Страсти по Пушкину

В СНГ есть культ Пушкина, Толстого и Достоевского. Люди, которые в последний раз читали этих авторов в седьмом классе, любят указывать окружающим, что русская литература — это святое; все должны ее понимать; кто слово плохое на Пушкина скажет — того на кол. И если дети не понимают Толстого — то дети глупые. А кто попытается извлечь из школьной программы «Преступление и наказание», тому триста плетей и ссылка на каторгу.

Такую позицию можно понять. Когда тебе самому нечем гордиться, надо гордиться хоть чем-то — например, литературными произведениями, написанными двести лет назад. Еще можно гордиться тем, что у твоей страны есть ракеты — ведь они способны лишить жизни тысячи людей и превратить огромные пригодные для жизни территории в токсичную пустошь.

Ну так вот, классическая русская литература. Она, безусловно, хорошая, полезная и нужная. Если соблюдаются три условия:

Читатель понимает исторический контекст. Чем интересна «Капитанская дочка»? Что за Пугачев? На каком фоне проходила крестьянская война? Что было не так с политикой Екатерины II? Зачем Пушкин фантазирует на тему столетней давности? Если этого всего не понять, то «Капитанская дочка» для читателя ничем не отличается от любого современного приключенческого романа. И как ни окропляй томик Пушкина святой водой, ребенок его не поймет.

Читатель понимает жизнь в нужной степени. Дети не глупые, а пока что неопытные. Если прочитать «Войну и мир» в седьмом классе, это будет одно произведение. Если ее же прочитать лет в тридцать — совсем другое. Глупо ожидать от детворы глубокого понимания взрослых произведений.

У нас же считается так: «Всё, что написано в 19 веке, автоматически обладает статусом культовости, поэтому это должны читать все, всегда, в любом возрасте». Девочке, которой по возрасту сейчас надо слушать Тиму Белорусских, не поймет «Преступление и наказание». Да и ее родители тоже, прямо скажем.

Читателю помогли понять слова. По интернету сейчас гуляет кретинский текст о том, что первоклашки не понимают текст «Бразды пушистые взрывая летит кибитка удалая. Ямщик сидит на облучке в тулупе, в красном кушаке». И взрослые потешаются: ахах, семилетки не знают, что такое бразда, кибитка, ямщик, облучок, тулуп и кушак! Наверное, их испортили смартфоны и интернет! Вот в наше-то время... И в это вкладывается священный смысл: если ты знаешь предметы из быта 19 века, ты умничка. А ведь это просто убер едет по свежему снегу, а у водителя довольно дорогой смартфон.

Русская литература — это не икона, на нее не надо молиться. Меня лично не волнует, будут ли понимать мои дети слова из девятнадцатого века. Меня тревожит, что у нас нет современного Пушкина.

Хорошо хоть есть Пелевин!

18 сентября   мир живых людей
Популярное