таки были полезные рекомендации, а не «Делай разминку и будь счастлив».

Но вообще нужно делать интересной саму статью, подчёркивая это в подзаголовках:

Как не навредить себе в спортзале
Техника Мальштрома фон Хаузера
Кривая нагрузки и отдыха
Признаки неопытного тренера
Неочевидные ошибки питания

Короче: сам факт того, что вы согласовали подзаголовки с заголовком, ещё не делает вашу статью ни интересной, ни хорошо написанной. Нужно написать интересно и поддержать это подзаголовками. Если вы написали банальщину и подчеркнули это подзагами, не удивляйтесь, что это никому не интересно.

Что до Штрилица — он знал, что запоминается только последнее, поэтому последним словом этой статьи будет

Можно ли доверять автору

Допустим, мы пишем статью о безопасности шерсти. Статья опубликована в блоге компании, которая торгует шерстью. От чьего имени должна быть статья? Какие варианты:

Нет: Иван Петров, копирайтер (автор, редактор)

Статью написал автор, но это не добавляет доверия. Ну и что, что он автор? Откуда у него знания? Может, он надёргал информацию из интернета?

Нет: Иван Петров, разобрался в безопасности шерсти (прочитал 100 статей о шерсти)

Мы пытаемся показать, что автору можно доверять, и добавляем его опыт. Но опыт лишь в том, что он изучил источники, то есть знает теорию. Птенец!

Нет: Иван Петров, носит шерстяные вещи

Личный опыт не является сам по себе поводом доверять. У Ивана нет аллергии на шерсть, а у кого-то другого будет, и весь его личный опыт — барану под хвост.

Нет: Иван Петров, директор компании

Статус директора даёт Ивану некоторый вес, но читатель ожидает, что директор будет нахваливать свой продукт. Доверия ему тоже нет.

Может быть: Иван Петров, товаровед, 25 лет опыта в шерсти и шерстяных тканях

Иван, может быть, простой товаровед, но опыт даёт нам повод ему доверять.

Может быть: Иван Петров, зав. лаборатории качества завода «...»

Иван работает в лаборатории, это даёт ему вес. Лаборатория занимается контролем качества, тоже плюс.

Да: Иван Петров, зав. лаборатории аллергологии НИИ ТАКОГО-ТО

Иван — завлаб в НИИ. Шах и мат, атеисты!

Да: Иван Петров, аллерголог

Врачу грех не доверять.

Да: Иван Петров, аллерголог, автор книги «Тайны шерсти»

Он еще и книгу написал!

В общем, следите, чтобы в начале статьи ваши авторы не подрывали доверие к сказанному.

Этюд: заголовок статьи

Варианты заголовка статьи о валютном контроле, в порядке увеличения потенциального охвата:

Практика применения валютного законодательства для субъектов предпринимательской деятельности в Российской Федерации

Валютный контроль для малого бизнеса в РФ

Как работает валютный контроль для малого бизнеса в РФ

Малому бизнесу: валютный контроль в России

Как маленькой российской фирме получать деньги от иностранных клиентов

Как маленькой российской дизайн-студии получать деньги от иностранных клиентов

Как дизайн-студии в России работать за доллары

Как не сесть, если вы дизайн-студия и получаете оплату в валюте

Как не сесть, работая с иностранцами

Глобализация по-русски. Дизайнер из Москвы принял оплату в долларах и сел

«Сначала они заберут все твои деньги, а потом посадят». Как Россия контролирует малый бизнес, который работает за валюту

«Сначала они заберут все твои деньги, а потом посадят». Россия убивает малый бизнес, который работает за валюту

«Когда мне предлагают заплатить в валюте, я просто ухожу» — российский предприниматель о валютном контроле

Назван простой способ работать в России за валюту

(Любая тема с Путиным в заголовке)

(Любая тема с Путиным и суммами денег в заголовке)

Касается каждого: 10 неочевидных способов сесть в России. Максимальный репост!

Банальное начало статьи

Так сложилось, что у людей есть глаза.

Этими глазами они читают всякие статьи в интернете. К моменту, когда они приплывут к вашей статье, они уже что-нибудь наверняка читали. И, поверьте, скорее всего они уже читали, что:

по утрам люди пьют кофе,
от спорта можно похудеть,
а от неправильного питания — потолстеть,
в старших классах тяжело выбрать профессию и вуз,
зимой холодно,
Россия большая,
солнце встаёт на востоке
и так далее.

Поэтому когда в статье о пользе кофе вы начинаете рассказывать о том, что люди пьют кофе по утрам — вы на кого рассчитываете? На тех, кто живёт в лесу и никогда не читал статьи? Или на тех, кто не знает, что такое кофе?

Если не знаете, с чего начинать статью, прочитайте «С чего начать статью»

Не ставьте ссылки куда попало

Куда не стоит ставить ссылки в информационном продукте:

На одно слово. Чтобы что-то сделать, нажмите тут. Кто-то чего-то там не сделал. На мелкие ссылки неудобно нажимать. Читателю непонятно, что по этим ссылкам находится.

На заголовок. Допустим, у вас раздел статьи посвящён теме, к которой у вас есть источник. Чтобы сослаться на источник, вы решили остроумно поставить ссылку в заголовок, типа «весь этот раздел подтверждается вот этой ссылкой». Но читатель не понимает, что по ссылке. Плюс, заголовок большой и важный, и вы таким образом только стимулируете человека от вас поскорее сбежать. Оно вам надо?

На большие смысловые картинки. Если это не продающая рассылка, читатель не ожидает, что при клике на большую фотографию он куда-то попадёт. Если это часть ссылки, то есть рядом есть какой-то ссылочный текст, тогда да, без проблем. А просто фотография в тексте, и вся она ссылка — плохо. Читатель такого не ожидает и не понимает, куда эта ссылка его приведёт.

В стену ссылок. Иногда к документу нужно поставить много ссылок. Чтобы не утруждать себя, редактор решает поставить их в конце документа горой. Это бессмысленно, потому что читателю придется вчитываться и выбирать, по каким ссылкам ходить, а по каким нет — делать это никто не будет, гора ссылок останется нетронутой, работа проделана зря. Как минимум нужно было эту гору ссылок разделить на категории и столбцы, «продать» некоторые ссылки как самые важные.

Как же правильно? Читайте об этом в статье «Как ставить ссылки».

Пережим

Есть такая редакторская беда — пережим. Это когда редактор пытается в одном предложении сказать больше, чем помещается читателю в голову. Например, на промостранице есть такой заголовок:

Вся работа над соцсетями в одном приложении для роста аудитории и продаж

Тут не менее трёх смыслов: 1) вся работа в одном приложении, 2) это работа над соцсетями, 3) это ведёт к росту аудитории и продаж. Мозг взрывается.

Что делать? Не пережимать. Разбейте на два заголовка, уберите часть смысла. Не пытайтесь рассказать всё в одном предложении, это ловушка. Вот варианты:

Все соцсети вашей компании в одном приложении

Приложение для роста продаж через соцсети

Привлекайте клиентов через соцсети. Мы обеспечим удобную панель управления

Редакторы, не пережимайте.

Как написать вкусный, нажористый текст

Господи! Я видел тебя всю жизнь и не понимал, что ты и есть ответ на все эти дурацкие вопросы!

Как написать вкусный текст? В чем секрет вкусного текста? Как захлебнуться слюной, читая этот вкусный текст? Как заляпать текстом лицо, руки, грудь, живот и брюки? Как обнаружить себя в три часа ночи возле открытой дверцы текстового холодильника, читая этот вкусный текст и озираясь по сторонам, как жирный полуночный вор, нависая дряблым животом над текстовыми яйцами, вдруг кто-то из домашних тоже выйдет пожрать вкусных текстиков, и застанет тебя, и придется с ними делиться? Черт возьми, мне даже не стыдно, настолько этот текст вкусный! Но как его написать?

Ща, ща расскажу.

Главный секрет вкусного текста — примеры и сценарии. Вот смотрите.

Человек пишет: «В нашей базе знаний вы найдете материалы для любой рабочей ситуации». Это невкусный текст. Это текстовый эквивалент ломтика сельдерея, оставленного вчера вечером на разделочной доске, увядшего за ночь, без соли и масла, без кровавой Мэри, без тунца и каперсов, просто вялый кусочек вчерашнего сельдерея сомнительной свежести.

А надо добавить примеров и сценариев:

В нашей базе знаний есть всё: курсы блокчейна, искусственного интеллекта и машинного обучения — для всех, кто хочет сменить профессию. Есть видеоуроки программирования, если хочется запускать собственные продукты. Для тех, кто не может уснуть, мы записали курс медитации и гипнотерапии. Еще есть эксклюзивный мастер-класс Карлоса Сантаны об игре на электрогитаре — чтобы все девчонки были ваши (и мальчишки).

Уловили рецепт? Я разложу:

Факт

Пример

Сценарий

В базе знаний много курсов

Курс ИИ и машин-лернинга

Для тех, кто хочет сменить профессию

Уроки программирования

Чтобы запускать собственные продукты

Курс медитации

Чтобы спать

Курс электрогитары

Чтобы производить впечатление на девчонок (и мальчишек)

Можно представить так: жизненные ситуации и примеры — это «мясо» вашего текста. А если вы веган — то фалафельные котлетки. Чтобы текст получился вкусным, нужно много мяса.

Есть авторы, которые убеждены, что вкусным текст делает авторская подача: мол, нужно рассказывать истории из своей жизни и обязательно задавать вопрос в конце. Это то же самое, что капнуть на край тарелочки бальзамического соуса и кинуть сверху веточку мяты. Неплохо, но не нажористо. Где мясо, любовь моя? Читайте об этом: личный опыт

Другие авторы уверены, что вкусным текст получается благодаря особым вкусным словечкам: «удивительный», «фантастический», «магический» или «трансцендентный». Но дело в том, что эти слова — это оценки. Это когда кто-то съел мясо, переварил его, и вот то, что получилось на выходе — это оценка. Две кулинарки, одна чаша.

Есть даже авторы, которые верят в такое: для создания вкусного текста нужно откупорить текстовую пробку, разжать текстовые зажимы, и вкусные тексты польются из вас полноводной рекой. Советую таким хозяюшкам соблюдать на текстовой кухне элементарные правила текстовой гигиены, а то так недалеко и до текстовой дизентерии.

Короче: хотите вкусного текста — добавьте мяса. Мясо — это примеры и ситуации. Нет мяса — нет блюда. Мойте руки перед едой. Любите маму. Переводите котят через дорогу. Хвалите хороших артистов при жизни. Делайте зарядку и будьте счастливы.

Хорошее видео о безопасности на дорогах

Вот пример мощнейшей работы с дидактикой. В самом видео много крови и смерти, в одном из моментов по женщине проезжает Камаз, поэтому впечатлительным лучше слушать, чем смотреть:

Что тут хорошего:

Нет истерики. Нет фирменного воя Навального о том, как чиновники украли твои деньги, и ни один Варламов не вторит, что враги России убивают ваших детей. Ведущий говорит спокойно. Но от этого становится ещё страшнее. Благодаря спокойному тону это видео становится для всех, а не только для сторонников Навального или Путина.

Либералы и оппозиционеры, становитесь в кружок. Надо поговорить.

Я знаю, вам каждый раз ножом по сердцу, когда я критикую Навального и Варламова. Но вы как умные люди понимаете, что слепая любовь к Навальному — это то же самое, что слепая любовь к Путину. Власть надо критиковать, оппозицию надо критиковать, всех надо критиковать, если не согласен.

Вот я не согласен с Навальным, у которого всегда ответственность на власти и никогда ни за что не отвечают люди. Посмотрите видео выше и скажите, положа руку на сердце, — ну неужели во всех этих авариях виноват Путин или тот, кто строил дорогу? Неужели нет ни грамма ответственности на водителе, который не соблюдает ПДД и не тормозит перед зеброй?

Никто не спорит, что люди, которые так построили дорогу, — бакланы и, скорее всего, должны отвечать. И никто не умаляет работу Варламова, который обращает на это внимание (пусть и воплем). Но это не снимает ответственности ни с водителей, ни с пешеходов.

Подробнее о моих политических взглядах в интервью «Кто студенту»

Раздает лещей всем. В видео критикуют и чиновников, и водителей, и пешеходов. Нет такого, что одни всегда виноваты, а другие всегда святые. Задача видео — помочь людям обезопаситься, а не заработать политические очки.

Позиционирование вокруг ловушек. Главная находка видео — подход к подаче ПДД. Это могло быть очередное «Вы не соблюдаете ПДД, идите срочно соблюдать». Это никто бы не смотрел, потому что никто не думает, что он не соблюдает ПДД. А вот позиционирование вокруг ловушек крутое. Нет ничего постыдного в том, что ты не знаешь о ловушках. А если знаешь — ты молодец. Приятно поделиться с другими таким знанием.

Хотя по сути все эти ловушки — это те же нарушения ПДД. Их просто переупаковали.

Оправдание нарушений. Нигде не говорят, что кто-то дурак, невнимательный, злодей или преступник. Наоборот: ведущий подчеркивает, что никто не хочет сбивать людей из вредности. Он всегда находит способ оправдать того, кто нарушает ПДД. Например, о перебегающих дорогу пешеходах он говорит примерно так: люди думают, что на дороге опасно → люди не хотят быть долго на дороге (логично!) → люди перебегают дорогу. И дальше он объясняет, что логика здесь работает иначе.

Это очень важно в дидактике: чтобы читатель не чувствовал, что его атакуют.

Кровь и смерть. Вместо стенаний и истерик этот ролик просто показывает смерть. Много разных смертей. Тело женщины, которое целиком дважды переезжает Камаз. Ребенок перелетает через машину и ломает шею. Молодую девушку на полной скорости сбивает внедорожник. Вид с регистратора: человек влетает в стекло. Это производит гораздо большее впечатление и откладывается гораздо глубже, чем все эти кретинские нравоучения и блевотные рисованные мультяшки в правилах ПДД.

Тут же вспомнился документальный фильм про подростков-наркоманов, который нам показывали в школе, классе в шестом-седьмом. Съемочная группа в коллекторе. Трое подростков, грязных, обоссанных, с пятнами на лице, нюхают клей из пакета и делают инъекции из одного шприца на троих. У одного из них капает слюна и идет кровь. Второй блюёт. Третий просто выключается и падает на пол, лежит в блевоте, крупно показывают, как под ним растекается лужа. Появляется еще один, у него берут интервью, он едва выговаривает слова. Всю шайку везут в какую-то больничку с убитыми стенами и матрасами, едва ли более чистыми, чем тот коллектор. Никаких на хрен плюшевых зверушек, только кровища, рвота, дерьмо, гной и тупые шприцы. Патрик Мелроуз и «Реквием по мечте» — сладкая вата по сравнению с тем, что там показали. Угадайте, какое у нас потом у всех было отношение к наркотикам.

Вот тут, похоже, такая же работа: показать смерть, как она есть, без политкорректного мямления и стесняшек.

Мощно вышло.

Как редакторам и другим digital-специалистам сохранить здоровье

Прочитаете, не вставая с унитаза.

Редакторы часами работают за компьютером: пишут, сокращают, строят личный бренд, готовят посты в блог Амплифера. Всё это влияет на здоровье: режим сна нарушается, глаза устают, лапы ломит, хвост отваливается. Редактор Максим Ильяхов прислушался к собственным ощущениям и написал упоротое и оторванное от реальности, как и другие подобные статьи, руководство. Советы универсальны и подойдут всем, кто много времени работает за ЭВМ, настольным компьютером, ноутбуком, планшетом, смартфоном, калькулятором и логарифмической линейкой.

Стараться не умереть. Очень трудно сохранять здоровье, если ты умер. Поэтому британский минздрав рекомендует попытаться не умереть. Основные признаки смерти — человек умер. В общем, старайтесь не умереть, а если умерли — постарайтесь сразу же воскреснуть.

Йога и массаж не спасут от смерти

Правильно дышать. Во время работы мы повторяем одни и те же действия, например, делаем вдох и выдох. Если перепутать и сначала выдохнуть, а потом вдохнуть, то на выдох не хватит воздуха, и человек умрет. В легких могут возникнуть неприятные ощущения, похожие на смерть, и наступит смерть.

Заниматься спортом. Исследования показывают, что ежедневные публикации в соцсетях о своих походах в спортзал, скорее всего, устраняют боже мой какая чушь ну реально как можно было написать такую хрень?

Не использовать телефон в туалете. Когда вы листаете соцсети или пишете на унитазе очередной пост для блога, вашей заднице плохо. Может начаться геморрой, опущение слизистой оболочки и даже выпадение прямой кишки. От долгого сидения нарушается венозный и лимфатический отток в малом тазу и нижних конечностях, может начаться варикозная болезнь и лимфостаз. Сдавливаются седалищные нервы, нарушается иннервация таза и нижних конечностей. Видите, я тоже могу делать рерайт с сомнительных медицинских сайтов! Если вы сидите в туалете, чтобы отдохнуть от мужа или жены, поищите место в коворкинге или не тяните и сразу разведитесь — сэкономите на коворкинге. Если вам нужно прятаться от супруга в туалете, это нездоровая ситуация.

Сохранять душевное здоровье. Если вас начинает преследовать чувство тревоги или апатии от работы за компьютером в теплом доме в окружении всех благ цивилизации вдали от риска для жизни и отравляющих веществ, устройте себе уикенд. Отправляйтесь в Нижний Тагил.

Делать зарядку и быть счастливым. В подобных советах очень важно, чтобы они были максимально тупыми. Прочитайте лучше нормальную статью на тему банальности в контент-маркетинге

2019   дурь

Текст в мире читателя

Допустим, на сайте магазина техники написан такой текст:

Чтобы нашим клиентам было удобно, мы работаем по четырем направлениям:

расширяем ассортимент,

сортируем электронику по жизненным ситуациям,

делаем подробные страницы товаров,

пишем обзоры и руководства по выбору техники,

подбираем технику в чате по запросу клиента,

проверяем товары перед доставкой.

Это текст, который описывает работу компании изнутри. Автор просит читателя разобраться в устройстве магазина и понять его направления работы. А правильно наоборот: подумать, какие вопросы могут быть у читателя, и исходить из них. Не погружать читателя в свой мир, а попытаться погрузиться в мир читателя («Додо-пицца», смотрю на вас).

Ещё раз: не «мы работаем так, поэтому вам хорошо», а «вам нужно вот это, поэтому мы работаем вот так».

Часто в магазинах представлены только самые популярные модели техники, которые подходят не всем. Чтобы наши клиенты подобрали что-то индивидуально, мы расширяем ассортимент. Например, у нас есть вся линейка роботов-пылесосов Samsung: от самых дешёвых и маломощных до тех, которыми можно убирать стадионы. Если вы хотите робота в загородный дом или маленькую квартиру-студию, вы найдете у нас нужное.

Если вы не знаете, какая техника вам нужна, поговорите с экспертом в чате: мы подберём что угодно, по любым параметрам. Например, если ищете холодильник для дачи, мы найдём такой, который легко размораживать и который не потребляет слишком много энергии...

Короче, надо меньше о себе и больше о читателе. При этом не нарушая границы.

Кажется, я хочу написать пост в стиле карточек «Медузы». Что мне делать?

Что случилось?

Всё чаще редакторы решают сделать публикацию в стиле карточек «Медузы». Теперь на примере этой статьи расскажем, как это сделать наименее позорно.

С чего начать?

Возьмите тему, которая вызывает ажиотаж в вашем фейсбучном микромире, и сформулируйте вопрос так, будто это проблема национального масштаба. В конце поставьте вопрос. Можно использовать такие формулы:

Хочу сделать то-то и то-то. Как это сделать?
Все обсуждают то-то. Что это значит?
Слышал, что то-сё, пятое-десятое. Как быть?
Моя девушка — такая-сякая. Что нужно об этом знать?
Меня пригласили сделать то-то. Как сделать что-то другое?

Мне трудновато сформулировать первую карточку. Что со мной не так?

С вами всё в порядке. Напишите в первой карточке «Что случилось». В первом предложении: «Всё больше тех-то делают то-то». На сказуемом ставите ссылку на произвольный сайт. Последним предложением пообещайте, что сейчас во всём разберетесь.

А как составить текст самих карточек?

Представьте, что объясняете тему одноклеточной водоросли. Вообразите, как она задает вам вопросы, и попробуйте на них ответить как можно короче и проще. Постарайтесь сформулировать ответы так, чтобы каждая карточка была самостоятельной и не ссылалась на предыдущие. Не вдавайтесь в подробности: ответы должны быть короткими, даже в ущерб глубине и подробностям.

Обязательно ли в заголовках задавать вопросы?

Необязательно, но очень полезно. Заголовки создают ощущение живого диалога, хотя очевидно, что вопросы на самом деле никто не задавал.

Почему все карточки такие тупые?

Не все и не для всех. Если вам попадались только невероятно, до неконтролируемой рокочущей на весь ваш спальный район блевоты тупые карточки, это еще не значит, что все остальные читатели разделяют ваше мнение. Карточки изначально рассчитаны на неподготовленного читателя, поэтому если вы немного разбираетесь в теме, вам они будут казаться упрощенными. Это нормально. Не все читатели разбираются в теме и не все люди, которые разбираются в теме, — ваши читатели.

Совесть не позволяет мне делать такие тупые и поверхностные карточки. А если я ухожу в детали, каждую карточку начинает бесконечно распирать, получается невозможный лонгрид. Как быть?

В этом случае поставьте ссылки на источники по теме, а подробности удалите. Успокойте себя мыслью, что кому надо — те прочитают источники, а кому не надо, те сами виноваты.

Сколько должно быть карточек?

От 9 до 13. Если выходите за 13 карточек, скорее всего, вы пытаетесь охватить слишком обширную тему или осветить ее слишком подробно.

Как подобрать тональность?

Объяснение должно быть немного снисходительным, но дружелюбным. Представьте, что вы уехали из отсталой страны в благополучную и пытаетесь на пальцах объяснить основы своего мировоззрения отсталым, но всё же стремящимся к свету людям. Очень важно смешать факты и личное отношение к предмету, чтобы карточки отражали только ваш взгляд на мир. Можно иронизировать.

Можно я просто напишу длинную статью, нарежу ее на разделы и каждый раздел сформулирую как вопрос?

Нет. В хороших карточках каждый раздел короткий и отвечает на настоящий вопрос читателя.

Действительно, иногда редакторы просто пишут длинный текст и нарезают его в произвольных местах на темы, как бы задавая себе вопросы. Но такие карточки быстро становятся неинтересными.

Можно ли не делать карточки, а написать просто нормальную статью?

Да, разумеется. Карточки «Медузы» — это не обязанность, а право редактора. Жанр карточек очень узнаваемый, и хотя читателю, строго говоря, наплевать на формат, коллеги из соседнего чатика посмотрят на вас неодобрительно. А так помните, что тема и смысл важнее, чем формат и подача.

Я боюсь, что из-за моих карточек кто-то на меня обидится и я стану нерукопожатным. Что делать?

Обязательно где-нибудь сошлитесь на авторитетных в вашей области людей и скажите, что очень уважаете их позицию и точку зрения. Это не поможет — они всё равно яростно обсудят ваши карточки в своих чатиках. С другой стороны, всем плевать на вас, вашу судьбу и репутацию, поэтому сегодня кто-то обидится, а завтра вы перейдете работать в пиар-службу рекламодателя, и у вас будет бюджет, а у них — невыполненный план продаж. А потом вас поменяют местами.

Я всё сделал, даже похвалил главного авторитета нашей отрасли, но что-то не похоже на карточки «Медузы»

Скорее всего, вы забыли поставить ссылки на случайные слова по тексту. Карточки «Медузы» интуитивно легко узнать по хаотичной расстановке ссылок, на которые никто не нажимает.

Можно ли изменить точку зрения читателя с помощью карточек?

Нет, это невозможно. Точка зрения меняется через эмоциональное переживание и чувственный опыт, которые очень трудно вызвать с помощью текста. Тем более — с помощью карточек. Зато карточки работают в обратную сторону: они подкрепляют и усиливают уже сложившееся мнение.

Что-нибудь еще расскажете?

Отличная идея — дать в конце карточек какой-нибудь видеоролик и броский кол-ту-экшен. Но если лень, то можно, например, просто дать ссылку на какую-нибудь продающую страницу.

Закисание мозгов и как его предотвратить

Редактор поступает на работу в компанию мечты. Он свеж, умен и ясен. Его мысль сразу проникает в суть вещей:

Тут надо сразу показать пиццу. Не надо тут про корпоративные ценности.

Никто не говорит «Аэрофлот российские авиалинии». Нужно просто «Аэрофлот». И хватит поздравлять людей с праздниками, под конец года всех это достало!

Пользователям плевать на наши «релиз-ноутс» и достижения наших конкурентов. Надо просто писать, что полезного мы сделали для пользователя и как изменится его жизнь.

Люди говорят «Съездил в Икею, а потом пошел гулять по Меге». Люди не говорят «Съездил в ИКЕА, которая в МЕГА Теплый Стан».

Всем наплевать на наши итоги года, в особенности — на каком движке у нас сайт и сколько мы за год написали статей.

Оставим редактора в этом кристальном состоянии и вернемся через полгода. За это время компания должна была прийти к процветанию, а из ее блога давно должен был вырасти убийца Т—Ж. Но стойте... Что происходит?

Привет, Максим! Мы пиццерия, но послушай лучше про наши корпоративные ценности! Нет, пиццу не продадим.

Компания «Аэрофлот российские авиалинии» от имени всего трудового коллектива поздравляет Вас с наступающим...

Мы первыми среди российских систем реализовали асинхронное взаимодействие с бэкендом. Ни одна другая система конкурентов не имеет...

В прошлом году мы переехали с «Друпала» на «Битрикс» и написали 47 статей. Много это или мало? Это как посмотреть...

Что произошло, родненький? Что они с тобой сделали? Покажи на этом гуглдоке, где они оставляли тебе замечания. Не правочки, а замечания, родной, что ж ты позабыл всё, чему я тебя учил...

Что произошло

У людей в офисах быстро закисают мозги. Человек погружается в кишки компании: иерархию, политику, ценности, ежедневные ритуалы. Эти кишки становятся для человека целым миром, и за полгода у него сбиваются ориентиры. Результат — редактор теряет способность мыслить с точки зрения клиента.

Как понять, что это начало происходить:

Шаманизм и ритуалы. В письмах клиентам появляется шаманизм типа ценностей или «клиент» с заглавной буквы. С заботой о Вас и Вашем Бизнесе. Мы Решаем Задачи Бизнеса И Открываем Возможности Для Безграничного Роста Наших Клиентов!

Юристы. Юристы защищают бизнес от возможных судов. Но юристы не редакторы, и они делают свою работу как могут — уродливым юридическим текстом. Редактор в компании быстро теряет волю к борьбе и вместо того чтобы выяснить, почему юрист хочет писать в рекламе ООО «Официальное Название Компании», просто принимает правку юриста.

Власть гендиректора. Редактор забывает, что с гендиректором можно обсуждать замечания. Вместо этого он относится ко всем замечаниям как к правочкам и безвольно их принимает. Редактор забывает, что должен подавать компании пример в редактуре, а не нажимать галочки в гуглдоке.

Одержимость конкурентами. Нормально, когда компания следит за конкурентами. Плохо, когда о конкуретах начинают писать клиентам. Ведь клиенту безразлично, насколько вы лучше других — ему нужно решить проблему. То, что вы лучшие, первые и «не такие», беспокоит только директора.

Нюансы офисной жизни. У офисного котика день рождения? В офис завезли туалетную бумагу? Если это самые интересные эпизоды жизни редактора, неудивительно, что он захочет рассказать об этом в рассылке клиентам.

Политика. Это самое мерзкое. «У нас клиентский дайджест. Давайте расскажем в нем про нашу новую эйчар-платформу, а за это нас эйчары освободят от тренинга по корпоративной продуктивности». Родненький, ну клиенту же плевать на вашу эйчар-платформу. Как ты об этом забыл?

Командный игрок. Нет, вот это самое мерзкое. Когда отношения внутри компании становятся важнее, чем результат работы. «Ты слишком жестко правишь его тексты, это его демотивирует. Ты должен более бережно относиться к фидбеку коллегам, и они будут деликатнее к тебе».

Почему так и что делать

В компаниях мозги закисают, потому что вы видите одних и тех же людей, говорите об одном и том же продукте и постепенно впадаете в зависимость от начальства. Со временем польза для клиента становится далекой и неосязаемой, а правочки начальника — вот они. Зачем спорить с тем, кто платит тебе зарплату?

Но ведь клиенты живут в совершенно другой атмосфере, причем каждый в своей. Единственное, что вас объединяет — это ваша способность приносить пользу. Пишите только о том, что полезно клиенту. Если что-то полезно только директору или эйчару, этого не должно быть в рассылке клиенту.

Как только начинаются все эти зловонные корпоративные движения, повторяйте, как молитву:

Нет клиента, кроме читателя. Нет пользы другой, кроме пользы ему. Всё важное читателю да скажется в заголовке, всё неважное да останется в черновиках вовеки веков. Да не будет он обманут, да не будет растрачено внимание его, да возрадуется читатель от полезного действия, да нажмет перст его главную продающую кнопку. Ибо клиент мой читатель, и нет клиента кроме него.

Хорошее средство профилактики — работать вне штата. Внештатники в гробу вертели все корпоративные условности, поэтому сохраняют свежесть до десяти раз дольше.

См. также: мир клиента, как подводить итоги года

P. S.

Если редактор занимается внутрикорпоративными коммуникациями, то его клиент — это сотрудник компании, а не кадровик и не директор учебного центра.

Если редактор работает над порталом для инвесторов, то его клиент — инвестор.

Если редактор работает в B2B, то его клиент — сотрудники компаний-клиентов, которые принимают решения о закупке.

P. P. S. О токсичности

Слово года — токсичный. И вот Анна Артамонова из «Мейл-ру» пишет, что токсичных сотрудников нужно увольнять в первую очередь, потому что они «отравляют атмосферу в коллективе. Токсичные — пессимисты, которые не верят в успех проекта в целом или скептически относятся к менеджменту проекта и критикуют его решения за глаза».

Но всё ровно наоборот. Такой токсичный сотрудник — единственный шанс коллектива не скатиться в унылую кислую тухлятину, которой становятся почти все крупные компании. То, что вы называете токсичностью, на самом деле наличие собственного мнения, а не тот круговой анилингус, в котором погрязли сотрудники. Скептически относиться к менеджменту — это хорошо. Идти против общепринятого и отстаивать интересы читателя — хорошо. Критиковать — великолепно. А если сотрудник критикует решения за глаза, это повод задуматься, как менеджмент реагирует на прямую критику.

Случай в баре (при участии «Додо-пиццы»)

— Привет, Максим! А мы всё по вам тоскуем.

— Что? Кто? Женя, это ты?

— Может, вы позабыли, что такое «Додо»? Давайте заново знакомиться? Мы — «Додо-пицца»

— Я знаю, кто ты. Женя, ты хочешь пиццу? Давай закажем...

— ...Сеть удивительных пиццерий. Почему удивительных? У нас вкус даже через 60 минут! Мало просто готовить пиццу. Гораздо сложнее приготовить и доставить ее так, чтобы она оставалась вкусной даже через 60 минут. Мы это умеем!

— Женя, ты угашен? Ты голоден? Кому мне позвонить, чтобы тебя забрали?

— И продолжаем постоянно улучшать качество и сервис. Мы фанатично следим за качеством продуктов, составляем еженедельные рейтинги и проводим постоянные проверки с помощью тайных покупателей. Кстати, одним из них можете стать и вы...

— Так... Кажется, этот текст я писал «Додо-франчайзингу» несколько лет назад. Помню, мне тогда нравилось слово «фанатичный». Женя, если тебя удерживают силой, кивни.

— В любой ситуации мы верим, что открытость — это главная сила, которая ломает любые преграды. Поэтому мы экстремально открыты для всех...

— ДА ЧТО Ж ТЫ ЗА ЧЕЛОВЕК-ТО ТАКОЙ!!! Я пошел

(проходит 15 минут)

— Максим, приветствуем! Как проходит первая неделя 2019? Продуктивно или в максимальном расслаблении? Представляем, как не хочется готовить в эти приятные праздничные дни. Поэтому мы тут как тут, на страже вашего отдыха и защите от готовки!

— АААА ОТВАЛИ ДОДО ЧТО ТЫ КО МНЕ ПРИСТАЛ

— Постой, Максим!

— Что?

— Смотри, танцующие векторные бабы!

Что это

А это «Додо-пицца» вместо пиццы предлагает мне в рассылке познакомиться со своей корпоративной культурой. Присылает письмо, а там — «ДАВАЙ МАКСИМ МЫ ТЕБЕ РАССКАЖЕМ КАКАЯ МЫ УДИВИТЕЛЬНАЯ ПИЦЦЕРИЯ!» Это выглядит навязчиво, неуместно и глупо.

Компании, помните: рассылка — это вторжение в личное пространство человека. Хорошая рассылка должна быть адресной и полезной. Хотите, чтобы люди заказывали пиццу — покажите пиццу и дайте большую кнопку. Хотите, чтобы люди пользовались промокодом — сделайте так, чтобы он был виден. В идеале — чтобы он вставился сам.

Какое из этих писем вы бы сами хотели получить третьего января, когда салаты уже подъедены, и еще немного, и придется готовить?

Как отличить опытного автора от начинающего

Клиент спросил, как отбирать авторов и редакторов на бирже Главреда. Вот о чем тут можно подумать.

О чем спрашивает

Неопытный спрашивает, какой длины вам нужна статья и на какую тему. Может спросить «В каком вы хотите стиле?». В целом он спрашивает, чего вы от него ожидаете и каким вы видите результат его работы, как сын в поисках одобрения отца.

Опытный спрашивает о вашем бизнесе и какую задачу вы хотите решить текстом. Не исключено, что он предложит решить задачу не статьей, а как-то еще — например, фотосъемкой или видеороликом. В целом опытный спрашивает, какими вы видите результаты всего проекта. Он сам создает впечатление отца.

Что предлагает

Неопытный предлагает прислать тезисный план или черновик на утверждение, а потом сделать чистовик. Это опасно: вы получите какой-то сырец, вам нужно будет с ним согласиться, а потом вы получите непредсказуемый результат. При попытке что-то изменить автор вам скажет, что вы уже согласовали тезисный план и переделывать он не будет.

Опытный предлагает заключить договор, в котором будут закреплены задачи работы, срок выполнения и оплаты. Может быть, он предложит закрепить в договоре опорные примеры — референсы. Опытный редактор уже обжегся на черновиках, поэтому этого слова от него вы не услышите.

Если редактор не заключил с вами договор, считайте, что он согласился делать работу бесплатно. Если ему некогда заключать с вами договор, ему будет некогда качественно выполнить вашу работу.

Как работает

Неопытный сразу бросается писать текст, опираясь на источники в интернете (получится полная херь). Вы дадите ему замечания, он обидится, опубликует вашу переписку в группе «Клиенты из ада» и перестанет отвечать на письма.

Опытный будет долго выносить вам мозг пониманием задачи и выяснением деталей вашей работы. Вас это будет страшно раздражать: «Ты мне текстик напиши, а не про мой бизнес узнавай!» Но опытный редактор знает, что делает.

В итоге опытный редактор напишет текст, который понравится вам процентов на восемьдесят, и вы захотите его немного поправить. Вы дадите десяток замечаний и пожалеете об этом: после утомительного согласования выяснится, что редактор не зня написал именно так, и ваши предложения сделают вам же хуже.

Особенно стоит довериться редактору, когда он рекомендует понизить градус самовосхваления. Вам захочется написать о ваших прорывных уникальных технологиях, а редактор будет говорить, что читатель это не оценит. Редактор прав.

Еще опытный редактор будет вечно просить поставить вместо текста фотографию или нарисовать иллюстрацию. Это он не ленится. Это он знает, что некоторые вещи не рассказываются текстом.

На что еще смотреть

Вызовы Главреда. Хорошо, если человек участвовал в каких-то главредовских конкурсах — они будут выведены в правой части его карточки. Найдите работу человека — скорее всего, он делал ее самостоятельно, будет виден его профессиональный уровень.

Блог. Хорошо, если у человека есть навык много и быстро писать, если его зажигают какие-то темы. Блог необязательно о редактуре — может быть о чем угодно, хоть о пленочной фотографии. Посмотрите, как человек пишет в блоге: если принципиально не нравится — не связывайтесь.

Что пишет в соцсетях. Если человек постоянно жалуется на окружение, вероятно, он склонен обвинять других в своих неудачах. Если в анамнезе опубликованная переписка с клиентом — я бы не связывался. Если в целом по соцсетям вам человек не нравится, лучше не связывайтесь: сотрудничество будет мучительным.

Ступень в школе редакторов. Первая ступень означает, что человек что-то знает. Вторая — что-то умеет. Третья — что он развил умение доделывать дела до конца.

На что смотреть бесполезно

Не дайте себя надурить. То, что ниже, никак не говорит о профессиональных качествах редактора:

Красивый сайт и текст о себе. В тусовке много редакторов с хорошими сайтами и нулевыми навыками. Лично проверял, никому не советую. Есть случаи, когда уважаемые в тусовке ребята присваивали себе чужую работу.

Рекомендации тусовки и репутация. В тусовке авторов и редакторов, как и в любой другой, царит близорукость и политика. Все целуют друг друга в задницы в надежде, что кто-то кого-то возьмет куда-нибудь работать. Человек может быть полностью некомпетентным, но иметь репутацию хорошего редактора с успешными кейсами. Лично для меня рекомендации коллег — скорее красный флаг.

Загруженность. Загружены все, и опытные, и новички; и компетентные, и случайные люди. Но хорошие загружены работой с постоянными клиентами, а обосравшиеся — привлечением и обработкой новых.

Кладбище логотипов. Один топовый копирайтер съел «Роллтон», запил «Кока-колой» и позвонил по «Билайну» — и оп, на его сайте появились логотипы «Роллтона», «Кока-колы» и «Билайна». Если копирайтер на сайте повесил логотип известной компании, но не готов показать конкретную сделанную работу (даже ее фрагмент) — лучше перепроверить.

Статьи в журналах. Если человек выпустил статью в Т—Ж или «Деле», еще не факт, что он компетентный. И в Т—Ж, и в «Деле» работают редакторы, которые вытянут даже очень плохого автора. Если есть сомнения — спросите у редакторов, которые с человеком работали. Под статьями в Т—Ж теперь выводятся титры: видно, кто работал над этой конкретной статьей.

С 2019 года в Т—Ж пишут, кто работал над конкретной статьей. В статьях постарше уточняйте у редакции: journal@tinkoff.ru

Нужен ли опытный редактор

Хороший опытный редактор нужен только тогда, когда вы хотите с помощью текста или сайта решить какую-то насущную и важную задачу. Редактор выступит для вас таким суровым проводником, который знает местность. Он не будет заглядывать вам в глазки и держать вас за ручку, но в итоге вы задачу решите.

Если нужно просто заполнить место в макете или начать вести блог с целью просто вести блог, то лучше найти начинающего. Это будет неконфликтный человек, который за очень небольшие деньги будет готов по триста раз переписывать текст по просьбе вышестоящего менеджера.

Как компании написать итоги года

Ладно-ладно, хватит ржать. Как написать нормальные итоги года? Для начала несколько соображений. Всё, что ниже, касается только компаний. Это не касается личных итогов года, опубликованных в Фейсбуке для сбора знаков социального одобрения и устранения ощущения бессмысленности протекающей жизни.

Всем наплевать. Под конец года последнее, что хотят видеть ваши клиенты или коллеги — это итоги года. Всем наплевать, сколько вы закрыли сделок, сколько километров пробежали ваши менеджеры и сколько прочитали книг из корпоративной библиотеки. Каждый живет своей жизнью и из последних сил пытается добить год. Не наплевать на ваши итоги года только этим людям:

Коллегам, подчиненным, команде — сделайте для них внутреннюю рассылку.

Конкурентам — они хотят посмотреть на ваши коммерческие показатели и мысленно сравнить с собой. Вам надо тешить их самолюбие?

Рекламодателям — они хотят посмотреть на ваш охват и структуру аудитории. Опубликуйте на сайте свежий медиакит и скиньте в Фейсбук. Также у вас есть еще три дня, чтобы сбрить бороду, Родислав.

Нужно полезное действие. Исходя из того, кому вы пишете, можно придумать полезное действие — зачем кому-то обращать на вас внимание. Поэтому хорошие итоги года будут не про вас, а про читателя. Например, какие могут быть полезные действия для клиента:

успейте купить вот эти товары по старым ценам и сэкономить. Полезное действие — экономия;

самые популярные товары 2018 года. Может быть, вы что-то пропустили из важного и нужного? Полезное действие — не упустить хороший востребованный товар;

вот один товар, который потребуется вам, дорогой клиент, в новогодние праздники. Скидка 30%. Берите и не благодарите;

ваши личные итоги года, дорогой клиент; что вы покупали, где вы в общем рейтинге; что о вас говорят ваши покупки;

просто что-то забористое и смешное.

Сформулируйте полезное действие и исполните его, начиная с заголовка. И тогда ваша публикация будет не итогами года, а «Самыми популярными товарами» или «Ваш 2018 год: какой вы покупатель». Это интересно, вирусно и осмысленно.

Просто хвастаться — не надо. Я понимаю жгучее желание показать всем, что вы прекрасны, сильны и замечательны. Но кому, кроме вас, от этого будет хорошо? Чью жизнь вы сделаете лучше?

Любое сообщение в мир должно как-то улучшать жизнь читателя. Особенно перед новым годом, когда каждая земляная собака считает своим долгом подвести итоги, что она написала 999 постов в блог. Ну кам он, сделай подборку лучшего хотя бы.

Ранее Ctrl + ↓