7 заметок с тегом

пропаганда

Голый Дудь, голая Собчак и голый Миша

Во, придумал визуальную метафору про мотивацию. Больше мотивации богу мотивации!

Это, допустим, Миша (пока что одетый). Как видно на слайде, Миша в растерянности.

Миша в растерянности, потому что в телефоне он видит Юрия Дудя (пока что одетого). Он думает «Нихера себе, вот так Юрий! За два года стал звездой интернета и героем поколения. Наверное, он там ВАЩЕЕЕЕ...»

Одетый Миша идет по жизни такой, типа кродеться. Пока он идет, его тропинка кажется ему более-менее ровной.

Миша не замечает, что если он всё время идет в одном направлении, он незаметно карабкается в гору. Вернее, как в гору. Просто тут чуть повыше, там чуть пониже, но в целом вся эта тропинка, если следовать именно ей, медленно идет вверх. В масштабах одного дня или месяца этого не видно, а вот в масштабах года-двух — да.

И если оглянуться на два года назад, то окажется, что ты существенно так поднялся. Не как Дудь, но всё же...

Какие выводы?

Чем круче тропинка, тем тяжелее по ней идти и тем быстрее по ней поднимаешься. В Школе редакторов вообще гора, которая требует альпинистских усилий

Если хочется наверх, то лучше двигаться в одном и том же направлении, не сворачивая. Каждый раз, когда ты сворачиваешь, ты начинаешь как бы новую тропинку.

Можно использовать спецсредства. Например, если у твоих родителей были деньги тебе на универ, то тебе легче получить образование и построить карьеру. Или если ты Ксения Собчак, то к тебе будет больше публичного внимания, чем если ты сын рабочего.

Спецсредства можно подобрать по пути и тоже ими воспользоваться. Когда к тебе повышенное внимание, легче запускать заметные проекты и привлекать еще больше внимания. С деньгами та же история.

Но главное — не надо сравнивать себя с тем, кто уже взобрался на какую-то высоту. Надо либо оценивать уклон собственной горки, либо сказать «Ну ее на хер, эту горку» и пойти в своем направлении. Возможно, в другую горку. А может быть, в зеленые луга.

Кайф в том, что жизнь можно жить как угодно. Можно хотеть стать публичным как Юрий Дудь, или кандидатом в президенты как Ксения Собчак; рок-звездой как Монеточка, или рок-звездой как Земфира; можно найти смысл в ребенке и задушить его своим смыслом жизни, а можно найти и не задушить. Можно быть йогом, веганом и нетоксичным феминистом, а можно не быть. Можно построить блестящую публичную карьеру и заработать кучу денег на рекламе, а можно еще большую кучу заработать на тихих коммерческих проектах.

Все эти горки, тропинки и высоты — в голове. На самом деле все люди: и Миша, и Юрий Дудь, и Ксения Собчак, и я, и вы, и вообще все. И все в глубине души понимают, что они рождаются голыми и уходят голыми. И чем заполнить этот промежуток — каждый придумывает сам для себя.

Эксклюзивный кадр: голый Миша, голая Собчак и голый Дудь придумывают, что с этим делать

Подписывайтесь на наш канал и жмите колокольчик.

14 августа   мир живых людей   пропаганда

Пропаганда в статье против пропаганды

Варламов пишет о цензуре. С посылом я согласен: цензура — плохо, соцсети — хорошо, свобода слова — хорошо, государственные телеканалы должны служить обществу.

И мне очень понравилось, как Варламов хладнокровно использует те же пропагандистские приемы, которые используют его идеологические враги. Привожу фрагмент публикации:

Есть у нас Первый канал, есть телеканал «Россия», есть много других телеканалов. Но вот с федеральными каналами происходит откровенное блядство. Вранье, манипуляция информацией, зомбирование людей! Напомню, что именно Первый канал вбрасывал фейки про распятого мальчика, рассказывал про истребитель, который якобы сбил малайзийский «Боинг» — именно после этих сюжетов тысячи граждан России поехали в Донбасс, чтобы убивать граждан Украины. Причастные ко всему этому рано или поздно отправятся если не под суд, то в ад.

...

Поэтому главный врач государственной клиники «Медицинский город» в Тюмени — враг общества. Он хочет зла России. Он хочет, чтобы мы жили хуже, чтобы у наших детей не было будущего.

Я рад, что общество дало Кудрякову по рукам, и он залез обратно в свою раковину. Именно так и надо действовать.

Какие я тут увидел приёмы:

Четкая, прямолинейная, односторонняя атака. Есть свои, есть чужие. Есть добро, есть зло. Никаких альтернативных позиций, никаких нюансов. Варламов не разбирается, почему главврач из его статьи поступил так, как поступил. Нет попытки его оправдать. Посыл максимально простой, черно-белый, не требующий критического осмысления. См. первое правило пропаганды

Оценка чужой мыследеятельности, конструирование мотивов. Варламов не может залезть в голову главврачу и посмотреть, чего он на самом деле хочет. Поэтому он придумывает, что главврач хочет, чтобы у наших детей не было будущего. А когда мы знаем, что наш идеологический враг хочет причинить нам вред, нам гораздо проще видеть в нем врага в ответ. Срабатывает принцип взаимного обмена. См. статью о режиме говнюка (в Телеграфе).

Боевая риторика: блядство, вранье, зомбирование, ад, враг, наши дети, будущее.

Суждения без опоры на источники. Пропаганда — такой жанр, в котором посыл важнее, чем доказательство. Если бы Варламов привел доказательства вранья «Первого канала», он бы распространил это вранье дальше. Поэтому он просто оценивает, не доказывая. См. также: второе правило пропаганды

Тут можно возмутиться, мол, Варламов имеет право делать такие суждения, потому что был на Майдане. Это и не оспаривается. Варламов имеет право говорить что угодно, это не отменяет пропагандистского качества его работы.

Эмоция. Кстати, вспоминая распятого мальчика и говоря об убийстве граждан Украины, Варламов обращается к эмоциям. Трудно с холодной головой обсуждать тему, когда появляются невинно убитые дети.

Обобщения в свою пользу. Особенно мне понравилось «общество дало по рукам». Понятно, что не общество, а какие-то конкретные люди, но с помощью этого обобщения он делает нас, читателей, как бы сопричастным.

Тут важно понимать, что по сути вопроса Варламов может быть прав (или, по крайней мере, я могу быть с ним согласен). Но он военизирует эти суждения, делает из заметки оружие пропаганды. Я не знаю, зачем — я не вижу его мысли, — но мне кажется, что именно так его мысль получает максимальный охват.

Ирония в том, что и друзья, и враги Варламова используют точно такие же приёмы, каждый в своих целях. Так работает пропаганда: побеждает не тот, кто прав, а тот, у кого самый громкий, сильный и четкий посыл. Мямлящие интеллигенты вроде меня на этой войне не выживают.

1 августа   пропаганда

Слово, которое выдаёт п...бола

Есть одно слово, по которому легко определить, п...бол человек или нет. Это слово —

НАДО

Надо ввести казнь за то-то и то-то. Надо депутатам ввести какой-то контроль. Надо, чтобы Путин там что-то это самое. Надо всех этих туда, а тех сюда, а тех с этими, а тем вон это. Надо налоги этсамое, а пенсию того, а богатых надо так, а бедных вот эдак. Надо в школе ввести уроки этого, ну как его... Вообще школу надо хэть, а вместо неё ну это, которое как у тех. Ну ты понял. Еще надо развивать инновационный бизнес. Надо чтобы зарплата была вот такой. Надо, чтобы правительство перестало себе этсамое, а вместо этого дало народу ну вот это вот всё. Что еще надо? Этим зарплату поднять, тем тоже поднять, этим зарплату надо сделать как в Америке, а тем — как в Швейцарии. И пенсии надо... Пенсии было уже? Тогда пособия! Надо чтобы пособия. Так, что еще надо? Преступность надо ы-ы-ыц! А непреступность надо чтоб огого! Надо кружки! Надо русскую литературу! Но школьную программу надо это... А, погоди, мы ж школу того. Ну вот то, что надо вместо, вот там надо эту программу, ну ты понял. И литературу надо там это, чтобы наши дети УЖ НАВЕРНЯКА! И математику надо обязательно! Но чтобы она не эта, как там этот синус-косинус, а надо чтобы ну это... Ну в жизни чтобы, понял? Надо чтобы ты вот туда такой эээть! И оно тебе такое УУ! И ты такой, как в Финляндии, видал? Я в Фейсбуке видал. Вот как там надо! Надо, короче, чтобы как в Финляндии, только без этих надо...

Человек, который пишет, что что-то надо, — это в моем представлении такой Обломов в версии на белом бронированном коне и в плаще (тоже белом). Он прискакивает такой красивый, цок-цок-цок, говорит всем, как надо, и уцокивает обратно. Его дело сделано. Он сказал, как надо. А вы, пролетариат, разбирайтесь.

Слово «надо», особенно сказанное в горячем общественно-политическом контексте, рисует исторгающего это слово человека как глубокого оратора, при этом снимая с него ответственность за реализацию. Это такой способ создать ощущение полезной работы, не принеся никакой пользы.

Хорошие ребята вместо «надо» говорят «Поэтому мы сделали так».

См. также: о номиналистах и реалистах

30 июля   мир живых людей   пропаганда

Второе правило пропаганды

Первое правило пропаганды — мем должен быть максимально простым, без нюансов и тонкостей. «Пиши, сокращай» — такое.

Второе правило пропаганды — не используй мемы противника. В пропаганде продвигать можно только свою версию реальности, использовать только свои мемы. Не упоминать реальность идеологического врага ни словом, ни полсловом. Когда мы произносим вражеские слоганы или называем врага по имени, мы во-первых его признаем, а во-вторых предлагаем читателям лучше познакомиться с врагом.

Студенты Школы редакторов в задании про кофе имеют вводную: «Елена Малышева сняла передачу, что кофе убивает. Надо сделать страницу о том, что кофе не убивает». Ошибкой будет начать страницу со слов «Елена Малышева то-то и то-то». Люди же пойдут смотреть, что там Малышева сняла. Посмотрят ее передачу. Оно нам надо?

Угадайте, насколько популярнее станет Навальный, если Путин произнесет его фамилию в эфире федерального телеканала.

Это касается только пропаганды. В конструктивном интеллигентном разговоре, наоборот, очень полезно опираться на мнение оппонента. В рэп-батлах тоже хорошо заходит, но рэп уже не в моде.

14 июля   пропаганда

Проблема с метафорами и колонками

Когда начинаешь присматриваться к пропаганде, бывает трудно остановиться. Вот наблюдение об эмоциональных метафорических колонках.

Пишет главред издания «Дабл ять». Жирное — мое:

Вся система управления государством — это огромная зловонная куча мусора. Последние 20—30 лет все инфраструктурные задачи просто сваливали в эту кучу — без экспертиз, исследований и заключений.

Куча росла, но до поры до времени сильно никого не беспокоила — чуть повоняет, где-то загорится немного. Жить можно.

Но очень похоже на то, что сейчас Россия, как институт, находится на пороге экологической катастрофы огромных масштабов. Десятилетиями власть игнорировала необходимость заниматься своими прямыми обязанностями. Теперь всё рушится, пожары полыхают все сильнее, а вонь ощущается по всей необъятной территории страны.

Хотел тут написать ещё красивую фразу про то, что эту зловонную кучу российской власти требуется рекультивировать, но потом полез почитать инструкцию по эксплуатации и рекультивации полигонов ТБО. В общем, рекультивация, если коротко, — это «разровнять кучи мусора, присыпать сверху землёй и посадить деревья и травку».

Нет, ребята, нам тут не рекультивация нужна. Нам нужно полностью закрыть свалку, а весь этот чиновничий мусор пустить в переработку.

Ну да: эмоционально, образно, на кого-то произведет впечатление. Но что если заменить те детали, что я выделил жирным, на любые другие произвольные детали? Журналисты, не обижайтесь:

Вся российская журналистика — это огромная зловонная куча мусора. Последние 20—30 лет все задачи журналиста в обществе просто сваливали в эту кучу — без этики, морали и общественного контроля.

Куча росла, но до поры до времени сильно никого не беспокоила — чуть повоняет, где-то загорится немного. Жить можно.

Но очень похоже на то, что сейчас наша журналистика, как институт, находится на пороге экологической катастрофы огромных масштабов. Десятилетиями журналисты игнорировали необходимость заниматься своими прямыми обязанностями. Теперь всё рушится, пожары полыхают все сильнее, а вонь ощущается по всей необъятной территории страны.

Хотел тут написать ещё красивую фразу про то, что эту зловонную кучу российских журналистов требуется рекультивировать, но потом полез почитать инструкцию по эксплуатации и рекультивации полигонов ТБО. В общем, рекультивация, если коротко, — это «разровнять кучи мусора, присыпать сверху землёй и посадить деревья и травку».

Нет, ребята, нам тут не рекультивация нужна. Нам нужно полностью закрыть свалку, а весь этот журналистский мусор пустить в переработку.

Подозрительно. То есть я поменял какую-то крохотную часть текста, и теперь он развернут в ровно противоположную сторону. А что если развернуть его вообще в произвольную сторону? Рэперы, не обижайтесь:

Весь русский рэп — это огромная зловонная куча мусора. Последние 20—30 лет все культурные, воспитательные, смысловые задачи культуры просто сваливали в эту кучу — без  оглядки на истоки рэп-культуры, моральные ценности и воспитание музыкального вкуса.

Куча росла, но до поры до времени сильно никого не беспокоила — чуть повоняет, где-то загорится немного. Жить можно.

Но очень похоже на то, что сейчас русский рэп, как институт, находится на пороге экологической катастрофы огромных масштабов. Десятилетиями рэперы и продюсеры игнорировали необходимость заниматься своими прямыми обязанностями. Теперь всё рушится, пожары полыхают все сильнее, а вонь ощущается по всей необъятной территории страны.

Хотел тут написать ещё красивую фразу про то, что эту зловонную кучу рэперов требуется рекультивировать, но потом полез почитать инструкцию по эксплуатации и рекультивации полигонов ТБО. В общем, рекультивация, если коротко, — это «разровнять кучи мусора, присыпать сверху землёй и посадить деревья и травку».

Нет, ребята, нам тут не рекультивация нужна. Нам нужно полностью закрыть свалку, а весь этот рэп-мусор пустить в переработку.

То есть колонка получилась универсальной: берешь любой вражеский предмет, сравниваешь его со зловонной кучей мусора, дальше используешь сердитые слова, и всё: ты великолепен.

Вы прослушали курс современной российской колумнистики. С вас пять тысяч рублей.

2018   пропаганда

Первое правило пропаганды

Главное правило пропаганды — посыл должен быть простым. Если хочешь, чтобы твоя вера распространялась, нужно упаковать ее в короткое и броское сообщение — мем. Чем он проще и тупее, тем ему легче распространяться. Если мем в рифму — еще лучше.

Мем дожен быть безапелляционным, без деталей, однозначным и не вызывающим сомнений. В идеале — чтобы он касался каких-то человеческих грехов — например, гордыни, алчности или гнева. Это сейчас самые социально одобряемые грехи.

Восемь лет назад мы с Артёмом сформулировали правило, что из текста нужно удалять бессмысленные слова. Мы назвали их стоп-словами и стали продвигать:

Этот мем основан на гордыне: «Я владею тайным знанием, какие слова удалять, а вы кругом дураки и не лечитесь. Поэтому я пишу классно, а все остальные — плохо». Это однобокая мысль, во многом неверная. Удаление стоп-слов — это один процент редактуры. Если редактировать только с помощью этой мысли, то получатся страшные уродцы.

Но у этого мема дьявольская сила. Это идеальное оружие пропаганды: он простой, бойкий, короткий и им хочется поделиться, чтобы показать свою крутость. Спроси любого, что такое инфостиль — он скажет «стоп-слова, и я ими владею».

Если бы я пытался распространять знания о том, что действительно важно в редактуре, я бы так и бубнил себе под нос, никто бы ничего не понял:

Это касается только пропаганды

Задача пропаганды — чтобы как можно больше людей приняли и передали твое послание. Чем оно проще и привлекательнее, тем лучше оно распространяется, тем эффективнее пропаганда.

Пропаганда — это не всё общение. Когда человек увидел твое первое послание, он захочет познакомиться с деталями. Тогда уже нужно рассказывать ему о тонкостях, доказывать тезисы, говорить об ограничениях. Вероятно, именно эти нюансы превратят случайного прохожего в вашего яростного сторонника. Но все эти моменты остаются между вами, когда человек уже «в теме». Затянуть его в тему нюансами сложно — они не распространяются.

Это везде

Пропаганда повсюду. Каждый человек, который хочет обратить вас в свою веру, создает собственный мем.

Мемы Лебедева — «Самая большая тупость на свете» и «Больше всего ненавижу». Работает гордыня — «я очень умный, потому что разбираюсь, а кто не разбирается — те не очень умные».

Навальный создает мемы на основе коррупции — это гнев и алчность. Приятно поддерживать человека, который рассказывает, что у тебя что-то украли, и если вора посадить, то мы начнем жить «в два, в три раза лучше» — и это, кстати, тоже мем.

Кремль отвечает мемами о врагах с Запада. Это работа с гневом и гордыней: «мы — гордая страна, которая не гнется под натиском евросодомитов и экономических санкций. У нас есть Эксандеры»

Варламов — мастер мема. У него есть несколько тем, которые он постоянно повторяет у себя в блоге: например, «не разговаривайте с полицией», «подземные переходы — зло», «муравейники — зло». Я со многим из этого согласен, но это по-прежнему однобокие мемы. При детальном рассмотрении откроется куча нюансов.

Блокчейн, крипто-что-то, ICO, биг-дата — чаще всего это тоже мемы, которые давят на гордыню и алчность.

Само слово «инфостиль» — тоже мем, как и «Пиши, сокращай». Вместо «инфостиля» могло быть что-то вроде «Правила улучшения текста», и это было бы слабое, беззубое название. Никто не захочет писать по «правилам улучшения текста», зато писать в инфостиле — круто.

Сами по себе мемы и пропаганда — это не хорошо и не плохо, это просто способ доставки информации. Мы живем в мире конкурирующих идей, и побеждают те из нас, у кого более мощные мемы. Поддерживая и распространяя какой-то мем, вы делаете его сильнее. Конструируя собственные мемы, вы включаетесь в конкуренцию.

А так миру наплевать на наши мемы. Мы — тонкий пушок плесени на корочке синего камушка на краю одной из миллиарда галактик, несущихся к своей неминуемой гибели в бесконечном космосе.

Как использовать

Редакторы школы! Если у вас есть задание вроде «помочь читателю в чем-то убедиться», не делайте заход с нюансов. Сформулируйте мощный мем, который вы будете продвигать, и уже потом, прицепом, углубляйтесь в подробности.

Нюансы

Мемы

При определенных условиях кофе полезен

Пейте 3 чашки кофе в день, чтобы жить дольше

Не все химические добавки и спортивное питание могут быть полезными

Химия — зло. Так говорит наука

Некоторые прилагательные следует удалить, если они отражают необъективную оценку

Оценки — удалить!

Некоторым котикам нравится, чтобы их гладили. Поэтому оцените, насколько котик расположен к поглаживанию, и по возможности погладьте его

Видишь котика — гладишь котика

Второе правило пропаганды

А второе правило пропаганды — не используй мемы противника. Но об этом как-нибудь отдельно.

2018   мир живых людей   пропаганда

Голубь, лаборант, Ницше и проблема мышления

Это голубь Семен и лаборант Антон. Они сидят по разные стороны зеркального стекла. Лаборант Антон знает о голубе Семене, но голубь Семен не знает о лаборанте Антоне. Они оба не знают о вас, а вы не знаете о ком-то другом, кто наблюдает за вами:

Голубь нажимает на кнопку. Лаборант отмечает, что голубь нажал на кнопку, и отправляет в кормушку Семену зернышко.

Голубь думает: «Если я нажимаю на кнопку, я получаю зернышко». Лаборант думает: «Если я буду подавать голубю зернышки, мне заплатят зарплату, я куплю кроссовки и пойду на рейв, где я познакомлюсь с прекрасной девушкой и у нас будет защищенный секс по обоюдному согласию».

Голубь Семен идет в бар и встречает там Ницше. Семен рассказывает Ницше про кнопку. Ницше спрашивает Семена, почему, на его взгляд, он получает зернышко. Подумав, Семен отвечает: «Наверное, есть некий бог, который посылает мне зерна за мои труды». «Но бог мертв», — как бы в шутку отвечает Ницше.

Голубь Семен убивает Ницше.

Проблема всех участников этой истории в одной детали. Наши мозги устроены так, что для выживания мы должны строить простые причинно-следственные связи:

А реальность всегда гораздо сложнее, чем мы можем помыслить. Голубь думает, что кнопка влияет на подачу зерен. На самом деле на нее влияет лаборант. А на него влияет зарплата, стремление заняться сексом и маркетинговый отдел компании «Найк», который за много лет косвенного воздействия убедил Антона, что с новыми кроссовками-то он уж точно станет сексуально привлекательным.

А еще влияет бухгалтерия НИИ и личная жизнь главбуха, наличие гранта на исследование голубей, источник этого гранта, не является ли этот источник иностранным агентом, какая комиссия у банка в зарплатном проекте, каков курс рубля к доллару и еще немыслимое количество факторов, которые влияют на это простое действие.

Проще сказать, что мы не в состоянии даже помыслить всю эту сложность взаимодействий:

Я вам больше скажу. В реальности мы даже не знаем ничего о результате. Например, голубь Семен не знает, что у лаборанта Антона ограниченное количество зерен. Или что в каждом сотом зерне яд. Или что дело происходит на птицеферме, и его кормят на убой:

Проще сказать, что мы не в состоянии даже помыслить всю сложность последствий наших действий. Мы что-то делаем, это запускает цепочку каких-то других взаимодействий, в итоге получается множество каких-то результатов. Какие-то из них мы можем достоверно предсказать, но большую часть — нет.

Но с этим невозможно жить. Наше выживание основано на том, что мы научились во всём этом хаосе выделять существенное. Наш ум как бы намеренно отказывается от сложностей и нюансов мира, чтобы получать простые причинно-следственные связи. Антон знает, что если он будет выполнять свою работу, ему заплатят деньги. Могут не заплатить. Может случиться кризис или его может сбить машина. Но чтобы сегодня жить, у него в голове должна быть простая причинно-следственная связь: например, «если я буду хорошо работать, мне заплатят деньги, я смогу достойно жить»:

В предыдущей версии тут была длинная морализаторская концовка, но я ее отпилил. Курлык!

2017   мир живых людей   пропаганда