3 заметки с тегом

пропаганда

Проблема с метафорами и колонками

Когда начинаешь присматриваться к пропаганде, бывает трудно остановиться. Вот наблюдение об эмоциональных метафорических колонках.

Пишет главред издания «Дабл ять». Жирное — мое:

Вся система управления государством — это огромная зловонная куча мусора. Последние 20—30 лет все инфраструктурные задачи просто сваливали в эту кучу — без экспертиз, исследований и заключений.

Куча росла, но до поры до времени сильно никого не беспокоила — чуть повоняет, где-то загорится немного. Жить можно.

Но очень похоже на то, что сейчас Россия, как институт, находится на пороге экологической катастрофы огромных масштабов. Десятилетиями власть игнорировала необходимость заниматься своими прямыми обязанностями. Теперь всё рушится, пожары полыхают все сильнее, а вонь ощущается по всей необъятной территории страны.

Хотел тут написать ещё красивую фразу про то, что эту зловонную кучу российской власти требуется рекультивировать, но потом полез почитать инструкцию по эксплуатации и рекультивации полигонов ТБО. В общем, рекультивация, если коротко, — это «разровнять кучи мусора, присыпать сверху землёй и посадить деревья и травку».

Нет, ребята, нам тут не рекультивация нужна. Нам нужно полностью закрыть свалку, а весь этот чиновничий мусор пустить в переработку.

Ну да: эмоционально, образно, на кого-то произведет впечатление. Но что если заменить те детали, что я выделил жирным, на любые другие произвольные детали? Журналисты, не обижайтесь:

Вся российская журналистика — это огромная зловонная куча мусора. Последние 20—30 лет все задачи журналиста в обществе просто сваливали в эту кучу — без этики, морали и общественного контроля.

Куча росла, но до поры до времени сильно никого не беспокоила — чуть повоняет, где-то загорится немного. Жить можно.

Но очень похоже на то, что сейчас наша журналистика, как институт, находится на пороге экологической катастрофы огромных масштабов. Десятилетиями журналисты игнорировали необходимость заниматься своими прямыми обязанностями. Теперь всё рушится, пожары полыхают все сильнее, а вонь ощущается по всей необъятной территории страны.

Хотел тут написать ещё красивую фразу про то, что эту зловонную кучу российских журналистов требуется рекультивировать, но потом полез почитать инструкцию по эксплуатации и рекультивации полигонов ТБО. В общем, рекультивация, если коротко, — это «разровнять кучи мусора, присыпать сверху землёй и посадить деревья и травку».

Нет, ребята, нам тут не рекультивация нужна. Нам нужно полностью закрыть свалку, а весь этот журналистский мусор пустить в переработку.

Подозрительно. То есть я поменял какую-то крохотную часть текста, и теперь он развернут в ровно противоположную сторону. А что если развернуть его вообще в произвольную сторону? Рэперы, не обижайтесь:

Весь русский рэп — это огромная зловонная куча мусора. Последние 20—30 лет все культурные, воспитательные, смысловые задачи культуры просто сваливали в эту кучу — без  оглядки на истоки рэп-культуры, моральные ценности и воспитание музыкального вкуса.

Куча росла, но до поры до времени сильно никого не беспокоила — чуть повоняет, где-то загорится немного. Жить можно.

Но очень похоже на то, что сейчас русский рэп, как институт, находится на пороге экологической катастрофы огромных масштабов. Десятилетиями рэперы и продюсеры игнорировали необходимость заниматься своими прямыми обязанностями. Теперь всё рушится, пожары полыхают все сильнее, а вонь ощущается по всей необъятной территории страны.

Хотел тут написать ещё красивую фразу про то, что эту зловонную кучу рэперов требуется рекультивировать, но потом полез почитать инструкцию по эксплуатации и рекультивации полигонов ТБО. В общем, рекультивация, если коротко, — это «разровнять кучи мусора, присыпать сверху землёй и посадить деревья и травку».

Нет, ребята, нам тут не рекультивация нужна. Нам нужно полностью закрыть свалку, а весь этот рэп-мусор пустить в переработку.

То есть колонка получилась универсальной: берешь любой вражеский предмет, сравниваешь его со зловонной кучей мусора, дальше используешь сердитые слова, и всё: ты великолепен.

Вы прослушали курс современной российской колумнистики. С вас пять тысяч рублей.

29 марта   пропаганда

Первое правило пропаганды

Главное правило пропаганды — посыл должен быть простым. Если хочешь, чтобы твоя вера распространялась, нужно упаковать ее в короткое и броское сообщение — мем. Чем он проще и тупее, тем ему легче распространяться. Если мем в рифму — еще лучше.

Мем дожен быть безапелляционным, без деталей, однозначным и не вызывающим сомнений. В идеале — чтобы он касался каких-то человеческих грехов — например, гордыни, алчности или гнева. Это сейчас самые социально одобряемые грехи.

Восемь лет назад мы с Артёмом сформулировали правило, что из текста нужно удалять бессмысленные слова. Мы назвали их стоп-словами и стали продвигать:

Этот мем основан на гордыне: «Я владею тайным знанием, какие слова удалять, а вы кругом дураки и не лечитесь. Поэтому я пишу классно, а все остальные — плохо».

Это но очень однобокая мысль, во многом неверная. Удаление стоп-слов — это один процент редактуры. Если редактировать только с помощью этой мысли, то получатся страшные уродцы.

Но у этого мема дьявольская сила. Это идеальное оружие пропаганды: он простой, бойкий, короткий и им хочется поделиться, чтобы показать свою крутость. Спроси любого, что такое инфостиль — он скажет «стоп-слова».

Если бы я пытался распространять знания о том, что действительно важно в редактуре, я бы так и бубнил себе под нос, никто бы ничего не понял:

Это касается только пропаганды

Задача пропаганды — чтобы как можно больше людей приняли и передали твое послание. Чем оно проще и привлекательнее, тем лучше оно распространяется, тем эффективнее пропаганда.

Пропаганда — это не всё общение. Когда человек увидел твое первое послание, он захочет познакомиться с деталями. Тогда уже нужно рассказывать ему о тонкостях, доказывать тезисы, говорить об ограничениях. Вероятно, именно эти нюансы превратят случайного прохожего в вашего яростного сторонника. Но все эти моменты остаются между вами, когда человек уже «в теме». Затянуть его в тему нюансами сложно — они не распространяются.

Это везде

Пропаганда повсюду. Каждый человек, который хочет обратить вас в свою веру, создает собственный мем.

Мемы Лебедева — «Самая большая тупость на свете» и «Больше всего ненавижу». Работает гордыня — «я очень умный, потому что разбираюсь, а кто не разбирается — те не очень умные».

Навальный создает мемы на основе коррупции — это гнев и алчность. Приятно поддерживать человека, который рассказывает, что у тебя что-то украли, и если вора посадить, то мы начнем жить «в два, в три раза лучше» — и это, кстати, тоже мем.

Кремль отвечает мемами о врагах с Запада. Это работа с гневом и гордыней: «мы — гордая страна, которая не гнется под натиском евросодомитов и экономических санкций. У нас есть Эксандеры»

Варламов — мастер мема. У него есть несколько тем, которые он постоянно повторяет у себя в блоге: например, «не разговаривайте с полицией», «подземные переходы — зло», «муравейники — зло». Я со многим из этого согласен, но это по-прежнему однобокие мемы. При детальном рассмотрении откроется куча нюансов.

Блокчейн, крипто-что-то, ICO, биг-дата — чаще всего это тоже мемы, которые давят на гордыню и алчность.

Само слово «инфостиль» — тоже мем, как и «Пиши, сокращай». Вместо «инфостиля» могло быть что-то вроде «Правила улучшения текста», и это было бы слабое, беззубое название. Никто не захочет писать по «правилам улучшения текста», зато писать в инфостиле — круто.

Сами по себе мемы и пропаганда — это не хорошо и не плохо, это просто способ доставки информации. Мы живем в мире конкурирующих идей, и побеждают те из нас, у кого более мощные мемы. Поддерживая и распространяя какой-то мем, вы делаете его сильнее. Конструируя собственные мемы, вы включаетесь в конкуренцию.

А так миру наплевать на наши мемы. Мы — тонкий пушок плесени на корочке синего камушка на краю одной из миллиарда галактик, несущихся к своей неминуемой гибели в бесконечном космосе.

Как использовать

Редакторы школы! Если у вас есть задание вроде «помочь читателю в чем-то убедиться», не делайте заход с нюансов. Сформулируйте мощный мем, который вы будете продвигать, и уже потом, прицепом, углубляйтесь в подробности.

Нюансы

Мемы

При определенных условиях кофе полезен

Пейте 3 чашки кофе в день, чтобы жить дольше

Не все химические добавки и спортивное питание могут быть полезными

Химия — зло. Так говорит наука

Некоторые прилагательные следует удалить, если они отражают необъективную оценку

Оценки — удалить!

Некоторым котикам нравится, чтобы их гладили. Поэтому оцените, насколько котик расположен к поглаживанию, и по возможности погладьте его

Видишь котика — гладишь котика

Второе правило пропаганды

А второе правило пропаганды — не используй мемы противника. Но об этом как-нибудь отдельно.

14 февраля   мир живых людей   пропаганда

Голубь, лаборант, Ницше и проблема мышления

Это голубь Семен и лаборант Антон. Они сидят по разные стороны зеркального стекла. Лаборант Антон знает о голубе Семене, но голубь Семен не знает о лаборанте Антоне. Они оба не знают о вас, а вы не знаете о ком-то другом, кто наблюдает за вами:

Голубь нажимает на кнопку. Лаборант отмечает, что голубь нажал на кнопку, и отправляет в кормушку Семену зернышко.

Голубь думает: «Если я нажимаю на кнопку, я получаю зернышко». Лаборант думает: «Если я буду подавать голубю зернышки, мне заплатят зарплату, я куплю кроссовки и пойду на рейв, где я познакомлюсь с прекрасной девушкой и у нас будет защищенный секс по обоюдному согласию».

Голубь Семен идет в бар и встречает там Ницше. Семен рассказывает Ницше про кнопку. Ницше спрашивает Семена, почему, на его взгляд, он получает зернышко. Подумав, Семен отвечает: «Наверное, есть некий бог, который посылает мне зерна за мои труды». «Но бог мертв», — как бы в шутку отвечает Ницше.

Голубь Семен убивает Ницше.

Проблема всех участников этой истории в одной детали. Наши мозги устроены так, что для выживания мы должны строить простые причинно-следственные связи:

А реальность всегда гораздо сложнее, чем мы можем помыслить. Голубь думает, что кнопка влияет на подачу зерен. На самом деле на нее влияет лаборант. А на него влияет зарплата, стремление заняться сексом и маркетинговый отдел компании «Найк», который за много лет косвенного воздействия убедил Антона, что с новыми кроссовками-то он уж точно станет сексуально привлекательным.

А еще влияет бухгалтерия НИИ и личная жизнь главбуха, наличие гранта на исследование голубей, источник этого гранта, не является ли этот источник иностранным агентом, какая комиссия у банка в зарплатном проекте, каков курс рубля к доллару и еще немыслимое количество факторов, которые влияют на это простое действие.

Проще сказать, что мы не в состоянии даже помыслить всю эту сложность взаимодействий:

Я вам больше скажу. В реальности мы даже не знаем ничего о результате. Например, голубь Семен не знает, что у лаборанта Антона ограниченное количество зерен. Или что в каждом сотом зерне яд. Или что дело происходит на птицеферме, и его кормят на убой:

Проще сказать, что мы не в состоянии даже помыслить всю сложность последствий наших действий. Мы что-то делаем, это запускает цепочку каких-то других взаимодействий, в итоге получается множество каких-то результатов. Какие-то из них мы можем достоверно предсказать, но большую часть — нет.

Но с этим невозможно жить. Наше выживание основано на том, что мы научились во всём этом хаосе выделять существенное. Наш ум как бы намеренно отказывается от сложностей и нюансов мира, чтобы получать простые причинно-следственные связи. Антон знает, что если он будет выполнять свою работу, ему заплатят деньги. Могут не заплатить. Может случиться кризис или его может сбить машина. Но чтобы сегодня жить, у него в голове должна быть простая причинно-следственная связь: например, «если я буду хорошо работать, мне заплатят деньги, я смогу достойно жить»:

В предыдущей версии тут была длинная морализаторская концовка, но я ее отпилил. Курлык!

2017   мир живых людей   пропаганда