Ильяхов

Чеклист для редактора

Это студентам Школы редакторов. Это должно быть во всех ваших работах. За каждое нарушение я могу поставить двойку по любому критерию вашей работы на своё усмотрение.

Чеклист дополняется.

Смысл

Не знаете матчасти — не лезьте

Структура

У работы должен быть заголовок
Подзаголовок должен быть информативным
Но не сиротским
Никакой вложенности
Текст должен быть поделён на абзацы
Абзацы должны начинаться с обобщающего или тематического предложения
Ссылки должны стоять правильно
И красиво
Работа должна быть подписана

Текст

Не пишите, как зомби
В заголовках не ставьте двоеточие
Цифры должны быть округлены до нужной степени точности
Даты должны быть в мире читателя
Не ведите диалог с собой

Иллюстрации

Иллюстрируйте важное
Фотография должна быть информативной
Не используйте фотографию ради декора
Не используйте фотографию ради декора
И гифку тоже
И метафоры
И Дикаприо
Нет, для настроения картинку тоже нельзя. Только если Нозик разрешит

Композиция и вёрстка

Предметы в коллажах должны быть сомасштабными
Акцентные элементы должны складываться в единую историю

Оформление

Фон должен быть светлым или тёмным, но не ярким
Сделанные в домашних условиях фото — почистить

Дидактика: объяснение с разных сторон

Возьмем три отрывка текста, которые призваны чему-то нас научить:

В эпоху цифровых технологий важна креативность и эмпатия. Это важнейшие качества.

Будьте внимательны, когда подписываете договор со страховой компанией. Только внимание к деталям поможет вам избежать ошибок.

У героя должна быть цель. Цель — это самое важное, что может быть у героя. Без цели нет героя и фильма.

Все три утверждения верны (наверное), но мысль не заходит, потому что действует только с одной стороны — «как правильно». Попробуем иначе (я пофантазирую по смыслу текста):

В индустриальную эпоху труд был тяжелым и опасным: на заводах, у конвейеров, на станках, со сложным опасным оборудованием. От работника требовалась жесткость и исполнительность: соберись, терпи, исполняй. В цифровую эпоху тяжелого труда всё меньше, работают машины. Вместо исполнительности нужна креативность, чтобы эти машины придумывать. Вместо жесткости — эмпатия, чтобы находить общий язык с коллективом. Раньше работники стояли, уткнувшись в свой станок, теперь они мур-мур-мур и заглядывают друг другу в глазки.

Страховые знают, что вы не хотите обслуживаться в абы каких сервисных центрах. Поэтому менеджеры будут вам вешать лапшу, что они работают только с официалами. Но слова менеджера ничего не стоят: нужно смотреть в договор: там должно быть четко прописано, где обслуживается ваша машина, вплоть до адресов мастерских. Если при подписании вас торопят и не дают ознакомиться с перечнем автоцентров, вас пытаются обмануть.

У героя должна быть цель — это ответ на вопрос «почему он это делает». Герой без цели выглядит плоским, ему трудно сопереживать. Например: в первой «Матрице» Нео хочет узнать, как на самом деле устроен мир, им движет любопытство, у него есть цель быть свободным. А во второй и третьей части у него уже этой цели нет — он просто творит чудеса и дерется с врагами. В первой части мы сопереживали Нео, а во второй и третьей он был просто картонным супергероем.

Я добавил чувственного опыта к абстрактной креативности, эмпатии, внимательности и цели. Но это только половина решения.

Вторая половина решения — я показал обратную сторону к каждому примеру:

Сейчас нужна креативность и эмпатия — а когда она не была нужна? А почему?

Надо быть внимательным — а почему люди не всегда внимательные? Они же не дураки. Что мешает внимательно читать договор?

Должна быть цель — а что случается, когда ее нет? А есть примеры, где в фильме у героя нет цели?

Это один из способов донесения сложных мыслей: показать их с обратной стороны. Надо вот так — а что будет, если не так, а наоборот? А почему именно так, а не наоборот? Дидактика становится дидактичнее, конверсия — конверсионнее, достаточно раз в день...

Еще на эту тему: делай зарядку и будь счастлив, как писать о банальном

Степень точности в мире читателя

Допустим, вам надо указать в рекламном тексте выручку компании. Выручка измеряется десятками или сотням миллионов и постоянно меняется. Как быть? Первое интутитвное решение — написать ближайшее известное число и прилепить «около»:

Выручка компании — около 561 559 450 ₽

Это слабое решение. Число 561 559 450 ₽ очень большое. Чтобы его понять, читатель должен мысленно поделить его на разряды и сделать вывод: «561 с чем-то миллион». То есть читатель сначала должен расшифровать ваше число и потом его округлить.

Слово «около» никак не помогает понять число: что значит «около», какой разброс? У нас число прописано с точностью до десятков рублей, это значит, что разброс — в пределах сотни рублей? Я не понимаю ваше «около», оно мне бесполезно.

Единственное, что делает «около» — прикрывает задницу автора или пиарщика. Это весомый аргумент, но не для читателя.

Нормальное решение — понять, какая степень точности нужна читателю в этом тексте, и округлить число до этой степени точности. Если текст связан с финансами и инвестициями, нужна большая точность. Если это гуманитарный текст, то можно округлять.

561,56 млн ₽
562 млн ₽
0,6 млрд ₽
Полмиллиарда рублей

Обратите внимание на последний схлоп: было 0,6 млрд, стало полмиллиарда. Дело в том, что округлять можно не только до десятых долей, но и до половин. Это для тех, кому нужно очень приблизительно:

0 420 млн → полмиллиарда
0 510 млн → полмиллиарда
0 620 млн → полмиллиарда
0 765 млн → миллиард
0 963 млн → миллиард
1 200 млн → миллиард
1 350 млн → полтора миллиарда
1 507 млн → полтора миллиарда
1 690 млн → полтора миллиарда
1 892 млн → два миллиарда

Для протокола отмечу, что здесь нужно включать голову: если я продаю дом за 770 млн, где каждый миллион — предмет для торга, то не надо вот так запросто округлять до миллиарда. Если мы пишем финансовую отчетность, где всё в миллионах рублей, не надо вот так запросто округлять до миллиарда. Если мы подаем налоговую декларацию с точностью до копеек, не надо округлять вообще. В это трудно поверить, но никакие редакторские приемы нельзя применять механически.

Зато если применять этот прием по-умному, получится красиво:

Было. За IV квартал 2017 года выручка компании составила более 561 559 450 ₽, что на 32% больше, чем за IV квартал 2016 года.
Стало. В четвертом квартале прошлого года компания получила полмиллиарда рублей выручки. Это на треть больше, чем за этот же период годом ранее.

Было. В день открытия выручка кофейного островка была около 9000 ₽, а через две недели она достигла почти 15 000 ₽. В октябре 2017 года ежедневная выручка держится на уровне от 20 000 ₽ до 24 000 ₽. Месячный оборот — около 450 000 ₽, а чистая прибыль на двоих — более 90 000 ₽.
Стало. В день открытия ребята получили 9 тысяч выручки, через две недели дневная выручка была 15 тысяч. В октябре прошлого года ежедневная выручка держится на уровне 20—24 тысячи. Месячный оборот — 450 тысяч, чистая прибыль на двоих — 90 тысяч.

Было. Выручка компании в 2017 году составила более 590 379 000 ₽. Для сравнения, выручка «Альфы» за этот же год — 11 405 290 000 ₽.
Стало. Выручка компании в прошлом году — полмиллиарда рублей. Для сравнения, выручка «Альфы» за этот же год — 11 миллиардов.

Формализм

Формализм в тексте — это когда фактическая информация важнее того, как люди будут ей пользоваться. Почти все проблемы государственного языка — от формализма.

Вот сидит в МЧС автор, прочитал книгу «Пиши, сокращай» и хочет написать доброе и заботливое смс-уведомление. Он начинает:

В пятницу будет гололед

Приходит босс и говорит: «Не будет, а ожидается. Погода ведь — неточная штука. Может и не быть. Вот напишем мы, что снег будет, а вдруг его не будет?». Формально он прав, действительно снега может не быть. Но какая мне как читателю польза от того, что он может не быть? Мне к чему готовиться — что он будет или не будет? Так как у нас нет более точного прогноза, нужно сказать начальнику твердое нет и оставить как было.

Но копирайтер не умеет так делать, и исправляет:

В пятницу ожидается гололед

«А еще вот что. Гололед — это последствие осадков и низкой температуры, поэтому правильнее писать, что будет понижение температуры и снег».

В пятницу ожидается снижение температуры и снег

«То есть я хотел сказать, не снег, а осадки. Вдруг будет не снег, а град? Или дождь? Правильнее говорить осадки»

В пятницу ожидается снижение температуры и осадки

На следующий день другой босс видит это сообщение и говорит: «Постойте. Какое мы имеем право говорить что-то о погоде? Мы же не гидрометцентр. Мы не отвечаем за их прогнозы!». Копирайтер покорно исправляет:

По прогнозу гидрометцентра, в пятницу ожидается снижение температуры и осадки

«Какой гидрометцентр? Знаете, сколько их по всей России!»

По данным ФГБУ «Центральное УГМС», в пятницу ожидается снижение температуры и осадки

Вот вам и смс от МЧС, над которым все смеются. А дело просто в том, что победили те, кто формально правы, и никто в процессе не задумался о получателе, то есть обо мне.

А что надо мне? Мне надо просто знать, что в пятницу может быть мокрый снег с гололедом, и лучше бы не планировать на этот день никаких важных поездок. И мне, ну вот правда, совершенно до лампочки, кто это говорит — МЧС, Центральное УГМС, Сири, Алиса, Ванга, Варнава или лично министр Шойгу с вертолета, что завис у меня за окном.

Просто, по-человечески, предупреди меня, что будет гололед:

В эту пятницу в Москве мокрый снег, на дорогах гололед. Берегите себя! Телефон спасателей МЧС: 051, звонок бесплатный

Чиновникам

Дорогие сотрудники министерств и ведомств! Я знаю, что вам трудно писать такие штуки. Я прекрасно понимаю, что у вас есть требования, стандарты, нормативная документация, требования прокуратуры, подзаконные акты и что только не. Правда. Я понимаю вас. Я участвовал в таких проектах. Я знаю вашу боль.

Это всё можно исправить.

Можно сделать такие уловки, чтобы в нормативке писать одно, а в смс — другое. Можно писать понятные человечные сообщения, письма, уведомления, ответы гражданам и даже решения суда, не нарушая при этом законы и акты. Всё это реализуемо, если у вас есть желание. Я готов помочь вам в этой работе. Чтобы начать разговор, напишите: maxim.ilyahov@yandex.ru

Перешлите эту картинку куда следует. Можно сразу из Телеграма.

Редактору на каникулы: 100 главных статей

В 2017 году я написал 142 статьи для редакторов. Вот 100 главных. Того, кто осилит это за праздники, благословит огненная собака и принесет в зубах счастья, радости и письмо от заказчика мечты.

Работа со словами

Витиеватость и иносказательность
Модальные глаголы
Слово «успешно»
Слово «активно»
Подсознательное
Проценты
Заумь и термины
Внутренний диалог
Представление дат

Работа со смыслом

Дети как достижение
Зачем писать о музыке, примеры
Как не надо писать о музыке
Фичеризм и пять тысяч чашек кофе
Рэп (не надо его писать)
Сначала о пользе, потом — о фишках
Дерзость
Итоги года

Структура текста

Сиротские подзаголовки
Переструктурирование промостраницы
Структура объясняющего видео
Драматургия ролика
Информативность подзаголовка
Подкасты
Линейное и параллельное изложение
С чего начинать абзац
Изюминка

Подача текста

Базовые приемы (видео)
Как ставить ссылки
Структура промостраницы (вебинар)
Оформление письма
Статья без управления вниманием
Визуальная иерархия
Текстовая таблица и нелинейность
Редактура таблицы
Кормление с ложечки
Продажа с помощью обещания лучшей жизни
Широкие слайды
Грязь и диагонали

Иллюстрации

Правила иллюстрирования (подборка)
Картинки и иллюстрации
Не разбавлять картинками
Фотографии — большими, на примере
Иллюстрации к абстрактным статьям
Подпись к иллюстрации
Визуальная последовательность
Шарады
Холодец

В интернете кто-то неправ

Агрессия к читателю
Комплекс спасителя
Желчная профессиональная среда
Искажение эксперта
Ловушка эксперта
Авторские права
Не нравится, вот и бешусь
Похвала и благодарность
Создание культового издания
Инфостиль лезет изо всех щелей

Душевность и вежливость

Штампы информационного стиля
Как не быть инфостильным зомби (вебинар)
Заботливая интонация в письме
Сочувствие
Поздравления
Заранее спасибо

Организация труда

Вычитка текста
Как получить белый пояс по редактуре
Религиозная приверженность инструментам
Разорвать замкнутый круг новичка
Как стать крутым
Горячие клавиши

Работа с клиентом

Клиент требует 10 баллов по Главреду
Переговоры о повышении зарплаты
Режим говнюка
Самоуверенность
Клиентское дурновкусие
Несрочные проекты и гонорар
Ошибки в переговорах
Как спорить с клиентом
Как не переделывать работу по десять раз
Заказчик — бывший политпиарщик
Клиент начинает учить русскому языку
Как брать дорого, 18+
Лекция в Рязани
Как зарабатывать много (вебинар)
Как косячить на проекте
Где брать клиентов с интересными задачами

Работа с редактором

Как его найти
Как выявить больного
Как предложить ему работу
Оплата за знаки

Редполитика

Не начинайте с редполитики
Внедрение текстовых стандартов в большой компании
С чего начинать редполитику

Хиханьки-хаханьки

Фрилансо-русский разговорник
Самая страшная тайна интернета
Самая страшная тайна редактуры
Главные тренды контент-маркетинга 2018 года
Непознаваемость и голубь
Серега и главный вопрос

Мы разобрались

В 2017 года мы начали снимать в «Т—Ж» ролики по лекалу Vox Originals. Идея была в том, чтобы рассказывать какие-то сложные финансовые штуки с помощью простых наглядных демонстраций и в хорошем настроении. Я был сценаристом, Надя — ведущая, продюсеры — Саша Рай и Лиза Мартынова.

Первый выпуск:

Двенадцатый выпуск:

У нас есть проблемы со сценариями и подачей. Трудно адаптировать сложные абстрактные финансовые советы для видео. Если вы знаете, как это делать, и хотите создавать такие программы, напишите: maxim.ilyahov@yandex.ru

Со съемок:

2 января   видео

Чем писатель отличается от редактора

Писатель пишет текст. Он не хочет ничего знать про контекст, полезное действие, решение задачи и поведение людей. Когда он видит «Главред», он сатанеет, потому что главред отнимает у писателя единственный предмет гордости — языковое разнообразие. Писатель вещает об отуплении нации, что люди больше не читают книг, что всё испортил интернет, ютуб, клиповое мышление. Писатель уверен, что его тексты не читают, потому что все отупели. Писатель измеряет свою работу в количестве знаков.

Редактор делает информационные продукты. Прежде чем писать, он разбирается в полезном действии, задаче, аудитории и ситуации. Редактору интересно, как люди живут, воспринимают информацию и принимают решения. Он встраивается в эту жизнь и делает штуки, на которые люди обращают внимание. Редактор знает, когда его читателю некогда вникать в простыни текста. Редактор измеряет свою работу чем угодно, кроме количества знаков.

Писатель нужен там, где люди приходят почитать. Редактор нужен там, где люди читать не хотят.

2 января   профессия

Вопрос, который изменит твою жизнь, Серега

Серега! Я понял! Я понял, что тянет нас на дно. И это не воспетые Скриптонитом женщины. Всё куда интереснее.

У нас сотня чатов, тысячи наблюдений, со всех сторон в нас летят осколки знаний, а мы по-прежнему пишем с тобой дерьмо (как мы с тобой оба думаем друг на друга). Почему так? Почему встала наша машина прогресса? Где наш скилл, растуший по экспоненте? Где наша редакторская сингулярность?

Я думал об этом и, кажется, понял. Секрет очень простой. Мы не задаем главный редакторский вопрос:

Почему это сделано именно так?

Вот принесли в чат статью. Я говорю: «Фу, статья не выдерживает критики, автор неправ, пусть съездит на лечение». А автор тут же начинает защищаться: «Нет, мол, на лечение не поеду, статья классная, вы просто не знаете ее задач».

И что мы делаем в ответ? Ничего, Серега.

А надо спросить: «Дружище, а расскажи про задачу! Почему вы так сделали? Вот тут вот такая странная фраза — откуда она такая? Что вы имели в виду?»

Представь. Мы с тобой сходили в бар. Сидим, редачим. И тут к нам заходит, например, Александр Горбачев и заказывает что-то зыбкое. Что мы спросим? Мы спросим: «Александр, почему вы заказываете что-то зыбкое?» И он, возможно, нам расскажет. И мы станем, пусть на мгновение, на капельку зыбче.

25 декабря   мир живых людей

Почему иногда не получаются истории

В чат «Мастерской» принесли спецпроект «Авито». Рассказывается история «Лейки», которая переходит из рук в руки через «Авито», и с ее помощью все осуществляют мечты. Идея понятная: вот, смотрите, классная вещь с историей, у нас можно купить и продать такие вещи. Запрограммировано симпатично, иллюстрации живенькие, должно быть нормально.

Но я читаю, и мне одновременно противно и скучно. Противно от ощущения фальши: с первых же секунд понятно, что сейчас они будут продавать «Лейку»: «посмотрите, как на Авито легко продавать вещи». А скучно просто так: почему-то история про деда, который фотографировал Фиделя Кастро и Гагарина, не качает. Не могу понять, почему.

Я провел эксперимент: попытался сам решить аналогичную задачу. Я рассказал историю одной своей вещи. Получилось не так круто, как хотелось, но куда более убедительно. Я стал думать, почему так, и не мог понять. Грубо говоря, искал ключ к хорошей истории.

Правдивость? Моя история была реальной, но с тем же успехом могла быть и вымышленной. Ну и странно говорить, что хорошая история должна быть основана на реальных событиях: большая часть фильмов и художественной литературы — чистый вымысел. Дело не в правде и не в правдивости.

Реализм? Тоже вроде нет: у меня текст довольно набросочный, у «Авито» более наполненный и подробный, там куча всяких обстоятельств. Нет, дело не в реализме.

Тональность? У «Авито» в тексте то и дело ломается порядок слов, для меня это признак фальши. Но большинство людей ничего не заметит.

Неестественно

Естественно

И хотя пользовался он уже современными фотоаппаратами, «Лейку» свою по-прежнему нежно любил.

У Ивана уже современная камера, но он по-прежнему любил «Лейку».

Нет, вы не подумайте, он очень любил и уважал своего знаменитого дедушку и с радостью принял его подарок.

Но деда он любил и уважал, поэтому от камеры не отказался.

Его мечтой стали курсы диджеинга, но стипендии и небольших подработок на их оплату не хватало.

Он решил стать диджеем, нужно было пойти на курсы. А на курсы нужны были деньги.

Сначала Слава не хотел его продавать и отнес в ломбард, но там за «Лейку» предложили совсем уж смешные деньги. И тут он вспомнил про новый сайт, «Авито», где можно быстро и просто продать любую ненужную вещь.

В ломбарде Славе предложили за «Лейку» 500 рублей, этого было мало. Он пошел на «Авито».

Иван Яковлевич расстроился, но в итоге простил внука — счастье близких всегда важнее.

Дед расстроился.

Однокурсники не понимали ее увлечения: зачем тратить деньги на пленку и пачкаться проявителем, когда весь мир ходит с «цифрой»? Но Таня нашла поддержку среди преподавателей. Они помнили, что такое пленочная фотография, и тепло отнеслись к увлечению девушки.

(Я б вообще это убрал: тут вроде как должен быть конфликт, но он какой-то картонный)

Ось? В любой истории должна быть центральная тема, на которую нанизываются подробности. У «Авито» она есть: тут история про исполнение мечты. С помощью «Лейки» каждый участник реализует себя. У меня центральная тема — «наивный домашний мальчик познает реальность». Дело не в оси истории.

Сутки спустя я понял. Разница в очень простой вещи:

У «Авито» история предмета,
у меня — история человека.

И кажется, что история должна быть как раз про человека. Или про что-то, что ведет себя как человек. Синк эбаут ит.

Любой художественный фильм или книга — это всегда история про людей. Мы знакомимся с героем, нам дают время с ним проассоциироваться, потом у героя начинаются проблемы, герой начинает их решать. Мы волнуемся, потому что герой «наш». Умом мы понимаем, что «наши» победят, но эмоционально мы как будто этого не знаем. И мы в постоянном напряжении: сможет — не сможет.

У «Авито» есть люди, но они мелькают на фоне. Автор их вводит и выводит из кадра, как декорации. Был Иван — бум! — Иван Яковлевич — бум! — Слава — бум — Таня! У Славы намек на конфликт — он продает дедову «Лейку». Дед расстраивается. Но конфликт разрешается на следующей же строке: «но потом его простил». Нет момента, когда мы можем попереживать за деда или за Славу. Главный герой — «Лейка».

Но «Лейка» здесь не может быть главным героем, потому что она не может совершать действия и делать выбор. Мы не можем с ней себя проассоциировать, не можем ей сопереживать.

Что из этого вынести

Мне кажется так: когда хочешь продать продукт через историю, нужно сделать главным героем человека, а не продукт. Нужно дать читателю возможность увидеть в герое «своего» и вникнуть в его историю, то есть не торопиться с экспозицией. И дальше, если тебе нужно показать продукт, показывай его как обстоятельство, а не как главного героя. В случае с «Авито» можно было рассказать историю Ивана Яковлевича — как он в юности фотографировал советских знаменитостей, ездил на Кубу, за фотографии его исключали из комсомола и т. д.

А еще необязательно, чтобы герой побеждал. У «Таких дел» был спецпроект о бездомных, и там все герои умерли. В интервью Светланы Бодровой уже с первых строк ясно, что всё кончится плохо. Кажется, что в истории главное не результат, а путь.

А может быть, и нет. Я не знаю. Тут можно еще порассуждать, но уже поздно.

Айпод шафл

Нашел в коробке со старой электроникой «Айпод шафл». Это был такой плеер без экрана и вайфая, просто палочка с ЮСБ и 512 МБ памяти. Он играл музыку:

Без сколов и царапин

Раньше у него был колпачок с ниткой, на которую его можно было повесить на шею и так ходить. Я вспомнил, как потерял этот колпачок, хотя мог лишиться жизни.

Я был на втором курсе, ещё совсем домашний мальчик и ничего не знал о мире. Жил в общаге на Вернадского, все мои маршруты были между общагой и факультетом. Это было 10 лет назад, в 2007 году. В ноябре у однокурсника Славы был день рождения, он позвал нас отмечать в загородный дом в каком-то поселке. Мы приехали шумной компанией на двух машинах. Я понятия не имел, где нахожусь.

Кто-то сфотографировал меня в том коттедже

Компания подобралась так, что с двумя девушками у меня было «всё сложно». С первой я недавно расстался, со второй начал недавно встречаться, но то ли первая об этом не знала, то ли вторая не знала о первой — уже не помню. Помню, что за время вечеринки я по очереди обнимался с обеими, и в обоих случаях чувствовал себя страшным подонком.

Парни в это время мужественно готовили угли на шашлык

Кажется, что у одной девушки что-то произошло, ей нужна была дружеская поддержка, а вторая увидела это и заревновала. Были какие-то слезы, сопли, выяснения отношений. Из всего вечера я помню только чувство вины. В итоге в середине вечеринки я решил, что мне нужно драматично ее покинуть, чтобы показать всем, какой я гордый и самодостаточный.

Судя по фото, шашлык мы всё-таки успели пожарить

Я спросил у Славы, где тут ближайшая «станция» (я слышал, что из любой глуши можно уехать, если добраться до «станции»). Он взмахнул рукой куда-то вправо, я натянул наушники, включил в плеере Смоки Мо и вышел за ворота. Было за полночь.

В поселке никого. Горят фонари, метет снег, а я иду прямо мимо железных ворот с табличкой «Экспериментальный совхоз». Так, собаки бегают, надо просто не обращать на них внимание. Я почему-то уверен, что через 10 минут я дойду до станции, тут же сяду в поезд до Москвы, как в метро, и к середине ночи уже буду в общаге.

Через 40 минут одновременно закончились альбом Смоки Мо, сигареты, коттеджи и фонари. Осталась дорога, освещенная луной. Я впервые подумал вернуться, но уже боялся не найти Славины ворота — я-то не запомнил, из каких ворот выходил. Слишком гордый. Я шел прямо.

Видимо, бог посмотрел на меня с неба, и создал на моем пути круглосуточный магазин. У меня было рублей двести, и я решил вести себя как крутой мэн, который знает, что делает. Я купил самых дорогих сигарет и спросил, где станция. Как долго до нее идти — не спросил.

Вечеринка, тем временем, продолжалась. Меня хватятся уже совсем к утру

Из магазина за мной вышли две тени. Я как крутой снова включил Смоки Мо, натянул наушники и уверенным шагом пошел сквозь снег. Они за мной. Метров через триста по лесной дороге я понял, что они не отстают, и в голове стали рисоваться картины. Пытался вспомнить всё, что знал о самообороне, но я не знал ничего.

Почему-то решил, что нужно остановиться и победить хулиганов силой интеллекта.

Меня спросили, который час. Потом закурить. Я был наивным домашним мальчиком, поэтому не отказал. Видимо, надеялся, что меня отпустят. Наконец гопники стали интересоваться моим имуществом, и в первую очередь — красивым белым плеером на шее. Спросили, что слушаю. «Смоки Мо». «А че это?» «А Круг есть?» «Че те впадлу дать послушать?» «Ну сними, че ты, неудобно же» В какой-то момент один из них уже крутил плеер в руках вместе со шнурком.

Наконец-то до меня дошло. Я заорал и рванул от них бегом. Просто бежал по лесной дороге и орал. Мне всё время казалось, что эти двое у меня прямо за спиной, и если я сейчас остановлюсь, то они меня схватят и побьют. И я бежал и орал.

Сколько я бежал, уже не помню, но в итоге впереди увидел платформу станции. Подъезжал поезд. Я влетел в него и до последнего стоял в дверях, высматривая, не бегут ли они за мной. Не бежали.

Двери закрылись, поезд тронулся, и только когда я сел на лавку, заметил болтавшийся на проводе от наушников «Айпод шафл» без колпачка. У меня были такие большие наушники на пол-головы, с большим мощным проводом. Видимо, штекер застрял в плеере, и плеер повис на проводе, а колпачок с ниткой остался у тех двоих. Я в третий раз поставил альбом «Смоки Мо» и растянулся мокрой спиной на лавке.

На конечной оказалось, что я приехал в Тверь (или в Рязань, или в Можайск, или в Бородино, вот эту часть я уже вообще не помню). И зря я потратил столько денег на сигареты.

«Шафл» с альбомом Смоки Мо служил мне еще год, а потом появился «Айпод тач», джейлбрейки, первый «Гуд ридер», и началась уже другая эпоха.

Но продавать старый «Шафл» я, конечно, не буду.

К чему это

Дорогой Авито! Вот это — сторителлинг. То, что сделали вы — какая-то фальшивая ерунда, ей-богу.

Ctrl + ↓ Ранее