Rose debug info
---------------

Позднее Ctrl + ↑

История о пиратстве «Пиши, сокращай» и Данииле Галте

Года полтора назад мы с Лешей Башуком начали регистрировать права на интеллектуальную собственность. Начали с товарных знаков: названий книг, программ, курсов и рассылок. По большей части я с этими правами ничего не делаю. Но однажды эта регистрация пригодилась. Вот об этом история.

Краткое содержание

Даниил Галт дарил электронную версию «Пиши, сокращай» вместе со своей книгой. Это нарушение прав на литературное произведение и товарный знак.

Вместе с юристом мы собрали доказательную базу и направили претензию на 800 тысяч рублей.

В результате мы договорились на 300 тысяч. Даниил выплатил их.

Все документы, услуги нотариуса и юриста стоили около 100 тысяч.

Дальше история предельно нудная, нужна только для справки и чтобы пугать будущих нарушителей. Если ждете увлекательный сторителлинг, прочитайте лучше про назидательность.

Скриншот, с которого началось дело Галта

Знакомство

Летом 2020 года читатель прислал ссылку на сайт предпринимателя Даниила Галта. Даниил продавал свою электронную книгу, а в комплект к ней предлагал в подарок некоторые другие продукты, в том числе — электронную версию «Пиши, сокращай».

Книга в электронной версии не издавалась (почему — рассказывали в 2016 году). Маловероятно, что у Галта были права, которых не было даже у издательства.

Обычно в этой ситуации я связываюсь с нарушителем. Прямо звоню: «Здрасьте, это Ильяхов, уберите книжку». Мне всегда отвечают в духе «Простите, не знали, не имели в виду ничего плохого, спасибо за книгу!» Книгу удаляют, вопрос исчерпан за пять минут.

Если кто-то начинает быковать, я упоминаю, что «Пиши, сокращай» — зарегистрированный товарный знак, тогда вопрос исчерпан за 10 минут.

Я дважды написал Даниилу в Инстаграме, он не ответил. Между двумя заходами я изучил его страницу. Это был предприниматель с Бали: пальмы, море, лидогенерация и беззаботная жизнь. Между моими сообщениями он продолжал публиковать что-то в Инстаграме, и было очевидно, что он жив и работает, просто игнорирует конкретно меня.

C 24 июня по 5 июля я не терял надежды

План

Юрист предложил такой план:

  1. Провести осмотр сайта с нотариусом, чтобы зафиксировать нарушение. Это необходимая процедура, чтобы доказать в суде, что Даниил действительно продавал книгу. Осмотр стоил почти 50 тысяч рублей, но без него нет доказательства нарушения.
  2. Составить вежливую досудебную претензию, в которой предложить Даниилу самостоятельно исправиться, выплатить компенсацию, плюс затраты.
  3. Если Даниил откажется или проигнорирует — подать исковое заявление в арбитражный суд.

Единственное, что меня смущало в этом плане — что вся процедура может встать мне в 100—150 тысяч рублей. Даже если суд вынесет решение в нашу пользу и мы получим исполнительный лист, нет никаких гарантий, что у Галта будут деньги, которые мы можем с него стребовать.

Но я рассудил так: «Если человек живет на Бали и занимается инфобизнесом, у него должны быть деньги». Я заплатил, дело пошло.

Реализация

Дальше работал юрист и его команда: сделали осмотр сайта, составили гигантский протокол, через ФНС выяснили почтовый адрес Даниила (это было его место прописки, то есть дом родителей), направили претензию.

В досудебной претензии мы потребовали у Галта 787 600 рублей: 700 тысяч компенсации и 87 600 на нотариуса и юристов. Вот фрагмент, где юрист считает компенсации:

Особенно интересно здесь про 4000 книг, которые Галт, по нашему мнению, распространил. На странице Даниила в Инстаграме было написано: «Более 4000 человек обучаются по моим книгам»
Три осмотра сайтов, почты и соцсетей. Это — юридическое доказательство нарушения

Реакция

Даниил вышел на связь, принес извинения, удалил книгу и просил не идти в суд, аргументируя это тем, что сумма 800 тысяч для него неподъемная. Мне это показалось странным: я был уверен, что у него есть эти деньги, просто он не хочет их платить. В моей голове человек, который проживает на Бали, должен зарабатывать как минимум тысяч 250 в месяц и иметь сбережений в несколько миллионов.

Позднее Даниил прислал мне личное обращение, в котором объяснял, почему эта сумма для него неподъемная. Из его сообщения я сделал такой вывод: не все люди, которые выглядят успешными, на самом деле таковыми являются. А мои представления об островной жизни сильно романтизированы.

Далее у нас с Алексеем был выбор: продолжить давить с прежними требованиями или предложить урегулировать спор до суда, но снизить требования. Мы выбрали второй путь. Наши требования стали такими:

200 тысяч рублей компенсации нарушения прав и морального вреда (по 100 тысяч для меня и Люды Сарычевой);
около 100 тысяч — компенсация юридических издержек;
публикация в Инстаграме подробного описания инцидента.

Даниил согласился.

Результат

В начале сентября 2020 года Даниил выплатил компенсацию. Дело не дошло до суда.

Свою часть компенсации я превращу в призовой фонд нового вызова Главреда, который будет посвящен авторским правам. Старт конкурса — во второй половине сентября. Деньги, которые мне выплатил Галт, в итоге достанутся тем редакторам, которые займут призовые места в предстоящем творческом конкурсе.

Теперь ответы на волнующие вопросы:

Почему решили давить до конца, а не отстать, когда Даниил удалил материалы?

Потому что на момент, когда Даниил удалил материалы, я уже потратил около 100 тысяч рублей на юристов и нотариуса. И было в этом, конечно, что-то личное: когда Галт дважды меня проигнорировал на старте, я увидел в этом неуважение.

Почему осмотры нотариуса стоили так дорого?

Нужно было провести сразу три осмотра: сайта с продажей пиратской книги, почты покупателя и инстаграма Даниила. Осмотры стоили почти 50 тысяч рублей, но без них у нас бы не получилось доказать нарушение суду.

Почему снизили требования?

Даниил убедил меня, что он не сможет выплатить полную сумму в какой-либо разумный срок. Выплаченная половина лучше, чем если он не выплатит вообще ничего.

Неужели в России можно защитить права на что-то невещественное?

Можно защитить права на литературное произведение и товарный знак. Права на произведение принадлежат нам с Людмилой по факту авторства, а товарный знак «Пиши, сокращай» зарегистрирован в Роспатенте.

Сколько на это ушло времени?

От начала общения до получения компенсации — чуть больше двух месяцев.

Вы что, платили за услуги адвоката и нотариуса вперед?

Да, я заранее оплатил услуги по юридическому сопровождению сделки и услуги нотариуса. К сожалению, такой порядок: сначала ты вкладываешься в спор, потом есть шанс вернуть эти деньги.

Зачем об этом рассказываете?

Чтобы была ссылка, которую можно направить будущим нарушителям.

Кто такой крутой юрист?

Я работал с Алексеем Башуком, у него есть канал в Телеграме. Его компания — «Башук Чичканов».

Как мне не стать нарушителем?

Не публикуйте какие-либо версии каких-либо книг в открытом доступе, если у вас на это нет разрешения правообладателя или издательства.

Но книга есть в свободном доступе!

Мы регулярно составляем такие претензии и припугиваем сайты, которые промышляют пиратством. Если кто-то распространяет пиратскую версию, со временем мы его накажем. Если вы скачали книгу в интернете, это не значит, что ее можно так же свободно распространять.

Это значит, что вообще нельзя упоминать никакие книги?

Напротив: можно писать рецензии, краткие пересказы, отзывы и мнения; можно выкладывать фотографии книг в Инстаграм и другие соцсети (но не всей книги, а отдельных фрагментов). Можно дарить бумажные книги, если вы их купили и теперь передариваете.

А что там с конкурсом?

Во второй половине сентября начнется вызов Главреда об авторском праве. Призовой фонд — 100 тысяч рублей, главный приз — 20 тысяч. Подробности позднее.

5 мес   право

Обсер с курсом и работа над ошибками

У меня есть курс про текст в обучающих продуктах: я его сделал на платформе Skill Cup весной 2020 года.

Курс был посвящен узкой теме: как сотрудникам отдела обучения писать текст для своих рабочих курсов. Например, в банке есть отдел клиентского сервиса, они пишут для своих сотрудников курс по работе с холодной базой. Обычно это решается презентациями в «Пауэрпоинте». Задача моего курса в Skill Cup — чтобы этот «Пауэрпоинт» цеплял людей и чтобы им хотелось читать и изучать дальше. Такой чисто B2B-междусобойчик.

Что произошло

Дальше что-то пошло не так, и мы стали обещать на странице курса много лишнего: например, что он подойдет частным специалистам, онлайн-школам, психологам и инфобизнесменам. Также на промостранице не было подчеркнуто, что курс только про текст, а не про теорию обучения и драматургию видеороликов.

В итоге некоторые люди приходили с ожиданием, что курс будет про создание интерактивных видеоуроков, а внутри был хардкор про текст и иллюстрации. Обычно это люди, которые уже у меня учились, читали «Пиши, сокращай» и вообще были в теме. Для них в курсе не было принципиально нового. Понятно их разочарование.

Что дальше

Это всё, конечно, не по-нашему. Дальше есть два пути: переформулировать страницу, чтобы она была посвящена только корпоратам и «Пауэрпоинтам»; или прокачать курс, чтобы он стал убийцей всех курсов. Мы сделаем второе.

В конце октября 2020 года мы выпустим большое обновление курса об обучающих продуктах. В него войдут:

Основы обучения. Не слишком глубоко, но достаточно, чтобы делать онлайн-курсы для взрослых (но не для детей!)

Много, очень много новых примеров из разных областей: не только корпораты, но и частные школы, психологи, хобби, отношения и что угодно. Примеры для разбора я соберу у тех участников, которые уже купили курс. В понедельник мы сделаем по ним рассылку.

Основы видео: как снимать, какой должна быть картинка, разные варианты монтажа и подачи. Драматургия обучающих роликов. Вы вряд ли сможете сами себя снять, но вы сможете проконтролировать, чтобы видео помогало вам, а не мешало. Я не буду поднимать технические вопросы съемок — только смысловые.

Вопросы интерактивных элементов в онлайн-обучении: нужны ли они, какими могут быть, что реально дают, на что и как стоит тратить деньги. Многие живут в иллюзии, что для обучающих курсов обязательно городить навороченные интерактивные заданиях. Вот об этом поговорим.

Что-то еще, чего не хватило нынешним участникам.

Все, кто уже купил этот курс, получат обновление бесплатно: оно появится в их личных кабинетах, а мы дополнительно сделаем рассылку. Доплачивать не нужно.

Вместе с выходом курса мы также повысим цену, но только для новых покупателей и не сразу. Торопиться покупать прямо сейчас не надо: когда выйдет курс, вы сможете изучить его содержание, посмотреть демонстрационные материалы и принять решение. Сейчас на эмоциях не покупайте, а то опять будут завышенные ожидания.

Корректировка ожиданий

Это все еще будет мой курс, и если вы читали все мои статьи и книги, для вас в нем не будет
принципиально нового. Я не научу вас писать сценарии, как Тарантино, и вы не научитесь программировать интерактивные тесты с нуля. Это все еще будет курс про обучающий контент.

Будет всё то же верховенство полезного действия; те же вопросы управления вниманием; то же стремление к чистоте языка, наглядности и примерам. Если вы уже 10 лет читаете меня, этот курс не откроет вам новую вселенную — лишь добавит какие-то отдельные фрагменты в картину мира.

В курсе не будут подниматься вопросы выбора системы управления (LMS), вопросы продвижения и маркетинга курсов, проведения живых вебинаров.

Курс был и будет ориентирован на людей, которые ничего не знают обо мне и моем подходе, поэтому там будет многое из того, что вы уже наверняка знаете. Но я сделаю всё в моих силах, чтобы и для вас там было что-то новое.

Пафос

Я стараюсь делать продукты так: если человек заплатил мне тысячу рублей, я дам ему пользы на пять тысяч. На курсе про обучающие продукты я дал маху и переобещал. Теперь мы сделаем так, чтобы наши участники получили намного больше, чем то, за что они изначально заплатили.

6 мес   курс

Бред сивой кобылы про частицу «не»

Простой способ определить, что перед тобой человек, который не разбирается ни в тексте, ни в коммуникациях — спросить у него про частицу «не». Можно ли ее использовать?

Если человек не разбирается, он выдаст что-то вроде: «Подсознание не воспринимает частицу „не“, поэтому ее лучше не использовать»

Это, как видно из заголовка, несусветная чушь, чистейшее шарлатанство и бред сивой кобылы в одном флаконе.

Как на самом деле:

  1. Люди мыслят образами. Чтобы что-то понять, им нужно это вообразить.
  2. Вообразить можно только наличие чего-то. Нельзя вообразить отсутствие чего-то.
  3. Когда мы говорим «Не делай того-то», человек мгновенно нарисует картинку того, как он это делает. И потом перечеркнет это: мол, так делать не надо.

Вот примеры:

«Не влезай, убьет» — я воображаю, что я туда влез и меня убило. Именно это и нужно было: чтобы я вообразил это и испугался.

«Не трать время на походы в магазин» — человек представляет, как он толкается с тележкой в «Ашане» под вой детей и писк мамаш. Сразу как-то не хочется.

«Не бойтесь, в нашем городе вас не убьют» — представляешь, как тебя убивают в нашем городе. Пока что не особо жизнеутверждающе.

Сначала человек воображает то, что вы ему сказали; а потом уже делает с этим образом то, что нужно — например, представляет альтернативу.

Здесь не курить — курить там.
Не трать время на покупки — закажи на сайте.
Не загораживайте проход — сумку положите под кресло перед вами.
В нашем городе вас не убьют, потому что мы подарим вам бронежилет.

Дело не в частице «не», а в образах, которые мы рисуем. Думайте не о словах, а о смысле.

Обесценивание

Имэджин: вы написали статью или сделали постик в Инсте. Нормальный постик. Тут в комментарии приходит человек, который говорит примерно так:

У вас тут опечатки. Вообще-то не ожидал, что человек вашей профессии будет настолько невнимательно относиться к тексту. Но это и неудивительно: раньше писали профессионалы, а сейчас каждая мартышка может сочинять постики в блог. Печально... Деградируем... Люди, которые не читают художественную литературу, вообще не должны иметь доступа к... Нужно на законодательном уровне ввести запрет на ведение блога, если ты не в состоянии исправить опечатки! Я так считаю!

Перед вами обесценивание. Это значит, что человек из-за вашей статьи почувствовал себя не в своей тарелке. Например, он тоже хотел выразить эту мысль, но вы его опередили. Или он хотел бы быть на вашем месте, но не может, и его это злит. Или он считает, что во всех его неудачах виноваты окружающие.

Про обесценивание важно понимать одну неинтуитивную штуку: это не вы сделали плохую работу; это другой человек рядом с вами чувствует себя плохо. Сам себе чувствует, вы просто рядом стоите-дышите.

Если бы ваша работа была плохой, он бы просто прошел мимо. Никто не будет в здравом уме комментировать просто плохой пост.

Обесценивание — это именно попытка публично принизить работу другого человека. Там всегда будет всё утрировано, едко, немного с табуреточки. Человек будет всем своим видом показывать, что он умнее и талантливее.

Если вас пытаются обесценить, вы сделали что-то хорошее. Шлите этих умников на хер, по возможности исправляйте опечатки и пишите следующий пост.

Проблема при общении с возмущенными

Фатальная ошибка — пытаться говорить с возмущенным человеком в интернете. Причины три:

Он на эмоциях. Возмущенный человек переживает сильные эмоции. Это значит, что сейчас временно снижены его способности логически мыслить и воспринимать чужую точку зрения. Мир разделен на черное и белое: «Кто не с нами — тот против нас».

Если человек сейчас возмущен фейком или полной ерундой, которая никак не влияет на его жизнь, он сможет это понять только самостоятельно, через несколько недель, когда схлынет эта информационная волна и нахлынет следующая. И он это осознает сам, без вашей помощи. Не лезьте переубеждать его сейчас, это не поможет.

Ему сейчас хорошо. Одна из главных эмоций при возмущении — это чувство собственного морального превосходства. Всегда есть какие-то вонючие козлы, которые творят зло, а возмущенный человек всегда на стороне добра. Ему важно сейчас так чувствовать.

Когда мы спорим с возмущенным человеком, с его точки зрения мы прогоняем его с морального пьедестала. Он будет биться за этот пьедестал всеми силами.

Он ничего не решает. Человек чаще всего возмущается, когда не может ничего сделать. Если бы он мог что-то сделать, он был бы этим занят.

Скорее всего, перед вами просто добрая душа из интернета: его накрутили, он теперь весь взвинченный и о чем-то переживает. Утром это пройдет. Вы заметите, что если не эскалировать конфликт, то очень быстро он перестает быть всем интересным.

Сравнение с идеалом

Выпустились из школы Вася и Антон. Антон как-то раз-раз, сделал карьеру, сейчас вице-президент банка, ездит на дорогом автомобиле, всем обеспечен, строит второй дом в Подмосковье.

У Васи всё намного скромнее. Пусть он у нас будет старшим специалистом с зарплатой 120 тысяч, 60 из которых он отдает за квартиру.

И вот жена его пилит:

У Антона каждый год новая машина, а ты даже костюм не можешь каждый год обновить

Антон, одноклассник твой, уже второй дом строит, а ты не можешь плитку в ванной переклеить. Вызвал бы мастера уже, не позорился бы...

Вот после кризиса Антон никак не пострадал, а мы откупорили вклад

У Васи тут большое пространство для маневра: можно послать эту курицу на хер; можно терпеть; можно нетоксично и конструктивно что-то там бормотать. Да неважно. Я о другом.

Такое сравнение с идеалом совершенно не помогает ни Васе, ни его жене. Антон живет где-то в своей вселенной, дорожку до которой ни он, ни она не знает. От того, что жена пилит Васю, он волшебным образом не откроет эту дорожку. Она думает, что она своими упреками его мотивирует. А в реальности она просто его шлепает вонючей тряпкой.

В итоге ему плохо, ей плохо, никто никуда не движется.

А можно все эти же претензии сформулировать в таком ключе:

Слушай, давай придумаем, как тебе каждый год обновлять костюм.

Вась, у нас полгода не решается проблема с кафелем. Если ты не можешь, я могу решить этот вопрос сама

Вася, я боюсь, что у нас нет финансовых запасов. Давай придумаем, как восстановить вклад

Первый вариант претензий — это «Охеревшая капризная курица не следит за клювиком». Второй вариант — «Два взрослых человека думают, как им повысить качество жизни».

Так вот, я к чему: не давайте пропагандистам превращать себя в охеревших капризных кур.

Разобрался, как сделать операцию на сердце

Когда-то давно в Т—Ж мы придумали формат представления автора. Прямо в начале статьи стоит фотография автора и подпись вроде такой:

Олег Иванов, юрист

Задача была в том, чтобы у читателя был повод нам довериться. Раз статью пишет юрист, наверное, он в чем-то разбирается (хехех, на самом деле — необязательно).

Почти сразу возникла проблема — статьи о финансах, законах и налогах нам писали люди, которые по роду деятельности к этим финансам не относились:

Оля Иванова, редактор

Тогда появилось требование писать в подписи, почему этому человеку можно доверять. Например, квартиру о покупке квартиры в Подмосковье нужно было подписать так:

Оля Иванова, купила квартиру в Подмосковье

Прошло время, и сам собой народился такой формат:

Олег Иванов, разобрался в налогах
Олег Иванов, разобрался в оформлении прав собственности
Олег Иванов, разобрался в современных протоколах лечения опухолей мозга

Аналогично:

Олег Иванов, поговорил с экспертами
Олег Иванов, изучил вопрос

У этого формата есть проблема: почему я должен доверять Олегу? Насколько он хорошо разобрался? А что если он разобрался по галимым рерайтам из интернета и его мнение не стоит ничего? А что за эксперты?

Для многих изданий это не проблема — там уже плевать на репутацию и отношения с читателем, лишь бы лился трафик. Но если вам важен авторитет издания и достоверность информации, лучше найдите способ создать доверие. Например, так:

Эксперт — Игорь Петров, кардиохирург, практикует с 2000 года.
Записал Олег Иванов, редактор

Студентам Школы редакторов это обязательно, статья входит в редакторский чеклист.

6 мес   доверие
6 мес   верстка

Математические знаки в тексте

В работах студентов Школы редакторов вижу много таких заголовков:

Кондиционер = пожар?
Овечья шерсть ≠ грипп!
Зов сердца > московские пробки
Терпение + труд = хороший результат

Это всё — шарады: читателю нужно напрягаться, чтобы их разгадать. Если вы не уверены, что читатель будет готов разбираться в ваших шарадах, то лучше их не использовать:

Кондиционер защищен от возгорания
Овечья шерсть безопасна
Зов сердца сильнее московских пробок
Терпение и труд дают хороший результат

Особенно осторожно, когда по смыслу нужно что-то отрицать или опровергать. Об этом в следующей статье.

Хайп-чек

Как понять, что человек использует популярную тему для продвижения себя? (По-простому — хайпожорит) Посмотрите, писал ли он на эту тему две недели назад и будет ли писать о ней ещё через две недели. Если человек пишет только о том, что сейчас в тренде, — перед вами хайпожор.

Если человек действительно заинтересован в Юлии Цветковой, правах меньшинств, феминизме и бодипозитиве, он писал об этом в июне, пишет сейчас и будет писать в августе. Год назад он об этом тоже, скорее всего, писал. Если же в июне его волновал только ковид и кровожадный Путин — перед вами хайпожор. Проверьте через две недели: он забудет о Юлии Цветковой так же, как о ней забудет редакция Вондерзина.

Если человеку было интересно улучшение городской среды, то он будет писать об этом примерно всё время, а не только во время выборов в Мосгордуму. Как там дела, кстати? Следите за политической деятельностью Дарьи Бесединой? (а она есть)

Как там дела у Греты? Пластик выловили из океанов? Буллинг победили? Блэк лайвс еще мэттер? Подарили Бэлле какой-нибудь набор?

В хайпожорстве ничего плохого нет: люди склонны к массовому помешательству, им нужно общение. Когда очередная редакторица на удаленке рассказывает свои теории заговора по ковиду и выгоранию, это можно понять. Все психуют, всем трудно, давай обнимемся и будем жить дальше.

Но бывает, что тебе нужен не флюгер, а парус.

Феномен говнохранителей

Блогер Илья Варламов использует прекрасный термин: говнохранители. Когда таким людям указываешь на проблемы, они начинают яростно их оправдывать.

Например, Варламов рассказывает о проблемах условного Омска: ямы, мусорки, неудобная застройка. А жители Омска в комментариях доказывают ему, что эти проблемы исторически обоснованы, а в Москве все еще хуже, а в Америке вообще негров вешают. Проще говоря, «защищают родное говно». Вот подробная тирада Варламова на эту тему:

То ли для красного словца, то ли искренне Варламов не понимает, как можно защищать то, что портит людям жизнь. Я вижу такое объяснение:

Когда кто-то критикует мой город, я могу принять это на свой счет: если мой город плохой, то и я, получается, плохой. А мне неприятно, когда кто-то ко мне так относится. Мне нужно найти способ оправдать себя. И я нахожу какую-нибудь чушь вроде «климат плохой», «бюджета нет», «менталитет не тот» и, конечно же, «ты, Варламов, просто на подсосе у Госдепа и враг народа».

В итоге Варламов въезжает на белом броневичке и говорит: «Смотрите, говно!» И он имеет в виду «обратите внимание на эти проблемы, чтобы улучшить нашу городскую среду». А люди слышат: «Вы говно, посмотрите на себя». И реакция соответствующая.

Таким людям остро не хватает принятия себя и ощущения границ. Когда у человека с этим всё в порядке, он умеет разделять, где он, а где окружающий мир; где проблема, а где оскорбление. Когда кто-то ругает его город, он не воспринимает это на свой счёт.

Правда, эти же люди через пять минут после прослушивания ругательного ролика про условный Омск зададут резонный вопрос: «Какие у тебя, Илья, предложения?»

У всех моих учеников

Обалденный булшит-заход: «Все мои ученики...» — и дальше что-то желанное. Если не хотите писать «все» — пишите «почти все» или «многие». Будет так:

Многие мои ученики находят работу в первые полгода после окончания курса
Многие мои ученики пишут для топовых российских изданий
Все мои ученики обретают гармонию в личной жизни

Почему это логически непротиворечиво. Допустим, я ученик, и я хочу найти работу. Я прошел курсы, а потом пошел искать работу. За два-три месяца я в любом случае найду работу — не могу же я полгода сидеть трутнем. Это может быть работа не по специальности. Может быть, эта работа никак не связана с тем, чему меня учили на курсе. Мне просто это было очень нужно:

Нужна работа → Пошел на курс → Сделал еще 99 дел в направлении поиска работы → Нашел работу

Осталось связать это в мнимую причинно-следственную связь: будто я нашел работу именно благодаря курсу:

Пошел на курс → Нашел работу

Можно так написать про какой-нибудь бизнес-акселератор:

«Все наши участники запускают собственный продукт и привлекают инвестиции в первый же год после старта программы».

Ну правильно: если ты пошел в акселератор, значит, твои действия и так направлены на запуск продукта и привлечение инвестиций.

Результаты конкурса с «Тильдой»

В начале июня 2020 года прошел конкурс «Тильда зовёт». У участников стояла задача придумать, каким станет издание Tilda Education через год.

На конкурс подано 96 работ, 88 из них технически корректны, 82 человека сдали работу до дедлайна.

Работы победителей:

Владимир Кравчук

Алина Мишуренко, Оля Зонова, Дима Носульский

Ваге Вермишян

Вячеслав Уфимцев

Все участники и результаты

Ниже — мои впечатления, анализ и критика.

Не рассказывай, а показывай

Многие авторы предложили своё видение в виде текста, но не показали ни одного скриншота будущего сайта. Очень мало прототипов и примеров, как будет выглядеть издание. Трудно вдохновить читателя, если не показывать ему картинки.

Например, в одной из работ: «Визуальный контент начинает лидировать. Человек предпочитает его, вместо погружения в смысл и содержание» — и далее в самой работе ни одного изображения.

Представьте, что Стив Джобс вышел на сцену и рассказал что-то чисто на словах.

Спрятали контент

Большая ошибка — не показывать полезное, а сначала спрашивать о чем-то пользователя. Вот эти все схемы — провальные, потому что будут снижать число читателей:

Сначала расскажи нам о своих задачах, а потом мы тебе покажем статьи под твои запросы

Сначала настрой умную ленту, а потом у тебя будет персональный поток материалов

Скажи нам, кто ты — дизайнер, маркетолог или редактор, — и мы тебе всё подберем

На любой витрине нужны крупные выразительные «товары» — в нашем случае это будут статьи. Должны разбегаться глаза от изобилия, на каждую из них должно хотеться кликнуть. Прятать ничего нельзя, даже с самыми благими намерениями.

Просто нереально

Самые сильные работы — те, которые используют существующие, доступные и легко применимые технологии: комментарии, пользовательский контент, рейтинги. Важно понимать, что любая авторская разработка — это дорого, и в случае с изданием, скорее всего, нерентабельна. Это же касается создания собственных приложений для сайта, а также интеллектуальных чатботов и умных помощников. Такая разработка сделает издание убыточным на многие годы.

Съемка видео — тоже дьявольски дорогая и сложная штука.

Но самый дорогой ресурс — это время экспертов. Во многих работах есть идея, что Tilda Education становится таким местом, где живой наставник тебе бесплатно помогает с твоим сайтом и отвечает на вопросы. Живой наставник в таком формате стоит десятки тысяч рублей. Делать такое бесплатно — никакая экономика не сойдется. А за деньги — выгоднее нанять дизайнера, чтобы он не советовал, а делал.

И наоборот: мне очень понравились работы, в которых авторы предлагают начать переупаковывать старые, уже написанные материалы. Они уже есть, мы за них уже заплатили — почему бы не показать их людям снова, в другом виде, в более удобном формате? Ресайзы — хорошее решение.

Делай хорошо, а плохо не делай

Было много работ в духе «Нужно перестать писать неинтересные статьи и начать писать интересные». Проблема в том, что сейчас люди в «Тильде» и так пишут то, что им кажется интересным.

Гораздо ценнее конкретные примеры: вот берем статью с таким-то заголовком. У нее такие-то проблемы. Вот как мы их решаем. Вот что получается. Вот было, вот стало, показали на примере.

Многие участники ошибочно решили, что их дело — только стратегия. А исполнение, мол, потом кто-то за них придумает. Главное — наметить будущее в общих чертах.

Так вот: будушее намечать, безусловно, нужно. Но чтобы эти наметки превратились в реальный продукт, нужен конкретный план. Он может оказаться ошибочным или измениться по ходу, но всегда нужно с чего-то начинать.

Поздравляю победителей

На вершине рейтинга — достойные работы. Если вам нужны люди в медиа или вы хотите это медиа запустить, присмотритесь.

Участникам — спасибо. «Тильде» — спасибо.

Зачем участвовать в таких конкурсах

«Вызов Главреда» устроен так, что даже если вы не выиграли, участие дает вам преимущество на бирже Главреда. Результат конкурса можно положить в портфолио. Можно засветиться перед работодателем, причем не перед одним, а сразу многими. В общем, кому интересна хорошая работа и карьерный рост — приходите на конкурс. Это не единственный способ расти, но довольно простой и приятный.

А победители еще и деньги получают.

Личного опыта недостаточно

Это для студентов Школы редакторов и немного для современных медиажурналистов всея Руси.

Когда вы будете выбирать тему курсовой, у вас может быть соблазн выбрать тему из того, что с вами было недавно. Например, недавно делали ремонт — вот как выбирали бригаду. Недавно родили — вот как выбирать няню. Купили квартиру — вот как проверять документы.

Личный опыт в этих делах, безусловно, важен: это топливо, чтобы вам было интересно писать. Но представьте на примере строительной бригады:

Вам попалась порядочная бригада, они четко всё делали в срок. Вы не знаете, как бригады могут косячить по срокам.

Ваш прораб был гражданином России и сам предложил подписать с вами договор. А есть много прорабов из других стран, которые при виде договора растворяются в тумане.

Бригада не жила у вас в квартире во время ремонта. А есть бригады, которые живут

Ваш опыт одного ремонта нерепрезентативен. Может быть, вы хлебнули горюшка, а может быть, всё прошло гладко. И если писать статью только на основании этого личного опыта, вы упустите что-то существенное для читателя.

Что делать: заручитесь поддержкой одного-двух экспертов (в случае с ремонтом — прорабов). Это должен быть человек, который знает отрасль. Для вас это один ремонт, а для него — новый ремонт каждую неделю. Он должен повидать многое и знать многое. Попросите его рассказать самые дикие истории из опыта.

Еще можно поискать форумы, где этих людей много; группы, где эти люди обмениваются знаниями. В некоторых отраслях есть книги, на которые все ссылаются.

Ваш опыт — это хорошо, но, скорее всего, недостаточно.

Прочитайте еще об этом: я, снова я, опора на личный опыт в начале

8 мес   редактура

Свойства + преимущества

Идешь такой и ХОБА ВИДИШЬ СВОЙСТВО ПРОДУКТА РРРАЗ И НАПИСАЛ ПРЕИМУЩЕСТВА ТАКОЙ ААААААААААААРРРГХ

СДЕЛАН ИЗ СПЛАВА ЧУГУНА И СВИНЦА + ПОЭТОМУ ПРОБИВАЕТ ПСИХБРОНЮ ТОЛЩИНОЙ В ДВА ПАЛЬЦА

ВЫКОВАН ЛУЧШИМИ ВЫКОВАТЕЛЯМИ МОРДОРА + ПОЭТОМУ ВЫДЕРЖИВАЕТ ПРИСТАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД ХОББИТА БИЛЬБО БЭГГИНСА

ТРОЙНОЕ ЭЛЕРИЕВОЕ НАПЫЛЕНИЕ + ДЕЛАЕТ ЕГО НЕПРОНИЦАЕМЫМ ДЛЯ ПОРЧИ И СГЛАЗА

Твердотельного накопителя на 1 ТБ + хватит на столько-то часов видео

Благодаря защите по стандарту IP-такому-то + можно снимать видео под водой на глубине до 100 метров

Очухался и идешь дальше.

8 мес   реклама

Феминитивы в обычных изданиях

Есть нишевые издания — о феминизме, маскулинизме, экоактивизме, пессимизме, акционизме, сталинизме, плоскоземлизме и чем угодно еще. Их аудитория идеологически заряжена и хочет говорить со своим любимым изданием на близком и понятном им языке.

Такие нишевые издания могут и должны использовать собственные термины. Они говорят читателю: «Мы свои, мы в теме, и ты тоже говори на нашем языке и будь в теме». Такие издания должны изобретать собственный язык, внедрять новые словечки и превращать свой партийный съезд в вечеринку. У каждого сообщества должен быть такой сленг, иначе неинтересно.

И есть обычные издания, где нет тесного сообщества и тематической тусовки. Там лучше следовать правилам русского языка.

Допустим, у вас в редакции спор: «блогер» или «блогерка»? Открываете толковый словарь Кузнецова в последней редакции (2014 год). Там есть слово «блогер», но нет слово «блогерка». Значит, используем «блогер».

Или принес вам автор статью со словом «режиссерка», а вы глядь в словарь — а по Виноградову правильно «режиссерша».

Или внезапно у тебя статья про «инженерок». Смотришь, а нет такого слова. Есть слово «инженерша». Дай бог им здоровья, инженершам. Инженерам тоже.

Или всё зашло так далеко, что в статье мелькнула «гастарбайтерка». Открываем словарь, а там только «гастарбайтер». Ну всё, значит.

Но скоро все опомнились и принесли вам статей про инфлюенсерш, инфлюенсерок и инфлюенсериц. Смотрите в словарь: там нет ни инфлюенсеров, ни инфлюенсериц, никого вообще. Тогда открываете редполитику и убористо вписываете любой вариант, который близок сердцу. И используете его.

Вот и сказочке конец.

Продуктивность

Для меня хороший показатель продуктивности — когда еще только среда, а уже сделаны все дела на понедельник.

На прошлый понедельник.

9 мес  

Высшие силы и правильная жизнь

Я медленно надеваю свое белое пальто и читаю вопрос от зрителя в Ютубе:

Хотела бы узнать ваше мнение: расскажите, пожалуйста, как на ваш взгляд, должен писать начальник, то есть хороший грамотный начальник? Нормально ли начальнику писать «сделай, изучи, найди и др.» без пожалуйста, и спасибо в конце, хоть и по работе подчиненного, то есть то, что входит в сферу деятельности этого подчинённого?

В вопросе есть слова «должен», «грамотный» и «нормально». Он подразумевает, что существует некая высшая сила или объективная система правил, которая диктует, как общаться. И если твое поведение вписывается в правила, то ты молодец, и высшая сила обеспечивает тебе хороший результат. Если не соответствует, то высшая сила наложит на тебя санкции.

Я считаю так: высшая сила если и есть, то она явно не занимается зарплатами копирайтеров и не заглядывает в чатики. Поэтому гораздо продуктивнее переформулировать вопросы со словами «если» и «вероятность», и тогда ответы придут сами собой:

Должен, нормально

Если, вероятность

Как должен общаться руководитель?

Если руководитель будет говорить «пожалуйста», повысится ли вероятность того, что люди будут выполнять его задачи лучше?

Какие навыки должен иметь современный редактор? Должен ли он уметь верстать? Должен ли он уметь настраивать таргет?

Если редактор умеет верстать и настраивать таргет, повышается ли для него вероятность найти более высокооплачиваемые заказы?

Какова справедливая цена на услуги копирайтера? Нормально ли брать 10 тысяч рублей за текст?

Что я могу сделать, чтобы повысить свои шансы продавать текст за 10 тысяч рублей?

Можно ли обращаться в письме «Коллеги»?

Каковы будут последствия, если я буду обращаться в письме «Коллеги»?

Должен ли клиент прописывать копирайтеру четкое ТЗ? Нормально ли отказаться от проекта без ТЗ?

Как четкое ТЗ от клиента влияет на вероятность успешного проекта? Что если клиент не может написать четкое ТЗ — как тогда повысить вероятность успешного проекта?

Если переформулировать вопросы в таком ключе, сразу становится как-то уверенно и спокойно. Больше нет высшей силы, к которой нужно подстроиться и чьи желания угадать. Вместо высшей силы — твоя собственная воля. Уже не ты ждешь, что мир тебя вознаградит, а ты сам думаешь, где и как получить нужный тебе результат. Душа наполняется ликованием, в теле приятный подъем, сразу хочется брать ответственность за свою жизнь.

Мода на инфантилизм

В нулевых в моде был был культ успеха: считалось почетным быть молодцом, много работать и зарабатывать, быть успешным, брать на себя ответственность, даже в каком-то смысле быть карьеристом. В тренде было хотеть стать лучше. Отсюда вся эта мода на книги и курсы по саморазвитию.

В конце десятых началась мода на инфантилизм: сейчас модно быть слабым, беззащитным, когда тебе все должны, твои права притесняют, а главная цель в жизни — научиться принимать себя со всеми своими недостатками. То есть не недостатками, а особенностями.

Если бы я создавал медиа в начале-середине десятых годов, оно бы обещало читателю что-то вроде «Больше зарабатывать», «Жить лучше», «Быть крутым». Чтобы быть в тренде сейчас, нужно делать медиа типа «Расскажи нам, как ты какаешь».

Эта мода пройдет.

Откуда брать темы для публикаций, если не о чем писать

Допустим, вы редактор или дизайнер. Вот вам контент-план.

Повестка. Путин выступил с речью — разберите речь. Разберите кадр. Разберите дизайн новой айдентики. Прокомментируйте что-то, что сделали другие люди.

В мире люди постоянно сходят с ума из-за какой-то темы, которая прямо или косвенно связана с вашей работой — сейчас это коронавирус, за неделю до него был экономический кризис. Сейчас выйдем с карантина, и жизнь пойдет своим чередом: Трамп, Мишустин, Жириновский, Навальный, Дом-2 и Собчак, Малышева, Минаев, Лебедев, Захарова, Тунберг, Ассанж — насос СМИ продолжит накачивать наши ленты.

Работа. У вас постоянно происходят рабочие ситуации — проблемы, конфликты, недоразумения, обычная рутинная работа. Всё это — темы для публикаций. А в идеале — это рассказы о ваших проектах, по-модному — кейсы.

Клиенты. У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Слон. Что вам надо? Шоколада! Подождите, я пишу пост о влиянии шоколада на кожу слонов.

Сообщество. Вы состоите как минимум в трех профессиональных чатиках, где все ноют про хреновые вакансии и перемывают кости коллегам в других чатах. Но иногда, раз в 3-4 месяца, у вас там случаются профессиональные обсуждения. Не тратьте энергию на трёп в чате: сразу делайте публикацию в блоге.

Читатели. Сделайте пост в Фейсбуке: «Ребята, что вам интересно узнать о...?». Пять комментариев — пять тем для постов. Если стесняетесь сами — найдите коллегу, который сделает ровно то же самое, и подсмотрите в его комментарии.

Вопросы Мейл-ру. Ребята во дворе говорили, что там кипит жизнь.

Колебания эфира. Идешь такой по улице, и вдруг — вжух — идея. Присел на корточки и написал лонгрид.

Единственное, откуда я бы не советовал черпать темы для поучительных статей — когда с вами плохо обошлись в какой-то компании, и вы решили отомстить. Например, какая-то дура в торговом зале вам нахамила, а вы в ответ пишете опус «Как прыщавая дура может разрушить весь ваш клиентский сервис». Эта мода прошла в 2009 году, не позорьтесь, мамзель.

9 мес   дурь

Эффект гороскопа

Вот две банальнейшие фразы:

Необдуманные поступки и эмоциональные решения могут привести к плачевным результатам. Взвешивайте свои действия и слова, даже если вас разрывает от гнева.

Решительность и активность — ключ к успеху. Если вы поставите себе цель и будете к ней двигаться, со временем у вас всё получится.

Их можно сказать любому человеку и применить к любой ситуации, и они будут верны. Можно сказать, что это трюизмы.

Но чу!

В российском Фейсбуке необдуманные поступки и эмоциональные решения могут привести к плачевным результатам. Если вы пользователь Фейсбука в 2020 году, взвешивайте свои действия и слова, даже если вас разрывает от гнева.

В нашем редакторском деле решительность и активность — ключ к успеху. Если вы поставите себе редакторскую цель и будете к ней двигаться, со временем у вас как у редактора всё получится.

То есть я хотел сказать:

Тельцы: на этой неделе необдуманные поступки и эмоциональные решения могут привести к плачевным результатам. Звезды советуют взвешивать свои действия и слова, даже если вас разрывает от гнева.

Львам звезды напоминают: решительность и активность — ключ к успеху. Если лев поставит себе цель и будет к ней двигаться, со временем у него всё получится.

Короче, если взять трюизм и навешать на него конкретных обстоятельств, то будет ощущение, что это тебе лично дали совет, прямо для твоей жизни, максимально про тебя. Хочется сразу сделать репост и написать «Как точно!»

В пропаганде тоже работает.

Что делать, чтобы текст был ОГОНЬ

Представьте: клиент говорит, что в ваших текстах недостаточно ОГНЯ, поэтому нужно добавить в тексты ОГОНЬ. Он даже готов платить вам больше, если в текстах появился ОГОНЬ, ведь именно ОГОНЬ сейчас как никогда необходим.

Есть соблазн тут же бросаться добавлять ОГНЯ. Например, раскидывать по тексту метафоры, признаки разговорного стиля и прочие дешевые блестки. Но можно поступить умнее.

Представьте, что вы не автор, а парикмахер. И к вам (по предварительной записи, соблюдая все санитарные требования) приходит клиент и говорит, что прическа должна быть ОГОНЬ. Что вы сделаете?

Очевидно, что вы как минимум спросите, что такое ОГОНЬ в понимании клиента. Он скажет «Не знаю, вы же специалист». И вы как специалист такие ХОБА и достаете папку с, прости господи, референсами:

Клиент смотрит такой: «Не, вы меня неправильно поняли. Прическа должна быть классическая, просто... Как это? Ну, чтобы как будто воском покрытая, такая гладкая». Вы показываете клиенту примеры укладки и быстренько находите нужный вариант.

Или клиент говорит: «Нет, это всё не то. Мне нужно, чтобы с этой прической меня сразу взяли на работу директором банка, понимаете?». А вы ему: «Ой, это вам не ко мне, значит. Я парикмахер, а вам нужно к психиатру».

Переносим это на редактуру.

«Тексты должны быть ОГОНЬ» — это ничего не значащая фраза. Спросите у клиента, что он имеет в виду. Если он не знает, покажите примеры. Постарайтесь разобраться в задаче. Выясните, зачем клиенту ОГОНЬ, что он вкладывает в это слово и как он будет потом с этим ОГНЕМ обращаться. Может оказаться так, что от вас ожидают чего-то невозможного — тогда лучше не браться за проект.

А играть в угадайку с клиентом точно не нужно. А то знаю я: автор начинает судорожно переписывать текст в поисках ОГНЯ, не спать ночами, ложиться костьми за свои 50 ₽ за тысячу знаков... а это клиент просто давно в больничке не лежал.

Я, я, тысячу раз я

Вот три варианта текста. Какой из них в наибольшей степени сподвигнет вас прочитать дальше?

Первый

Вообще я очень внимательно слежу за своим состоянием. Впервые на этой самоизоляции я испытал новые для себя состояния: вялость, рассеянность, страх, внезапные навязчивые мысли. У меня было постоянное ощущение, будто время проходит стремительно, а работа не идет. Я ходил по своей квартире из комнаты в комнату, не в силах собраться. Моя продуктивность резко снизилась. Я посоветовался со своим психологом, и он сказал мне...

Второй

Вот я никогда не придавал значения внутренним состояниям. Я слышал, что у некоторых не очень сильных людей во время самоизоляции появляется вялость, рассеянность, страх и всякие навязчивые мысли. Но я смог с ними справиться! Вот я не понимаю, как можно жить с постоянным ощущением, будто время проходит стремительно, а работа не идет. Я просто сажусь и делаю! Мне не надо ходить по квартире из комнаты в комнату! Я просто делаю так, чтобы продуктивность не снижалась!

Третий

Очень хорошо, если вы внимательны к себе. Во время самоизоляции вы можете начать испытывать новые для себя состояния: вялость, рассеянность, страх, внезапные навязчивые мысли. У вас может быть ощущение, будто время проходит стремительно, а работа не идет. Может резко снизиться продуктивность. Всё это нормально: скорее всего, это реакция мозга на стресс и неопределенность. Если вы ощущаете подобные симптомы, это не ваша вина. Есть способы...

Гипотеза

Людям приятнее читать о себе, чем об авторе. Исключение — когда это личный блог, а люди специально приходят, чтобы приобщиться к личности автора.

Когда текст направлен на человека, ему неприятно ощущать критику со стороны автора. Исключение — если читатель специально попросил критики.

Поэтому, выбирая направление и тональность, разумнее использовать схему «ты в порядке», а не «я молодец». И тем более не «я молодец, а ты говно».

Текст для босса

Если по уму, текст нужно писать для читателя — то есть учитывать его интересы и потребности. Не интересы компании, не комплексы директора и не модные тренды, а именно читательские потребности. Это все знают.

Если, например, заказывают текст для промостраницы, то там ни у кого нет сомнений:

нужно отвечать на вопросы конечного покупателя;
нужно говорить на языке покупателя;
нельзя вдаваться в технические подробности, которые покупатель не понимает.

Но бывает текст, который нужен не покупателю, а боссу. Его заказывает босс, его пишут для босса, его читает босс. И тогда текст должен учитывать всё то, что важно боссу:

какая у него крутая компания;
какой он сам молодец;
какая у него репутация хорошая;
какие у него заслуги перед отраслью.

Это может быть текст о компании — часто компания устроена так, что текст о ней читает только сам руководитель. Это может быть статья в журнал типа «Я покупаю»: такая чисто рекламная статья, чтобы похвастаться перед корешами. Может быть, это текст для церемонии вручения какой-нибудь награды. Короче, текст для конкретного одного человека — босса.

Я считаю так: если текст для босса, нужно сделать его максимально для босса — чтобы тот хотел поставить его в рамочку и прикрутить к нему отдельное парадное освещение. Облить елеем, посыпать блестками, припудрить по последнему слову парижской моды, чтобы кубики пресса так и проступали из-под новейшего «Ролекса», а награды «За заслуги» бряцали фоном. Не жалко ведь. Человеку приятно!

Но если текст не для босса, а для клиента, то красавчиком должен быть клиент, а не босс.

Не путай!

Чем автор за 50 рублей отличается от автора за 150 тысяч

Есть авторы, которые работают по ставке 50 рублей за тысячу знаков. Параллельно есть авторы с зарплатой 70, 80, 100, 120 и 150 тысяч рублей в месяц, в среднем их текст стоит от 5 до 15 тысяч рублей. Вот в чем разница

Кто клиент

Допустим, твой заказчик — инсталеди с выручкой 100—150 тысяч рублей в месяц. Ты пишешь для нее весь текст для инстаграма. Эта инсталеди никак не заплатит тебе даже 50 тысяч рублей в месяц за твои услуги, потому что ей еще платить за фото и видео, плюс ей нужна прибыль.

Теперь представим, что твой заказчик — производитель деревянных домов с одним только средним чеком в районе 800 тысяч рублей. Не будет бредом предположить, что за хороший текст они готовы заплатить больше.

Насколько вы хороши

Есть компетентные авторы, которые понимают визуальное повествование, синтаксис, структуру и мир читателя. Их текст работает хорошо. Клиенты это видят и готовы платить больше, лишь бы этот автор продолжал работать с ними.

И есть люди, которые этому еще не научились, у них еще всё впереди. Они читают книги дальше обложки, проходят курсы до конца, делают домашку, изучают материалы и тянутся к новому. У них всё получится.

См. также: подборка курсов для развития профессиональных навыков.

За что вам платят

Есть сам текст — то, что авторы по 50 рублей сдают в виде вордовского документа.

Этот текст нужно сверстать, оформить, опубликовать, продвинуть и проанализировать эффективность. Тот, кто вбирает в себя эти функции, может брать за работу больше.

А еще есть клиентский сервис. В него входит, например:

понять задачу клиента, самостоятельно составить задание;
сделать работу вовремя и согласовать замечания;
согласовать работу с клиентом;
найти другие задачи, которые клиенту нужно решить;
выстроить для клиента систему, в которой ему будет удобно обращаться к вам;
провести оплату, при необходимости поучаствовать в закупках, оформить документы, выставить счета, отправить курьера;
обсудить задачу с первыми лицами компании, приехать на встречу в офис.

В некоторых проектах клиентский сервис — это 80% бюджета времени и денег. Если им серьезно заниматься, открывается доступ к более ответственным и высокобюджетным проектам. Одна только тендерная документация может занимать недели.

Сколько вы этим занимаетесь

Все всегда начинают с дешевых заказов. Постепенно вас начинают рекомендовать, вы повышаете цены, к вам приходят новые люди, вы становитесь всё более востребованным и известным. Нельзя сразу перепрыгнуть с 50 рублей за тысячу знаков на 50 тысяч рублей за статью. Сначала будет сто рублей, потом тысяча, потом 5 тысяч и так далее.

На кого вы смотрите

Вы сидите в чатах, общаетесь с коллегами. Относительно их строятся ваши жизненные ориентиры. Если вас окружают предприниматели, которые делают собственные текстовые бюро, то нет-нет — и вам тоже захочется открыть своё. Если вокруг вас все работают в корпорациях и выплачивают ипотеку, то скоро у вас тоже появится бейджик и уведомления с «Циана». А если все ваши друзья делают книги, то вот-вот вас тоже посоветуют кому надо.

У нас есть чат при «Мастерской», там за все годы работы не было ни одной копеечной вакансии. Но полно историй, когда искали редакторов в штат и на хорошую зарплату; редакторов книг. Один участник однажды произнес: «Я трачу в год более миллиона рублей на контент», и мы между собой хихикнули, потому что это не так много, как кажется.

Да просто посмотрите, на кого вы подписаны в Телеграме. Это может показаться эзотерикой, но если у человека ежедневная информационная диета состоит из ржаки и прокрастинации, какого результата он от себя ожидает?

Самый простой способ сейчас попасть в хорошую компанию, если вы только начинаете — у Иры Ильяховой.

Всё подвижное, всё меняется, всё в ваших руках

К счастью, 50 рублей за тысячу знаков — это не приговор, это всего лишь ступень. Если надоело — переходите на следующую. Если не хватает опыта — получите и наработайте, никто кроме вас этого не сделает. Вот подзамочный видеоролик из рассылки «Сильный текст» на эту тему:

Смех из зала

Уже лет пятьдесят в США есть формат вечернего разговорного шоу — ведущий общается с гостями, травит анекдоты, может играть живая музыка. В США это целая культура, там одновременно идет с десяток конкурирующих программ.

И есть там секция «Монолог»: ведущий перед зрителями читает шуточки, заранее написанные райтерами этой программы. Зрители смеются, получается забавная такая картинка. Вот пример из неплохих — Джимми Фэллон:

Когда начались коронавирусные дела, сначала пришлось убрать зал. Смеялись только ребята на площадке. Стало немного более жиденько, но все еще бодро:

А потом все перешли на домашний формат, и публики не стало вообще. И теперь смотрите, как тяжело Фэллону затаскивать шутки, когда над ними никто не смеется. Фэллон ставит между шутками паузы для смеха, но в текущей ситуации они звучат неловко. И дети, которые рядом занимаются своими делами, совсем не помогают.

Другой Джимми, видимо, учел ошибку, и теперь читает монолог вообще без пауз. Звучит намного плотнее и увереннее:

Тревор Ноа вообще перешел на формат видеоблога. Подрезочки, наложение графики, и шутки заходят не хуже, чем в докоронавирусные времена:

Морали не будет, просто наблюдение.

Ответ клиенту

У меня есть платная рассылка с регулярными платежами. Подписчиков больше тысячи, а где больше тысячи человек — там будут ошибки. Например, человек пошел отменять регулярные списания, но забыл. Или неправильно ввел свою электронную почту. Или еще что-то — с вероятностью 99% читатель где-то проявил невнимательность.

Когда они мне пишут, я иду проверять. Ну да, вот опечатка. Вот ты не отменил. Вот ты отписался сам, у меня есть скриншот. И первый импульс — написать вот такое письмо:

Дело в том, что вы сами отписались от рассылки такого-то числа. Скриншот в приложении...

Потом я останавливаюсь и думаю: «Вот я знаю, что клиент неправ. Но клиент наверняка уверен, что он молодец, и это я его обманываю». Тогда я переписываю письмо:

Елена! Я проверил вашу подписку. Вы правы: письма не приходят с такого-то числа. Я остановил списания по вашей карте и готов оформить возврат. Я также проверил, почему письма не приходят: судя по данным, от вашего адреса пришел запрос на отписку...

Меня, конечно, страшно бесит, когда человек, сам затупил, а потом приходит качать права. Но я ставлю себя на место читателя и думаю: постой, но ведь если бы у меня тоже списывалось что-то, что мне не нужно, то я бы тоже пошел качать права. Со своей стороны клиент прав!

Главное — успеть поймать себя на этой мысли. А то на эмоциях начинаю писать людям хамские письма, и они ожидаемо обижаются.

Свинка Пеппа и единичный случай

У человека есть баг в прошивке: мы придаем гораздо большее значение единичному случаю, чем статистике. Очень наглядно об этом рассказывал Нил Деграсс Тайсон в мастерклассе:

Человек собрался покупать автомобиль, для него главный критерий — безопасность. Например, он выбрал Вольво: по мировой статистике это самая безопасная машина. Он изучил все за и против, просмотрел всё оборудование, всю комплектацию. Он понимает проблему ликвидности Вольво. Он поговорил с экспертом Григорием и выслушал все его аргументы о сложности обслуживания Вольво. Он провел исследование и теперь идет в автосалон.

Навстречу идет человек, он чем-то рассержен. Слышно, как он говорит в телефон: «Чтобы я еще раз купил Вольво? Да никогда! Это гроб на колесах! Я лучше куплю российскую машину, чем это шведское...»

Как вы думаете, как этот разговор повлияет на желание нашего героя купить Вольво? Усомнится ли он в своей правоте?

А теперь представьте, что он останавливает того орущего в телефон. «А что произошло?» «Да у меня дочь ехала в Вольво и попала в аварию. Машина всмятку, просто в ноль»

А теперь повлияет разговор?

Для многих людей единичный случай более убедителен, чем статистика. То, что произошло с конкретным человеком, тем более знакомым, получает статус закона и общего правила. И наоборот: статистику трудно воспринять, пока ее не подкрепят конкретным случаем.

Пропаганда

Конечно же, этим пользуются пропагандисты со всех сторон.

В России бесплатно раздают социальное жилье, выдаются миллионы квартир, тратятся сотни миллиардов рублей. Но это никого не будоражит. Покажите конкретную многодетную семью: вот измученная мама, вот ее дети бегают на фоне, вот она говорит «Спасибо, Владимир Владимирович!». Вот это нормальная картинка, в нее могут поверить. А сколько квартир выдаются по статистике — миллион, сто тысяч или тысяча — это проскользнет мимо внимания.

Или тебе нужно показать, что российская медицина разваливается из-за воровской власти и повальной некомпетентности руководства. Чтобы нанести максимальный информационный урон, тебе не нужна статистика и цифры. Тебе достаточно одной истории, как врачу не хватило маски, как одному конкретному ребенку не оказали помощь. В массе людям не будут понятны все эти таблицы. Но конкретный ребенок, который не может дышать — это сюжет, такое люди лайкнут и сделают репост.

Не правы ни те, ни другие.

В России одновременно есть и укомплектованные, и неукомплектованные больницы. Есть и компетентные, и некомпетентные врачи. Есть места, где детей лечат; и есть — где калечат. Есть семьи, которые получают социальное жилье; и есть те, которые десятилетиями стоят в очереди. Есть богатые и бедные регионы. Есть законопослушные граждане и преступники. Есть честные и продажные полицейские. Есть люди, которые в карантин вышли на шашлык; и есть те, которые остались дома.

Всё происходит одновременно и повсеместно. И если кто-то вам говорит, что дела обстоят каким-то однозначным определенным образом, и еще приводит пример своего знакомого — это пропагандист. Он решает информационные задачи своих нанимателей. К реальности это имеет такое же отношение, как «Свинка Пеппа».

Подробнее о повсеместности: фокус и повестка.

11 мес   Пропаганда

Как делается видеокурс «Битмейкинг с нуля»

Эта заметка из серии «Чтобы было что вспомнить через 10 лет». Полезного здесь мало, но есть закулисье для всех, кому интересно.

В марте 2020 года в Scratch Dj School запустился курс «Битмейкинг с нуля. Maschine по-русски». Это серия видеороликов для тех, кто хочет начать делать хип-хоп и электронную музыку на компьютере с нуля.

Зачем он нужен

В музыкальном мире есть проблема с порогом входа: на первый взгляд всё выглядит сложно. Есть только одна программа, ориентированная на начинающих — GarageBand для Айпада, но даже в ней нужно разбираться.

У Native Instruments есть система Maschine. Она глубокая и даёт быстрый старт, но с ней тоже нужно разбираться. Maschine не самая дешевая система, но в ней достигнут баланс глубины и простоты. Плюс огромная библиотека звуков в комплекте. Большую часть своей музыки я пишу в Maschine, причем не вылезая из стандартных звуков. Это моя любимая система, и я хочу, чтобы больше людей кайфовали с ней так же, как и я.

Задача — помочь людям преодолеть порог входа в музыку с помощью Maschine. Для этого нужно показать, что делать музыку в этой системе легко, приятно и быстро. Не рассказать, а именно показать. Поэтому выбран видеоформат.

Первые попытки

Всё снималось дома. Для первой попытки я установил черный фон и оделся как смог. Получилось погано:

Я позвонил оператору Стасу: «Стас, у меня оборудование на 300 тысяч, а выглядит так, будто я снимаю на 2008 год. Приезжай». Стас приехал и за шесть часов настроил мне свет. Действие происходит на съемной квартире в Москве:

Для подсветки фона красным используется обычный икеевский светильник с красным фильтром (варварски примотан скотчем).

Выяснилось, что я купил слишком большой рассеиватель: у меня был октабокс на 180 см, но из-за его конского размера он во-первых почти не помещался в комнате, а во-вторых он нещадно жарил в фон, из-за чего нельзя было создать контраст между передним и задним планом. В первом ролике, который попал в курс, на эту окту надет отражатель, который закрывает 60% площади. На следующих роликах я уже повесил маленький скромный софтбокс.

Позже я докупаю цветных светодиодных панелей, палок и дым-машину. Особенно хорошо получается с дымом:

Но следующую пробную съемку Стас забраковал:

Свет и оборудование устаканились только с третьей попытки:

Съемки

Итоговый комплект оборудования:

Основная камера — Canon EOS RP с объективом 50 mm 1.2.

Вспомогательная камера — EOS 77D для боковых планов с дистанционным фоллоу-фокусом Tilta Nucleus N, чтобы я мог подстраивать фокус, сидя на месте ведущего (курс я снимаю сам, оператора нет).

Над столом висит Sony A6000, которая снимает контроллер. Чтобы камеру не заваливало, в качестве противовеса используется пачка гречки (до паники с коронавирусом еще месяц).

Все видеосигналы собираются на пульте Roland V-04 HD, который управляется по Midi с ножного контроллера Behringer FCB 1010. Нажимаю на педали на полу — переключаются камеры. За счет того, что камеры не пишут сами, а просто отдают HDMI-сигналы в пульт, они не греются и не обрубают запись после получаса работы.

Звук в пульт идет с микрофона-пушки Audio-Technica, который закреплен над столом.

Из пульта сигнал со всеми склейками передается на рекордер Atomos Ninja V, который записывает программу.

Основной свет — Aputure 300D, жарит на 80-90% яркости через софтбокс и соты.

Декоративный свет и контровик — панели и палки Yongnuo разного калибра, плюс дешевая палка из Леруа, обмотанная синим фильтром. Для каждой темы делается собственная палитра из декоративного света.

Также за кадром стоит дешманская дым-машина, как в ролике Сабатовского. Сначала я кашлял, потом привык, и сейчас на карантине ее даже как-то не хватает.

Картинка получается яркой, насыщенной, дымной:

Съемка идет так: я рассказываю что-то о контроллере, тут же показываю, делаю бит, объясняю происходящее, периодически переключаясь между камерами и скринкастом. Переключение происходит с помощью педалей на полу:

Всё происходящее записывается в рекордер на твердотельный диск. Все дубли пишутся одной длинной колбасой вместе со всеми переключениями и всем звуком. Потом я подключаю диск к компьютеру, открываю отснятую колбасу и вырезаю из нее брак. Получается аккуратная, ритмичная передача.

Таких клипов записано уже 10, впереди еще 10.

И потом будут еще музыкальные курсы, на новые темы.

Мои выводы

Чтобы была хорошая картинка, нужны не самые крутые камеры, не самая крутая оптика и не самый крутой свет. Нужен грамотный оператор, который понимает композицию и свет. У меня стоит лампа за 70 тысяч, но с тем же успехом это могла быть лампа за 7 тысяч, потому что дело не в самой лампе и не в отражателе, а в том, как это всё стоит. Мой грамотный оператор — Стас @mremdash. Никнейм, кстати, еще из тех времен, когда Стас был верстальщиком нашего студенческого журнала и ставил где надо длинные тире.

Один из секретов хорошего света — чтобы лампа не стояла на полу, а как бы висела над головой. Для этого есть стойки типа «журавль». Из-за этой стойки моя комната непригодна для жизни, но зато в кадре нет ноги от светильника, а сам светильник светит прямо в лоб.

Важно, чтобы в кадре происходило что-то интересное: чтобы на фоне стояли какие-то предметы, чтобы менялись планы, чтобы была пища для глаз. Когда видео можно смотреть без видео, это уже подкаст.

Много пикселей не нужно. Сейчас все операторы снимают в 4К, а у меня программа снята в Full HD (это в четыре раза меньше пикселей). Выглядит нормально.

С командой в сто раз быстрее и проще. Ужасно неудобно, когда нужно управлять монтажом, фокусом и светом, сидя в кресле ведущего.

Дым обманчив. В один день дым-машина заполняла комнату тонкой дымкой, в которой свет создавал красивое гало. В другой день он буквально кусками выплевывался из машины и лежал на полу. Куски дыма на полу. Нужно было постоянно смотреть в кадр и поддавать дыму, потому что в любом случае он растворяется на глазах.

Чтобы свет не лился на фон, источник света должен быть поменьше, более направленный, и идти в пол, а не на стену.

Лучшее положение микрофона-пушки — над лицом чуть сверху от кадра. В сериалах помните микрофоны торчат сверху? Лучше них ничего пока нет.

Со сценарием или хотя бы планом писать в сто раз проще, чем без. Я пришел к этому выводу, когда пять часов писал первый ролик без сценария (типа импровизация) и в итоге забраковал всю съемку.

Одежда важна.

Прическа важна. Мне начало нравиться, только когда я побрился налысо.

Морду надо красить. Для этого курса я принципиально не красился, потому что стыдно мальчику краситься. Но все мои последующие коммерческие проекты, где я пишу видеокурсы для компаний, — там на мне нарисовано новое лицо, а на площадке работает гример. Стыдно — не стыдно, а коммерческая картинка должна быть коммерческой.

Зачем так заморачиваться

Это всё страшно интересно, а результат получается классный. Не всё в жизни измеряется деньгами — иногда нужно просто делать классные вещи.

Колтуэкшн

Если вам интересна музыка, записывайтесь на курс. На момент написания этого текста он стоит какие-то смехотворные 1400 рублей, дальше будет дороже.

Про уникальность контента

Есть редакторский миф, что если что-то уже написано, то больше об этом писать не нужно. Например, в интернете уже очень много статей типа «В чем разница между Java и JavaScript», поэтому в «Коде» не нужна еще одна такая статья. Это заблуждение.

«Было» и «Не было» — понятие субъективное

В интернете есть всё, особенно если уметь искать. Но большинство людей не ходят в интернет, чтобы в нём что-то найти. Интернет сам приходит к ним в виде их ленты соцсетей и потока «Яндекс-дзена».

Если в интернете что-то где-то и написано, это еще не значит, что ваш читатель это видел. Для него, для этого конкретного читателя, ваша статья может оказаться первой в жизни на эту тему.

Дистрибуция так же важна, как контент

Допустим, я хочу написать статью на тему, о которой уже писал Вася Иванов. Но у Васи 4000 подписчиков в Телеграме, а у меня — 40 000; у Васи блог не индексируется в Яндексе, а у меня — индексируется. Вася написал, опубликовал и забыл; а я на эту статью сошлюсь из десяти других и повешу ее в «Справочник», и включу в рассылку, и что только не.

В итоге мою статью прочитают 100 тысяч человек, а статью Васи — 2 тысячи.

А потом Артемий Лебедев напишет об этом в своём телеграмчике, и его заметку прочитают 400 тысяч человек. И ни я, ни Вася не сможем ему предъявить, мол, украл идею. Потому что идеи ничего не стоят, контент тоже мало что стоит. Вот дистрибуция...

Человек не может прочитать всё

У меня почти восемьсот статей о редактуре, и мало кто в мире прочитал их все. Семь лет назад я писал об однородных членах, но если человек пришел меня читать хотя бы пять лет назад, он уже не застал публикацию этой статьи. Я могу написать эту статью заново или просто повторно анонсировать старую — для огромной части людей это будет новая, впервые прочитанная статья.

Собственно, так я и веду свой инстаграм.

Короче

Не бойтесь писать о том, что другие уже писали.

11 мес   издание
Ранее Ctrl + ↓