58 заметок с тегом

мир живых людей

Комплекс спасителя

Когда я был помладше, я был уверен, что моя миссия — внедрить инфостиль, сделать текст в России понятным и читаемым, спасти русский язык от канцелярита. Мне казалось, что это благородно и важно.

И вот я пишу советы, статьи в блог, веду курсы. А потом какая-нибудь копирайтесса напишет в Фейсбуке очередной «инфостиль лишает текст души», и я уже осатанело пишу отповедь.

Раньше такие дамы меня выбивали из колеи. Но недавно дошло, что бесят меня не сами люди. Меня бесило то, что я их спасаю-спасаю, а они не спасаются.

И вот дошло: люди-то спасаться не должны. Кто хочет — возьмет мой метод и будет на нем зарабатывать. Кто не хочет — не проблема, мне больше достанется.

И вообще с чего я решил, что для таких людей мой метод — это спасение? Черт возьми, да я сам каждые полгода улучшаю метод — как я сам могу говорить, что инфостиль 2016 года — это для кого-то спасение? А потом, может быть, их графомания — это единственное, что дает им силы и хлеб?

Короче: не надо никого спасать. Есть метод, его нужно совершенствовать. Есть знания, их нужно обновлять. Есть работа с понятным полезным действием, ее нужно делать. А еще время жизни стремительно уходит, и если горевать за каждого графомана, то ничего из этого не успеешь.

С этой мыслью появилась «Мастерская». Кому надо серьезной редактуры — добро пожаловать. Кому надо душевных текстов и выражения чувств — пожалуйста, не беспокойтесь.

А самый свежий инфостиль со всеми новыми находками — в электронном учебнике. Ничего новее и полнее пока нет.

Если интересно проследить развитие метода, почитайте советы на сайте бюро — от нижних к верхним. Самому нижнему совету шесть лет. Постепенно видно, как меняется тон: от агрессивно-назидательного к спокойному и дружественному. Видно, как раньше меня задевали провокации, а теперь я их могу иной раз придумать сам, чтобы развлечься.

1 июля   мир живых людей

Вызов Главреда о реновации: интерес

В мае я бросил вызов редакторам: предложил рассказать о москоской реновации. На конкурс отправили 41 работу, я их оценил. Авторам лучших работ я выплатил денежные призы, других призеров подписал на курс «Мастерская».

Если вы заняли с 1 по 10 место в турнирной таблице, но еще не получили письма из «Мастерской», пожалуйста, напишите мне: maxim.ilyahov@yandex.ru — вероятно, я забыл спросить ваш эл. адрес и поэтому не могу подписать.

Постепенно в цикле статей я расскажу о работах: что понравилось, не понравилось и что об этом нужно знать всем редакторам. В этой — об интересе.

Интерес в начале

На теме реновации уже нажились многие издания, поэтому было важно сформулировать интересную тему и подобрать интересную заглавную иллюстрацию. Интерес, конечно, субъективная категория, поэтому я судил по себе.

У меня не вызвали отклика темы вроде «Что нужно знать о реновации», «Реновация: вопросы и ответы» или просто «О реновации». Это хорошие заголовки сами по себе, но на общем фоне они проигрывают.

Некоторые авторы использовали в заголовке метафоры или иносказания, типа «Реновация и я» или «Вид из пятиэтажки». Удачной игры слов я не увидел.

Немного лучше заголовки, которые обещают какую-то пользу: «Гид по реновации», «Важное о реновации».

В моем мире выигрывают конкретные нишевые заголовки, в которых указана аудитория или ситуация: «Что нужно знать о реновации немосквичам», «Что делать, если ваш дом в списке».

С заглавными иллюстрациями почти у всех была беда: в основном, выбирали дежурные фотографии пятиэтажек разной степени разрушенности. Это само по себе не плохо, но на общем фоне неинтересно.

Здорово, когда в начале статьи чувствуется личный интерес автора, создаётся интрига, есть отношение к проблеме. В этом смысле запомнилась работа Николая Титенка «У меня уже один раз снесли хрущевку».

Интерес на протяжении статьи

В моем представлении у любого информационного продукта должны быть опорные точки: такие элементы, которые притягивают внимание внутри статьи и запоминаются. У Антона Клеймана эти опорные точки расставлены стратегически: сначала картинка «Было — стало», потом наглядный визуальный календарь, потом еще разные примеры. Благодаря таким точкам статью хочется хотя бы проглядеть.

Демонстрация вида из окна «до» и «после» в работе Антона Клеймана
Наглядный календарь реновации у него же. Можно было более очевидно показать первый снос дома

В качестве опорных точек можно было взять линии времени, отдельные хорошо сделанные цитаты, хорошие иллюстрации. Всё это притягивает взгляд, когда скользишь по статье.

Линия времени — не лучшее применение для этого материала, но сама форма заставляет обратить на себя внимание. Работа Нины Белой

Некоторые участники перегружали. Статья Ксении Пелипенко настолько плотно уложена и в ней столько опорных точек, что читать становится тяжело.

В статье Ксении Пелипенко всю дорогу спорит основная и вспомогательная колонка. И есть момент, где иллюстрация вставлена внутрь иллюстрации и спрятана за клик. Это сложные, утомляющие читателя конструкции

Работу Никиты Пакутина «Реновация на пальцах» можно было не читать, а просто пролистать по картинкам — это уже было достаточно интересно. Подобраны интересные иллюстрации, подмечены интересные детали. Сравните с иллюстрациями в работе Антонины Асановой: вроде тоже картинки, но совсем о другом. У Никиты иллюстрации рассказывают историю, у Антонины просто стоят. Читайте об этом: иллюстрации или декорации.

У Антонины Асановой картинки разбавляют текст, у Никиты Пакутина иллюстрации рассказывают историю

Интерес к материалу

Чувствуется, когда человек равнодушен к теме и когда она его зажигает. Работа Екатерины Мирошкиной в этом смысле показательная: видно, что тема реновации ее приводит в ярость — но не своим фактом, а отношением к ней людей.

Сравните работу Антона Клеймана и работу Светланы Зиминой. Антон копает и достает интересное, приводит доказательства и разбирается; Светлана пересказывает общеизвестные факты. Не знаю, как другим читателям, но первый подход мне нравится больше, чем второй.

Что дальше

В будущих статьях я расскажу о наглядности, вёрстке, ссылках и практической применимости работ. Следите за новостями в Телеграме: @glvrdru

19 июня   вызов   интерес   мир живых людей   редактура
18 мая   дизайн   мир живых людей

Двадцать процентов редактуры

Будьте осторожны с раскладыванием чего-то неисчислимого на доли. Скорее всего, получится брехня.

Успех человека в жизни на 50% зависит от удачи, на 30% — от его старания и только на 20% — от генетики и предрасположенности.

Высшее образование только на 20% влияет на успех в карьере.

Похудение — это 80% правильного питания и только 20% спорта.

Крепкая семья — это 30% любви, 30% совместных забот и 40% привычки.

В чем проблема: успех, карьера, похудение, семья, — неизмеримые понятия, у них нет долей и процентов. Автор использует проценты, чтобы сделать текст наукообразным, то есть сойти за умного. Это брехня в чистом виде.

Чтобы не было брехни, выражайте в процентах только исчислимые понятия и избегайте проценты там, где вы считаете что-то меньше ста:

Нет

Да

Сильная команда — это 33% обучения

Треть времени мы тратим на обучение.

50% его успеха — его удачливость

Он выучивал только половину билетов и ему всегда попадались те, которые он знал.

50% его семейного счастья — в совместном досуге

Он организовал свой день так, чтобы половину времени проводить с женой и детьми. Так они чувствовали...

Высшее образование — лишь 20% успеха в карьере

Из десяти мест, где я работал, диплом спросили только в двух.

Понятно, что фраза «20% успеха» звучит умно, наукообразно и для неопытного читателя даже убедительно. Но мне лично ближе говорить честно и по делу, а не пускать пыль в глаза.

20% усилий

Бытовое понимание «принципа Парето» почти всегда используется в таком же ключе:

20% усилий дают 80% результата.

У этой фразы дополнительная проблема еще и в том, что два понятия составляют иллюзию единого целого, хотя это не так. Если сложить 20% усилий и 80% результата, не получится 100% чего-то другого. Их нельзя складывать. А поданы они так, как будто можно.

Интуитивно мы понимаем, что имелось в виду: «малая часть усилий приводит к большей части результата». Но почему тогда 80+20? Почему не 90+10? Или не 50+75 или 40+90? Усилия и результат не должны в сумме давать 100, поэтому числа могут быть любыми. А если числа могут быть любыми, то можно и без чисел.

«Принцип Парето» (по крайней мере, в его бытовом понимании) — красивая фигура речи. Но она лишь создаёт иллюзию понимания. На самом деле это топорная брехня. Чтобы не брехать, лучше что-нибудь достоверно измерить:

Нет

Да

20% усилий дали 80% результата

Две трети денег мы заработали на побочной функции, которую сделали за день.

Из пяти наших продуктов зарабатывает только один.

Люди покупают нашу программу из-за красивой картинки. Никто даже не заглядывает в список возможностей.

Сам Парето, как подсказывают читатели, вообще-то считал вполне себе измеримые доходы итальянских семей. А расхожий теперь «принцип Парето» сформулировал вообще другой человек.

На сто процентов

Есть еще разговорный штамп «на 100%», который обозначает «полностью». Его тоже можно того:

Я уверен на 100% → Я полностью уверен → Я уверен

Даем гарантию 100% → Даем полную гарантию → Гарантируем, что батарея сохранит емкость три года

100% защита от насекомых → Полная защита от насекомых → Защита от комаров, клещей и пауков

Короче: фразы с процентами красивые и эффектные, но неинформативные и подталкивают к брехне. Будьте осторожны. Инфа сто процентов.

18 мая   брехня   графоманство   мир живых людей   редактура

Лебедев не советует

Увидел в Фейсбуке пост Лебедева о виджетах-звонилках.

Обычно я бы решил, что Лебедев имеет в виду «Звонилки — плохо, не используйте звонилки». И если бы я был дизайнером, то я бы убрал звонилки со всех сайтов и доказывал бы клиентам, что звонилки — это дурной тон, раздражает и далее в том же духе.

А потом я перечитал заметку, и меня как током ударило: ничего такого Лебедев не говорит.

Лебедев говорит, что лично его бесят звонилки и чаты. И если он, Лебедев, захочет позвонить, то лично он, Лебедев, найдет телефон в подвале или шапке сайта. И лично он, Лебедев, пришел на сайт не для того, чтобы ему звонили.

Лебедев ничего не говорит о коммерческих сайтах, о страницах для продажи дешевых товаров из Китая, брокерских услуг, смс-диет и чего-либо в таком роде. Он не говорит о сайтах для людей, которые боятся покупать через интернет, о сайтах для бабушек, о сайтах для людей, которые в интернете бывают только с телефона. Лебедев не говорит, что звонилки бесполезные или их вообще не стоит использовать. Он не говорит, что звонилки повышают или понижают конверсию; что они вредят бизнесу; он не говорит, что это дурновкусие или это кому-то неудобно, кроме одного человека — Лебедева. Присмотритесь: он даже не говорит, что это некрасиво.

Просто эти звонилки не приносят ему пользы и отвлекают. Он справится без них.

Мне 28 лет, из них 14 лет я неправильно читаю Лебедева. Я воспринимал его слова как аксиомы дизайна, а он просто делился тем, что его бесит.

ЛЕБЕДЕВ ТАКОГО НЕ СОВЕТОВАЛ

P. S. Звонилки, конечно, ужасное дурновкусие. Но трудно представить, чтобы они чему-то навредили, кроме дизайнерского чувства прекрасного.

2017   мир живых людей

О глупости и необходимости объяснять

На «Репаблике» вышла новость об РЖД, дескать, потратят миллиард на пиар. Новость начинается так:

РЖД потратит на пиар почти 1 млрд рублей

Государственная компания «Российские железные дороги» выберет подрядчика, который займется продвижением РЖД в России и за рубежом. Максимальная стоимость трехгодичного контракта — 932 млн рублей. Информация о конкурсе размещена на сайте РЖД.

Сейчас набегут комментаторы, для которых миллиард на пиар — это дикость. Начнется поливание РЖД говном, мол, лучше бы новые поезда закупили, школы построили, шубохранилища, Навальный, Канделаки и т. д. Я вижу в этом тексте провокацию, рассчитанную на разжигание подобных дискуссий. И хотя новость вся ссылается на источники и вроде бы объективная, но никто не обратит внимание, что:

Миллиард — это максимальная сумма.

Контракт на три года.

Комиссия пиарщика — 10% от контракта. Всё остальное уйдет субподрядчикам.

А субподрядчики — это не какие-то абстрактные люди, это организации в России. Вот поедут российские журналисты в пресс-тур. Они будут ужинать в ресторане. За ресторан заплатит РЖД деньгами из этого тендера. Из этих денег заплатят зарплату повару, за мясо мяснику, за уборку уборщице.

Нигде не сказано, какие именно проблемы будет решать пиарщики и зачем эти услуги РЖД. Может, они уже запустили новые удобные составы, но о них никто не знает? Кто-то должен о них рассказать и получить за это зарплату.

Часть этих денег уйдет на покупку рекламы в СМИ — таких же, как этот «Репаблик».

Три года поддерживать РЖД будут сколько-то пиар-менеджеров на зарплате агентства.

Три года директор агентства будет по ночам отвечать на звонки топ-менеджеров РЖД.

Новость намекает, что РЖД тратят деньги на фигню. При этом нет абзаца, в котором сказано, сколько денег за те же три года РЖД тратят на поезда, ремонт путей, топливо или что-то еще полезное. Также не сказано, сколько РЖД тратили раньше (может быть, раньше было еще больше). Не сказано, сколько для сравнения на пиар тратит Сбер или Билайн. Нет комментария пиар-агентства насчет ТЗ: а вдруг там стоит такой набор работ, который в миллиард просто не влезет?

Короче говоря: при минимальном рассмотрении видно, что миллиард — это просто красивая цифра, которую поставили в заголовок для привлечения внимания глупых людей. И хотя формально не придраться, такая новость культивирует глупость и не помогает читателю ни в чем разобраться.

Причем я не исключаю, что миллиард — это адский распил. Ради бога: пусть новость это покажет. Но чтобы это показать, нужно как-то глубже погрузить читателя в тему. Я ж не знаю вообще, сколько это. Поэтому тут дело не в сглаживании углов. Наоборот: если это распил, об этом надо рассказать. Но сейчас этого рассказа нет. Просто огромное число непонятно на что.

Представьте, что в сельской газете вышла такая новость:

Директор совхоза Петров купит иномарку за 500 тысяч

Директор совхоза «Бесперспективный» Геннадий Петров разместил объявление в газете о покупке внедорожника-иномарки максимальной стоимостью 500 тысяч рублей. Петров планирует рассчитываться с продавцом частями в течение трех лет. На иномарке Петров будет ездить в город и обратно в село.

Это та же новость, но взятая в другом масштабе. И односельчане встретят ее с таким же непониманием, с каким комментаторы встретят новость о миллиарде на пиар. Для вас, читатель, она выглядит смешно, потому что вы в контексте.

Вот такого же контекста не хватает новости на «Репаблике».

Культура глупости

Я не знаю, как устроены СМИ вообще и в частности «Репаблик», кто за них платит и с какой целью. Но я слышал, что журналисты должны помогать людям принимать взвешенные решения, делать правильные выводы и повышать качество жизни (но это неточно).

И вот вопрос: какая польза от такого наброса? Какую цель преследовал автор текста о миллиарде на пиар, кроме как пособирать комментов и привлечь внимание к своему СМИ?

Снять главу РЖД за растраты?
Вызвать народный гнев?
Открутить побольше рекламы на своем сайте?
Нарастить ядро аудитории за счет глупых людей?
Создать у «Репаблика» репутацию борца за правду?

Это не подкол, мне правда интересно. Если СМИ хочет рассказать правду — почему эта правда дана без контекста? Если СМИ хочет провоцировать народный гнев — то чем это отличается от пропаганды?

Я правда не понимаю, зачем это сделано именно так. Если вы знаете — расскажите.

Необходимость объяснять

Я понимаю, что недалекие читатели будут всегда. Но как редактор я считаю, что задача любого информационного продукта — помогать людям лучше жить. Если бы мне принесли редактировать эту новость, редактор получил бы в ответ такой черновик:

РЖД объявили тендер на три года пиара за 1 млрд

Государственная компания «Российские железные дороги» выберет подрядчика, который займется продвижением РЖД в России и за рубежом. Максимальная стоимость трехгодичного контракта — 932 млн рублей. Информация о конкурсе размещена на сайте РЖД.

{ЧТО ВХОДИТ В ТЕНДЕР и где прочитать список работ?}

{ЗАЧЕМ ЭТО РЖД: какие проблемы решает. Комментарий представителя РЖД. Пример плохого пиара, от которого страдает компания.}

{КОММЕНТАРИЙ ПИАРЩИКА: Насколько реалистичная смета?}

{ДЕЙСТВИЕ. Кто может участвовать в тендере? Как подать на него заявку? Какие нужны гарантии}

{КАК РАСПРЕДЕЛЯТСЯ ДЕНЬГИ? Сколько получит пиарщик, какой бюджет на СМИ и т. д.?}

{КОНТЕКСТ: какую долю закупок занимает пиар в структуре закупок РЖД? Для сравнения, сколько они тратят на другие дела?}

{КОНТЕКСТ: зачем вообще РЖД закупать эти услуги на стороне?}

{РОССИЙСКИЙ КОНТЕКСТ: сколько РЖД обычно тратит на пиар? Сколько тратят крупные компании?}

{МИРОВОЙ КОНТЕКСТ: сколько зарубежные железнодорожные компании тратят на пиар?}

{ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ: скандалы с закупками РЖД, расследования ФБК, ответы}

{ДЕЙСТВИЕ: Что делать тем, кто считает это воровством?}

Такая новость окажется гораздо полезнее и познавательнее.

Нечто подобное мы стараемся делать в Тинькофф-журнале: берем громкие новости из СМИ и пытаемся объяснить их с пользой для читателя. Например, по Фейсбуку стала гулять новость об отъеме единственного жилья за долги. Никто в новости не разбирался, все стали кричать о грабеже. А мы разобрались, что это на самом деле значит, и правда ли ты можешь остаться на улице.

Может быть, я не прав, и функция СМИ — обслуживать интересы акционеров. Я правда не знаю, потому что никогда в СМИ не работал. Но как читателю и гражданину мне интересно, что мешает писать с пользой лично для меня.

Если вы работаете в СМИ и можете квалифицированно ответить на этот вопрос, приглашаю в дискуссию в Фейсбуке.

Выжимка из дискуссии

Уважаемые участники дискуссии по этому вопросу привели много мнений. На момент обновления в обсуждении где-то 50 развёрнутых комментариев. Что я узнал, опираясь на мнения журналистов:

Новостники вынуждены работать на скорость, поэтому качество иногда страдает.

Новость составляется из самой новости и фоновых знаний. Фоновые знания делаются на основе того, что это конкретное издание уже писало на эту тему. В спешке ты не можешь поставить на фон новую информацию или провести новое исследование.

После новости редактор может поручить автору заняться более подробным анализом случая, если посчитает эту тему достойной освещения. Тогда автор будет отвечать на вопросы, которые я привел к статье.

Некоторые журналисты очень остро воспринимают вопросы о качестве своей работы. Мол, мы тут пашем как черти, потом садимся в бар, потом утром приходим на работу, а там нашу работу ругают. «Поработай в новостной редакции и всё поймешь».

Самое большое откровение для меня было в ответе Максима Кашулинского из «Репаблика»:

А что не так? Компания потратит миллиард рублей на пиар — хорошая новость. Может, среди наших читателей кто-то захочет поучаствовать в тендере

Это меня вскрыло, потому что я-то увидел в этой новости наброс. А Максим — хорошую новость с мощным полезным действием. Это скорее говорит обо мне, чем о новости или Максиме: это я конспиролог и ищу везде злой умысел. А люди хорошую новость написали. Полезно со стороны посмотреть на собственные расстройства.

Вангующие аналитики и страх

У меня есть старинный друг — золотой человек, инженер в лучшем смысле этого слова. Трудолюбивый, кристально честный, всегда готов помочь, снимает с женой квартиру в Москве. Люблю его всей душой. Но есть у него првычка, от которой мне не по себе: он любит рассказывать всякие страшные истории.

Всё как бы в шутку и с налетом иронии, но видно, что правда: как опасно ходить ночью по улицам, как воруют детей, как нельзя связываться с полицией, как по дорогам все ездят с травматическим оружием, а у каждого прохожего под курткой либо шокер, либо нож. Переходишь дорогу по зебре — тебя давят. Переходишь по переходу — тебя грабят, убивают и насилуют. Сидишь дома — в него врываются грабители. Вышел покурить на балкон — в тебя попадает шальная пуля. Выпил кофе в кафе — тебя усыпили и ограбили. Пошел в кино — сел на иголку с ВИЧ. Посмотрел фильм дома — поймал вирус. Опасность во всём.

Пообщаешься с ним часик, и потом страшно вообще всё. У каждого полицейского мерещится бутылка шампанского. Перед зеброй возникает панический страх и стоишь, как дебил, ждешь, пока по Ленинскому перестанут ездить машины. В магазин лишний раз страшно сходить, но вызывать доставку еще страшнее.

Я понимаю, почему мой друг любит такие истории. Это его способ позаботиться об окружающих. Он верит, что если он распространит знания об опасностях нашего мира, то его родные станут осторожнее. Это такая форма любви, и с его точки зрения он прав.

Но конкретно у этой формы любви есть проблема: когда слишком страшно, ты цепенеешь — настолько, что не знаешь, что делать. Взять ту же безопасность на улице:

Пойти на бокс — бесполезно, тебя зарежут ножом или застрелят.

Купить оружие — бесполезно, тебя задержит полиция и этим же оружием изнасилует.

Уехать в другую страну — бесполезно, полицейская жестокость и беззаконие везде. А за границей еще и работы нет.

Не выходить из дома — вроде нормально, но могут же и в него прийти.

Но мне же надо как-то жить, правильно? В магазин надо, на работу надо. И как-то высунешься на улицу и, перебарывая страх, пойдешь себе к метро через переход. Ну а что?

Аналитики

Еще в интернете есть армия аналитиков, которые упражняются друг перед другом в проницательности:

Один рассказывает, что стабильность рубля поддерживается иностранными трейдерами, и чуть что — будет полный обвал.

Другой говорит, что Путин выкачивает деньги из России, осталось совсем чуть-чуть, и нас бросят на произвол судьбы.

Третий вещает о фантастических коррупционных схемах и феерических пузырях, которые вот-вот лопнут вместе со всеми нашими сбережениями.

Почитаешь такое часик — и пропадает воля к жизни. Раньше хоть была надежда, что за границей этого всего нет, но сейчас аналитики пишут всё то же и насчет заграницы. Надежды нет вообще никакой.

Самое неприятное, что эта аналитика пишется с одной целью — показать, какой автор проницательный. «Смотрите, я вижу этих политиков насквозь! Правда, я умный? Ну правда же? Ну оцените мои аналитические способности!»

У меня к такой аналитике один вопрос:

А МНЕ-ТО ЧТО С ЭТИМ ДЕЛАТЬ?

Нет, правда. Вот ты пишешь, что рубль обвалится. Что делать? Покупать валюту? Покупать недвижимость? Переезжать? А куда? А что там делать?

Ты говоришь, что власть продажная, всё прогнило, правительство выводит из страны бабки и смывается. Окей. Мне что с этим делать? Как я могу повлиять на ситуацию?

Вся эта аналитика только пугает и никак не помогает жить. Всё, что после нее чувствуешь — уныние и безысходность. В таком настроении ты никак не улучшишь свою жизнь, не начнешь больше зарабатывать, не защитишь себя. Это бесполезная трата времени и сил.

Как правильно

Текст нужно писать так, чтобы он улучшал жизнь другого человека. Не потому, что ты умный. Не потому, что тебя обидели. Не потому, что тебе самому страшно и не по себе. А потому, что ты можешь кому-то принести пользу.

Если ты предвидишь обвал рубля, напиши: «Ребята, ситуация такая. Советую покупать баксы, потому-то и потому-то».

Если ты предвидишь крах недвижимости, напиши: «Ребята, в недвижке ситуация вот эдакая. Сейчас лучше не покупать квартиры, потому-то и потому-то».

Если ты против коррупции, добавь к своему посланию конкретный призыв: «Делайте вот так, это поможет потому-то и потому-то».

Если не нравится писать в повелительном наклонении, пишите за себя: «Чтобы защитить свои деньги, я держу всё в баксах и евро».

Мы в Тиньков-журнале запустили новостное вещание: каждый день выпускаем с опозданием новость о чем-то, что произошло в экономике. И там обязательно есть раздел «Что мне с этим делать?» или «Как это меня касается?». Это принципиально важный для меня момент: я хочу, чтобы каждая публикация четко говорила человеку: «Теперь делай так». Для наглядности мы добавляем ко всем заголовкам «Ну и что?» Вот что уже вышло:

ЦБ проиндексирует НПФ → можно смелее нести деньги НПФ
Минфин повысил МРОТ → всё равно повышайте себе зарплату своим трудом
ЦБ не пересмотрел ключевую ставку → не спешите с ипотекой
Нефть торгуется выше 55$ → вас это не касается, продолжайте хорошо работать
Скоро появятся «народные» ОФЗ → следите за новостями и оцените условия, когда они станут известны
Маткапитал не будут индексировать → тратьте его скорее, пока не подъела инфляция

Мне было интересно пронаблюдать, как большинство новостей из информационного поля никак не влияют на жизнь большинства людей. Ну торгуется нефть по 55$, что с того? Тебе от этого не надо ни хуже работать, ни меньше зарабатывать.

Попробуйте к своей следующей публикации задать такой же вопрос — «Ну и что?»

Специально для Ярослава Маркина: журналистика не отменяется

Ярослав Маркин увидел в этой статье нападение на стандарты журналистики:

[Саркастически] Точки зрения не нужны. Нужно кормить, разжевывать, и проглатывать за потребителя. Зачем мне читать, что происходит? Расскажите, как реагировать, и кто виноват.

Это, конечно, неверно. Речь не о том, чтобы заменить аналитику советами. И не о том, что аналитика плохая и ее нельзя публиковать. Речь о том, чтобы к любой аналитике добавить совет: что с этим делать.

Вот вы рассказали о ситуации с рублем. Привели факты. Сделали предположение, что будет дальше. Отлично. Сделайте последний шаг: дайте рекомендацию, что делать дальше. Те, кто с вами согласятся, последуют вашему совету. Те, кто не согласятся, проигнорируют его и поступят по-своему.

Будут люди, которым эти советы не нужны. Ты говоришь им: «Рубль держится на иностранных инвестициях» — они сами понимают, что делать. Им эти советы никакого вреда не нанесут. А людям вроде меня — помогут.

2016   забота   мир живых людей   редактура   структура

Буратинки

Если будете сдавать мне статью или курсовую, обратите внимание на такой ход:

Маша и Саша работают в крупной компании.

Маша сидит на обычном кресле. У неё устает спина и поэтому к концу дня она непродуктивная.

У Саши навороченное отклоняющееся кресло с подставкой для ног, в котором он работает почти полулежа. У Саши спина не устает, поэтому он продуктивный весь день.

Покупайте наши навороченные кресла! Британские ученые одобряют!

Саша и Маша — буратинки. И пример этот — плохой. Объясняю.

Что за буратинки

Буратинки — это выдуманные персонажи, которых авторы вводят в статью, чтобы что-то доказать или объяснить. Буратинки абстрактные и служат одной цели — выполнять функции людей там, где по смыслу нужны какие-то абстрактные люди. Чаще всего буратинки встречаются у тех, кто читал книги об убедительности или искусстве объяснения. Там прямо так и сказано: «Вводите персонажей». Но не сказано «Не делайте их тупыми».

Вот вам еще буратинки:

Олег — предприниматель, у него цветочная палатка. Олег никогда не задумывался о том, чтобы установить себе ЦРМ. Но тут он установил ЦРМ, и всё преобразилось!

Анжелика работает СММ-менеджером в крупной компании. Каждый вечер Анжелика ходит в спортзал. После спортзала ее футболка сухая и совсем не пахнет. Как ей это удается?

Буратинки — это условные Петя и Маша, которых вы придумали как примеры для статьи

Что не так с буратинками

В буратинках нет правды. Из-за этого читатель может в них не поверить, а ваш текст развалится, даже если в нём будет сильный аргумент.

Вот Всеволод Устинов пишет в блоге «Айти-эдженси» о том, как они заставляют сотрудников проходить «Соло на клавиатуре». Я согласен с Всеволодом: учиться десятипальцевому методу — хорошо. Но когда он показывает в примере буратинок, у меня сразу вопрос: «А вы правда заставляете, или вы это только сегодня придумали?» Потому что статья подается как корпстандарт, а примеры в начале — выдуманные:

Саша печатает быстро, но с ошибками и иногда подсматривает на клавиатуру. На то, чтобы обдумать и описать свою идею у него уходит 45 минут.

Маша печатает с той же скоростью, но она совсем не отвлекается в процессе печати. На то, чтобы описать идею, у Маши уходят те же 45 минут, но описание получается лучше, и её идею принимают.

Я читаю это и не верю ни в Сашу, ни в Машу. У меня ощущение, что мне тут привирают и держат за простака. А ведь я согласен с тезисом статьи. Представьте, если тезис еще и спорный?

Буратинки разрушают доверие к автору

Буратинки и достоверность

С буратинками есть и еще одна проблема: достоверность. Когда у тебя выдуманные герои, они будут совершать выдуманные тобой действия. А если ты плохо знаком с темой, то и герои у тебя могут сделать что-то невозможное. И ты об этом не узнаешь.

Например, я пишу статью об инвестициях. Посыл такой: «Вкладывайте не только во вклады, но еще и в ценные бумаги». И я в теории знаю, что финансовые инструменты на бирже в теории могут приносить более высокий доход, чем депозиты.

Чтобы доказать это, мне нужен пример — чувственный опыт же, всё такое. Я придумываю буратинку, который, с моей точки зрения, всё делает правильно:

Иван решил, что вклады — не для него. Он взял 100 тысяч рублей и отправился с ними на биржу. Там он вложил деньги в акции «Эпла» и уже через месяц на его счёт стали ежемесячно падать кругленькие суммы.

Но так как я не знаю тему в подробностях, мой буратинка оказывается невозможным. Нельзя прийти на биржу с деньгами — нужен брокер. 100 тысяч — не такой уж и большой капитал, чтобы зарабатывать крупные суммы ежемесячно. Дивиденды падают не каждый месяц и даже если падают — их нужно вручную выводить с брокерского счета. Ну и акции «Эпла» торгуются не на Московской, а на Санкт-Петербургской бирже. Всего этого я не знал.

Если бы я спросил у инвестора, он бы всё это мне рассказал. Я бы просто привел пример с этим инвестором и может быть поменял бы его имя. Но так как живого примера у меня не было и я всё сочинил, получилась недостоверная статья.

Буратинки расслабляют: твой текст выглядит вроде нормально, но внутри может быть зашит любой ад, и ты этого не узнаешь.

Если не знаешь тему, буратинки не помогут

Что делать с буратинками

Если у вас буратинки действительно абстрактные и вы не претендуете на правдивость, нужно прямо взять и подчеркнуть: смотрите, это абстракции. На примере Всеволода Устинова:

Допустим, у нас работают условные Саша и Маша.

Условный Саша печатает быстро, но с ошибками и иногда подсматривает на клавиатуру. На то, чтобы обдумать и описать свою идею у него будет уходить 45 минут.

Допустим, условная Маша печатает с той же скоростью, но она совсем не отвлекается в процессе печати. На то, чтобы описать идею, у Маши будут уходить те же 45 минут, но описание получается лучше, и её идею примут.

Проблема решена: читатель больше не ожидает, что ваши буратинки реальные. Он воспринимает их такими, какими вы их заложили: абстрактными персонажами. Аргумент получается не слишком убедительным, но хотя бы читатель не чувствует, что его обманывают.

Однако будет круче, если вместо абстрактных ребят в рассказе будут настоящие люди с живыми историями. Так как я не знаю, как всё устроено в «Айти-эдженси», я ничего такого сам не придумаю. Но вот другие примеры:

Буратинка

Живой человек

Вася откладывает с каждой зарплаты по 10 тысяч рублей. За год он накапливает 120 тысяч. Сейчас у него почти 600 тысяч рублей сбережений, и он очень рад.

Вася решил откладывать деньги с зарплаты: по 10 тысяч каждый месяц. За год он отложил 120 тысяч. Он посчитал, что за 5 лет такого откладывания он заработает только 600 тысяч и этого не хватит ни на что: ни на квартиру, ни на машину. То есть действие бессмысленное, а 10 тысяч в месяц — это больше гомеопатия, чем сбережения.

Надежда не могла найти места в жизни. Она ютилась копирайтером в крупных компаниях, но нигде не находила себе места. И вот случайно она нашла Школу редакторов. Она стала редактором и теперь работает на высокооплачиваемой должности в известном банке!

Надя Цветкова работала копирайтером то ли в «Киви», то ли в «Визе», и пришла ко мне на курс где-то в 2015 году. В начале 2016 она пошла в Школу редакторов и защитила диплом — рассылку об адских клиентах. В этот момент мы с Сашей Раем искали человека в продуктовую редакцию Тиньков-банка. Надя откликнулась, показала Раю рассылку, ему понравилось. Сегодня Надя вышла к нам на работу редактором.

Либо сделать буратинок абстрактными, либо наоборот — живыми

Сорта буратинок

Только не подумайте, что буратинка — это только «Ольга работает в крупной компании». Буратинка — это не конкретные слова. Это инструмент изложения, а инструмент можно завернуть в любую обертку:

Буратинка

Живой человек

Один мой друг берет кредит на бизнес, когда чувствует, что эти деньги могут заработать больше, чем стоит их использование.

У меня есть друг Витя, он продает всякие секс-штуки из Китая. Обычно он работает на свои деньги, но есть две недели в году, когда он закупается в кредит. Это недели перед 14 февраля и 8 марта. В эти дни у него расходится всё.

У меня был одноклассник, который в совершенстве овладел управлением активами. Он мастерски рассчитывает доходность активов и манипулирует ими.

У меня в Краснодаре был одноклассник, которому всё покупали богатые родители. Машину, квартиру, компьютеры — всё это он получил в подарок. Живи и радуйся. Но нет, он был хитрый лис. Когда ему подарили квартиру, он втихаря сдал ее в аренду за 25 тысяч, а сам снял за 10 близко к работе. Машину продал, убедил босса дать ему служебную, все деньги положил во вклад, подкопил, купил по ипотеке квартиру и сразу ее сдал знакомым без договора. Сейчас у паршивца две квартиры и служебная машина, а ему еще нет тридцати.

Вычитал в интернете, что один инвестор в США разложил все свои сбережения по акциям пяти компаний. Одна из компаний полностью обанкротилась, две других изменились в цене незначительно, а еще две показали взрывной рост на 200% за год. Теперь этот инвестор — миллионер.

(Не придумаю уже)

Буратинки работают

Поймите меня правильно: буратинки — нормальный рабочий инструмент. Они работают. Есть люди, которые не увидят в буратинках подвоха и купятся. Есть и те, кто сразу видит, что перед ними абстрактные персонажи и воспринимает их только так. Читатель найдётся на всё.

Но я считаю так: потакать дурному вкусу читателя — само по себе дурновкусие (на самом деле так считает Огилви). Если пишешь — пиши так, чтобы самому нравилось. Мне вот не нравится, когда мне приносят статьи с буратинками — чувствую, что меня держат за простака.

Так что я против, а вы уж сами решайте. Читатель найдётся на всё, но жизнь слишком коротка, чтобы делать дерьмо.

Как важно быть уникальным. 18+

Авторы, вот вам совет по следам Паши Федорова и его «Прокрастинации». Паша пишет так:

Модная среди редакторов и копирайтеров фраза: «Пишу о сложных вещах простыми словами». Те, кто её используют, обычно простыми словами совсем не пишут.

Особенно популярна фраза на страницах с рассказом о себе. Все кругом сделают обучающую статью, запустят рассылку и напишут простыми словами о сложных вещах.

Детки, запомните: когда пишете шаблонными фразами, вы не выделяете себя среди других. Если в вашем тексте о себе можно поставить чужое имя, а смысл не изменится, то это плохой текст о себе.

Это ерунда. Если вы писатель, копирайтер, колумнист, эссеист, гонзо-журналист, райтер, рерайтер, сценарист или любой другой человек, который пишет текст за деньги, запомните раз и навсегда:

Всем наплевать, насколько вы уникальны

Когда к вам обращаются клиенты, им наплевать, насколько у вас уникальный текст о себе и можно ли в него подставить чужое имя. Они ищут человека, который выполнит их задачу. Так же, как никому не нужен уникальный стоматолог, самобытный каменщик или единственный в своем роде электрик, никому не нужен уникальный писатель. Нужен просто нормальный человек, который качественно выполнит работу за приемлемые деньги.

Допустим, я продаю телефонию, мой клиент — владелец турагентства, софтверной компании или службы доставки еды. У меня сложный продукт. Мой клиент не хочет разбираться в тонкостях, но должен понять пользу. Мне нужен человек, который будет писать мне в блог. Он должен рассказывать просто о сложном.

Я отбираю троих людей. Все трое заявляют, что умеют писать просто о сложном и имеют опыт в телекоме. Смотрю на их работы. Вижу, что два действительно хорошо объясняют на пальцах, третий нет. Из тех двоих у одного заоблачные цены, у второго нормальные. Я выбираю того, кто мне подошел по цене и работам. Дело сделано.

Мне наплевать, насколько у этого человека был уникальный текст о себе. Я, естественно, не сравнивал его со всеми остальными — я сразу смотрел на работы. Мне это главное, а не то, насколько оригинально и вычурно написан текст о себе. Потом я с ним еще пообщался, посмотрел на реакцию, расспросил о его интересах. Почитал его соцсети на всякий случай — вдруг он какой-то псих. Но на уникальность текста о себе мне было совершенно точно наплевать.

Сила любой рекламы, в том числе текста о себе, — в том, чтобы вы говорили о том, что важно клиенту. А чтобы это было убедительно, нужно доказывать каждое свое заявление. Если вы пишете просто о сложном, приведите пример такой работы. Если помогаете компаниям делать рассылки — скиньте ссылку на готовое письмо. Если вы про стратегию и долгосрочные отношения с клиентом — напишите об этом статью, опубликуйте рассказ о проекте.

Не надо быть уникальным. Для начала достаточно не пиздеть.

2016   мир живых людей   реклама   текст о себе

Вавилонская библиотека

Есть такой сайт (и рассказ, и философская идея) — «Вавилонская библиотека». В ней с помощью специальной формулы хранится весь текст, который может быть написан с использованием 23 латинских букв. Для простоты скажем, что это весь возможный текст на английском. Вообще весь.

Всё, что было написано с момента изобретения алфавита; всё, что пишется сейчас; всё, что будет написано с помощью этих букв — уже хранится в этой библиотеке. Майкл вам расскажет подробнее. Смотрите с 17-й минуты:

Парадокс этой библиотеки в том, что там есть всё, но этим невозможно пользоваться. Там есть лекарство от рака, но чтобы его найти, нужно точно знать, где искать. Там есть рассказ о том, как вы умрете, причем все возможные варианты. Но вы не можете просто открыть том, где написано «Смерть» и найти там себя. В «Вавилонской библиотеке» есть всё, но это бесполезно.

К чему я это всё: когда вы делаете очередную подборку «99 инструментов и статей об интернет-контент-диджитал-имейл-маркетинге», вы строите филиал «Вавилонской библиотеки». У вас вроде много чего собрано, но пользоваться этим невозможно, потому что никто в жизни не сядет и не станет читать подряд 99 статей.

Я знаю, что пост с 99 статьями наберет кучу лайков и репостов. Но я так же знаю, что польза от такого поста будет нулевая. Вы потратите время жизни на что-то, что соберет лайки и не принесет пользу. Насколько нужно не уважать себя, чтобы так расходовать время?

Как улучшить длинные подборки статей:

Делать их короткими, чтобы один человек за полчаса мог бы осилить всё.

Разбивать на разделы, чтобы читатель мог выбрать что-то, что важно именно ему.

Давать аннотации и пересказы, чтобы сами статьи не нужно было читать. Или чтобы по аннотации можно было выбрать самое интересное.

Высказывать личное мнение о каждой статье — опять же, чтобы читатель мог выбрать.

Всё это называется кураторством. Хотите классную подборку — вложите в неё личное мнение, опыт и навыки, а не просто копи-энд-пэйст из Экселя.

2016   дизайн   мир живых людей
Ctrl + ↓ Ранее