33 заметки с тегом

работа

Как редактору зарабатывать. Конспект вебинара

Пока акулы пера ломают копья о главредовский гранит науки; пока не умолкают споры лучших умов о применимости стоп-слов в музыкальной критике; пока изнуренный копирайтер склонился над текстом при свете лампады, а муза его витает в эмпиреях; пока редакторка цедит свой копи-лувак через пуровер, в Школе редакторов прошел вебинар о бешеном редакторском заработке. КАЧАЙТЕ полезняшки прямо сейчас, дорогие мои!

Как получать больше

Никто не должен вам много платить после окончания Школы редакторов. Школа — это билет в профессию, но путешествовать по профессии вы будете сами. Диплом школы может прибавить вам смелости, чтобы брать за работу больше, но это не гарантия повышения заработка. Заработок повышается только у тех, кому это надо.

Справедливой цены нет, есть только рыночная цена — та, о которой вы договорились.

Самое простое, что можно сделать, чтобы начать больше зарабатывать — просто повысить цены. Большинство из вас может повысить цену на треть, никто даже не заметит.

Дальше можно начать нормально работать. Вы удивитесь, как много людей не выполняют самые базовые требования нормальной работы:

вовремя отвечать на письма,

укладываться в свои же сроки,

закладывать время на согласование,

обсуждать и понимать задачу,

вести переговоры, правильно косячить.

Если вы редактор — нормально редактировать, не быть инфостильным зомби.

Кажется, что для серьезного заработка нужно делать что-то выдающееся, но это не так. Для начала достаточно качественно и методично делать свои обычные дела. Большинство фрилансеров этого не умеют — у них то музы нет, то собака съела товар, то электричество отключили, то они просто пропадают. Научитесь нормально вести дела, и вы уже будете зарабатывать больше, чем две трети коллег. См. историю о том, как нанимали фрилансеров на бирже: добились результата от 11 человек из 45.

Как получать еще больше

Следующая ступень — повышать свою пользу для клиента. Тут есть два инструмента: брать на себя больше от клиентского бюджета и делать более важные задачи.

Больше бюджета — то есть забирать себе верстку, дизайн, продвижение, работу в соцсетях и всё, за что обычно платят другим людям. Если вы компетентны в этих делах и внимательно относитесь к смыслу, вы всегда будете делать более качественную работу, чем куча наемников.

Более важные задачи — это то, на чем бизнес больше зарабатывает, без чего ему очень плохо. Грубо говоря, делать проекты только тем, для кого ваша работа — вопрос жизни и смерти. И не делать проекты с теми, для кого это факультативная, дополнительная, не особо важная задача.

По моему опыту, две трети заказов клиентам на самом деле не особо важны, и потому делать их нужно только на свой страх и риск. Подробнее — в лекции на Дизайн-просмотре.

И еще больше

Самый кайф — быть экспертом в востребованной узкой области. И это не текст.

В 2018 году на пике стратегия контент-маркетинга, распространение контента, работа с аудиторией, аналитика. Постепенно люди поймут важность визуального и интерактивного повествования, это станет востребованным инструментом.

Если вы просто хороший редактор, который умеет расставлять слова, ваш рынок сжимается. Текст всё менее важен на фоне развивающихся технологий донесения информации. Чтобы оставаться востребованным на сжимающемся рынке, нужно быть невероятно крутым мастером.

Как оценивать свою работу

Как вам удобно — так и оценивайте.

Я обычно беру свои месячные ожидания по зарплате, умножаю на продолжительность проекта, дальше понижаю и повышаю коэффициент. Важно: согласование всегда входит в срок проекта.

Можно брать фиксированные суммы за понятные короткие объемы работ.

Можно даже брать за знаки, но тогда убедитесь, что у вас достаточный запас знаков.

Никаких стандартов нет: всё зависит от вашего опыта и умения вести переговоры. Кстати, переговоры: вы ведете их, как зомби. Фразы из Кемпа не работают, если применять их механически, без заботы. Тренируйтесь.

Как договориться с клиентом, если ему дорого

  1. Узнать, на сколько он рассчитывал
  2. Показать, что вы можете сделать за эти деньги
  3. Включить в проект те части, которые он хотел взять на себя
  4. Сделать более удобные условия: «Текст без согласования»
  5. Дать клиенту отсрочку платежа (заключить договор!)
  6. Договориться на процент от прибыли
  7. Договориться, что основную работу исполняет кто-то другой и дешевле, а вы — консультируете, редактируете
  8. Расстаться, предложить другого человека

Карьерные пути

Пойти в корпорацию: много платят, всё медленно, вы пропали под гладью воды.

Пойти в малый бизнес: платят немного, всё быстро, вы звезда.

Делать проекты независимо: сколько унесете — всё ваше. Постепенно наработаете базу клиентов, будет полегче.

Заявить о себе

Ведите блоги и каналы, наводите движуху, показывайте «было—стало», делайте благотворительные и личные проекты, делайте разборы, проводите конкурсы сами и участвуйте в чужих конкурсах, рисуйте плакаты, делайте сервисы, кайфуйте. Личный контент-маркетинг нужно делать в кайф и легко, чтобы это продолжалось долго.

Много зарабатывают только те, у кого есть турбина. У кого турбины нет — те зарабатывают обыкновенно.

Вебинар о заработке редактора

Провел вебинар для Школы редакторов (идет набор!)

Главные мысли

Право на заработок. Образование и регалии не повышают доход сами по себе. Как минимум нужно попросить о повышени. Фраза «хорошее образование дает вам право на высокую зарплату» бессмысленная, потому что заработок дается в результате переговоров. Право на высокий заработок у вас уже есть.

Переговоры. Ваш заработок — следствие того, как вы договоритесь, и ничего другого. Рынок, расценки, справедливая цена — не объективные факторы, а аргументы в переговорах. Клиент может попытаться прожать вас по цене, ссылаясь на рынок. Но вместе с тем вы можете продать свои услуги в десять раз дороже рынка, если вы умеете создавать ценность. Читайте об этом: рынок, расценки и справедливая цена

Создаваемая ценность — главное измерение стоимости работ. Чем ценнее ваша работа для клиента, тем дороже он готов платить. Если компания заработает на вашей статье 100 тысяч в месяц, то ничто не мешает продать эту статью 100, 200, 300 тысяч. Если от вашей работы зависит судьба компании, то можно продать ее и за полмиллиона, и за миллион, и дороже.

Наоборот тоже работает: если в понимании клиента вы создаете ценности на 5000 рублей, то продать свою работу дороже будет сложно.

Измерение ценности. К сожалению, большинство компаний не знают, сколько они заработают на вашей работе. Тогда они будут измерять ценность как-то интуитивно, и тут тоже бывает по-разному: для компании с оборотом 100 тысяч рублей статья за 10 тысяч — это капитальная инвестиция. Для компании с оборотом 100 млн это копейки.

Повышение ценности. Самое простое, что можно сделать для повышения заработка — брать на себя больше клиентских задач и снимать с клиента часть забот. Не просто писать статьи, а еще верстать, администрировать сайт, публиковать статьи в соцсетях, продвигать, общаться с клиентами. Чем более комплексно вы решаете задачу, тем ценнее она для клиента, тем дороже вы можете ее продать.

Понимание задачи. Нельзя создать ценность, если не понимать, что клиенту важно. Ваши интуитивные представления об этом почти всегда неверны. Вы думаете, что клиенту важна качественная редактура, а ему главное набить сайт какими-то текстиками. Вы думаете, что менеджер хочет повышать лояльность клиентов, а он просто хочет получить премию. Такие вещи не угадаешь, надо копать.

Научитесь задавать вопросы Горбунова — сначала механически, потом со знанием дела. Разберитесь, что у клиента на самом деле болит и почему он готов уделять время и деньги вашему проекту. Только после этого обсуждайте цену. С опытом вы научитесь видеть, где у клиента не сходятся показания.

Торг. И ваше, и клиентское предложение по цене и срокам можно обсуждать. Вы не обязаны соглашаться с клиентской ценой, он не обязан соглашаться с вашей. Торговаться можно и просто так, но я советую уступать в цене только делая для себя более удобные условия.

Кругозор, опыт и навык — три главные штуки, которые помогают повышать заработок.

Кругозор — это знания о том, как устроен мир. Например, кругозор вам подсказывает, что охват топовых телеграм-каналов в десятки тысяч человек — это детский лепет по сравнению с охватом СМИ, Ютуба и других соцсетей. Когда клиенты приходят вам с задачей сделать «охватный телеграм-канал», потому что «телеграм сейчас в тренде», у вас есть аргументы, чтобы его переубедить. Чем шире кругозор, тем легче вам создать с клиентом работоспособный и востребованный продукт, который принесет пользу. Чтобы расширять кругозор, нужно быть жадным до всего, что происходит вокруг.

Опыт — это знания о том, что может пойти не так в проекте. Вам предлагают сделать блог «типа ТЖ», в команде дизайнер из агентства и копирайтер с биржи. Опыт подсказывает вам, что с такой командой вы ничего не слепите. Чем больше у вас опыта, тем сложнее вас затянуть в мучительные бесполезные проекты. Чтобы нарабатывать опыт, нужно пахать.

Навык — это то, что вы можете сделать сами. Можно хорошо уметь писать, редактировать и верстать. Можно хорошо уметь организовывать и давать задания. Можно уметь написать программу и встроить ее в статью. Чем лучше ваши навыки и чем их больше, тем больше ценности вы сможете создать. Чтобы улучшать навыки, нужно учиться.

Учитесь в Школе редакторов.

Новое издание MTV: что это и зачем

27 февраля в 23:20 мне написала Яна Чурикова.

Письмо опубликовано с согласия Яны

Мы встретились: Яна в жизни такая же, как в телевизоре. После встречи я написал такой документ, адресованный Яне и ее коллегам: из него понятна предыстория и суть.

Концепция MTV.RU 2017

Что это будет за издание, зачем оно нужно и как понять, что оно работает как надо. Ильяхов, 10 апреля 2017 г.

Проблема

Давным-давно в России вещало легендарное старорежимное MTV. Это был образцовый развлекательный канал, в котором прошло наше детство. Потом изобрели интернет, и все туда переместились, а MTV стало кабельным. Спроси любого на улице, смотрит ли он MTV — он ответит «А что, MTV еще живо?»

MTV — мощнейший развлекательный канал, но сейчас он слабо представлен в интернете.

Задача

Внутренняя задача — сделать так, чтобы люди из интернета знали про MTV и приходили к нам по всем каналам.

Решение

Предлагаю запустить вещание MTV во всех ныне активных онлайновых каналах. Для этого надо перезапустить наш сайт и соцсети как издание о музыке, кино, играх и других вещах, которые ласкают слух и услаждают взор.

Издание — не в смысле «давайте писать статьи», а в смысле «давайте делать интересные штуки для людей». На сайте это могут быть статьи, в Фейсбуке и Инстаграме — картинки и видео; в Ютубе — видео; в Телеграме могут быть просто гифки и стикеры, я не знаю. Надо делать не «медиа, которое распространяется по всем каналам», а «медиа, которое живет везде».

Сразу везде, понятное дело, не запустим. Всё постепенно.

Полезное действие издания

У издания должно быть полезное действие — это универсальный ответ на вопрос «Зачем это читать?». Я предлагаю такое:

Сделать читателя более крутым в вопросах музыки, кино, игр и развлечений

Когда человек не голоден, у него есть немного денег, крыша над головой, безопасность и устоявшийся круг общения, он реализует потребность в уважении. Быть в чем-то крутым в глазах окружающих — один из способов получить уважение. Мы сделаем издание, которое будут читать, чтобы стать крутым.

Что это значит:

Быть в курсе событий — не просто «о, новый трек Грибов», а «смотрел бекстейдж со съемок новых „Грибов“ и раздобыл полную театральную версию клипа».

Быть в контексте — окей, вот «Грибы». Почему так прет? О чем они поют? Откуда берется этот звук? Крут тот, кто не просто слушает вприсядку, а знает истоки.

Иметь свой голос — все веселятся по поводу «Грибов», в этом нет ничего особенного. Крут тот, кто вместе с этим слушает брейкс 80-х и копит на 808-й «Роланд». От этого уровня недалеко до…

Делать крутые штуки — ...не только разбираться в потреблении культуры, но и уметь эту культуру создавать.

Дух издания

Самое страшное, что может сделать наше издание — это «начать говорить на языке молодежи». Это сразу же станет фальшивым и тупым. Кому-то зайдет, но зачем тратить на это жизнь?

Я предлагаю нам самим формировать свой язык, а не пытаться говорить на чужом. Издание должно быть смелым, жестким, острым и настоящим; транслировать уверенность и силу; экспериментировать и жечь. Так издание станет крутым, а со временем еще и культовым. И уже не мы будем «говорить на языке молодежи», а все будут говорить на нашем языке.

Подробнее об этом в совете Васе Старорежимному

Запуск

Так как еще не готов сайт, предлагаю не ждать его запуска, а сразу начать делать материалы для соцсетей.

На старте нужен редакционный костяк — один или два самостоятельных редактора и один главред. Это могу быть я, но лучше, чтобы это был кто-то более компетентный.

Я не знаю, где брать хороших людей под такую задачу, кроме как переманивать из других изданий. Но это не так интересно. К тому же, переманивать журналистов может оказаться не таким эффективным, как пригласить к себе работать хорошего видеоблогера. Поэтому мне кажется тупиковым путь типа «переманим лучших обозревателей старой „Афиши“».

Я хочу найти людей, которые только начинают путь и которым в кайф. Я брошу вызов Главреда и посмотрю, какие таланты там найдутся. Если вам кто-то понравится, сможете его нанять. Не понравится — найдем по более традиционным каналам.

Пишите, что думаете.

Что дальше

Это была концепция, которую я отправил Яне и ее коллегам. Им всё понравилось. Что может быть дальше:

Всё получится. Хорошие талантливые ребята участвуют в вызове на MTV, и если всё круто, становятся частью команды нового издания. Если кто-то из них силен и мощен, то он становится главредом издания. Если главреда не найдем, то первое время я буду формулировать редполитику и помогать выпускать материалы, но при этом яростно выращивать главреда из кого-то в команде. Через год это лучшее издание о культуре и музыке.

Всё получится иначе. На конкурсе мы никого не находим и просто подключаем уже состоявшихся в профессии людей: журналистов и блогеров. Через год это лучшее издание о культуре и музыке.

В нашем первом разговоре Яна обронила такую фразу: «В 1998 году нам дали зарплату 300 долларов и сказали делать что хотим». Я не знаю подробностей, но мне кажется, именно это «что хотите» в итоге выросло в шоу Василия Стрельникова, «Злобных зрителей», «Шит-парад» и во всё то прекрасное, что мы смотрели всю школу перед второй сменой.

Сейчас такое же время: можно сделать что угодно. Только вместо телевизора у нас интернет, а наш директор — Яна Чурикова. Насчет зарплат не знаю — договоримся.

Фото для привлечения внимания

Яна позвала меня на съемки MTV Unplugged с Полиной Гагариной, но я не пошел. Яна прислала фотографию, но я не понял, как она ее сделала
Еще снимали Диму Билана, но это уже не похоже на акустический концерт
Сижу в аппаратной на съемках первого выпуска «12 злобных зрителей». Яна позвала посмотреть, как там всё устроено. Видел вживую Валерию, Пригожина, Хаски, Горбачева и Ивана Дорна, но держался молодцом
Это ведущая MTV Тата. Встретил ее на первых съемках «12 зрителей». «А вы чем занимаетесь?» — «Я главред» — «Газет?» — «Нет, скорее сайтов» — «А что, сайты еще кому-то нужны?». Прошло два месяца с момента этого разговора, и я наконец придумал остроумный ответ: «Да, их смотрят те, у кого нет телевизора»
Со съемок какого-то другого выпуска «зрителей»
У MTV есть база, на которой записывают концерты и программы. Это российский поэт-песенник Нойз-эмси

Что теперь делать

Примите вызов Главреда на MTV и запрыгивайте на борт.

2017   работа

Биржа Главреда: ответы на вопросы

После запуска биржи Главреда у заказчиков и исполнителей появились вопросы. Отвечаю.

Почему вы не фильтруете нормальных исполнителей на входе?

Часто заказчики хотят, чтобы я предварительно отфильтровал для них исполнителей: чтобы они заходили на биржу и там сразу были нормальные ребята.

Дело вот в чем. У каждого свое представление о нормальности. Никакая моя оценка не принесет вам пользы — только вы сами можете оценить, кто для вас хороший.

Для меня хороший автор — тот, кто проведет глубокое исследование, соберет истории, будет внимательно работать под моим руководством и не побоится сделать 10 подходов к станку. Вот это нормальный для меня. Вам такой зачем?

Для одного заказчика «нормальный» — это тот, который умеет спроектировать промостраницу. Для другого — тот, кто не использует рекламные штампы. Для третьего нормальность — это грамотность. У каждого свои представления.

На бирже никогда не будет фильтра на входе: у любого автора есть шанс показать себя. И уже заказчик решает, нормальный этот автор или нет. Если я лично не готов взять какого-то автора на работу, это не значит, что автор не подходит вам.

У каждого заказчика свое представление о нормальности

Почему нет цен?

Другое пожелание — иметь возможность сразу отбраковать слишком дорогих исполнителей. Как будто выбираешь колбасу или «Макбук». Но тут есть сразу несколько проблем.

В редактуре не существует общепринятого стандарта оценки. Я беру деньги за проект. Кто-то продает время. Третьи берут за количество вариантов и прогонов. Еще берут за тысячи знаков с пробелами, без пробелов, за авторские листы, ключевые слова, лайки, шеры и черт знает что. Кто-то меняет принцип ценообразования в зависимости от задачи.

Ни один нормальный редактор не назовет вам цену, пока не разберется в задаче. Если человек хоть что-то в жизни сделал, он понимает, что у любой задачи куча нюансов, которые нужно проработать, прежде чем начинать проект. Я не говорю о высокоуровневых вещах типа «может, тут не нужен текст, а лучше снять видео». Банально написать текст о компании может быть проектом на день, а может быть на месяц. Не зная задачу, называть цену нельзя.

Вилка цен тоже вам ничего не даст. У меня вилка от нуля до миллиона рублей. Иногда я делаю проекты бесплатно. Иногда неделя моей работы стоит сто тысяч. Иногда десять. И так у всех нормальных редакторов, с которыми я работал.

Если вам с порога называют стандартную цену — значит, вашу задачу будут решать стандартно. Для стандартных задач есть стандартные биржи и стандартные копирайтинговые студии, биржа Главреда вам не поможет.

А теперь самое сокровенное: любая цена — предмет договоренностей. Если вам сказали, что статья стоит 100 тысяч, вы сможете сбить цену до 20. Или не сможете — смотря как проведете переговоры.

Читайте также: рынок, расценки и справедливая цена

Стандартной цены не бывает

Сейчас очень долго выбирать исполнителя. Хочется быстрее: в один клик

В один клик редактора не выбирают, вернитесь в реальность. Вы нанимаете человека, который будет за вас говорить что-то в интернете. Неужели вы готовы рискнуть и нанять первого попавшегося?

Вы хотите свайпнуть человека в «Тиндере» и следующим шагом оказаться с ним в загсе. Это неправильно. Правильно — внимательно изучить человека, попробовать с ним пробный проект, притереться, и только потом начинать большую работу.

Я советую внимательно изучать всех, кто вам подходит по теме и рейтингу. Пишите письма сразу десятерым исполнителям — большая часть из них отвалится и в итоге только один будет с вами работать. Это нормально: все заняты, у всех полно работы, не со всеми вы сойдетесь характерами. Будьте готовы, что найм редактора — это не поход в магазин. Это знакомства и ухаживания.

О том, как грамотно нанимать и проверять редактора в деле, я напишу еще.

См. также: как найти редактора на длинный проект

Исполнителя нужно выбирать долго

Что за рейтинг и почему в нем только ваши курсы?

Рейтинг на бирже — это показатель того, насколько человеку интересен инфостиль. Гипотеза такая: если человек читает статьи в блоге, подписан на курсы и учится в Школе стажеров, то он, скорее всего, владеет хотя бы минимальными знаниями об инфостиле. Если он выше этого — скорее всего, не владеет.

Со временем мы сделаем кучу других продуктов, которые помогут определить уровень подготовки редактора: тесты, экзамены, сертификаты и конкурсы. Но это в будущем. Пока что оцениваем то, что есть.

Скоро в рейтинге будет учитываться подписка на базовый курс Главреда, участие в Школе стажеров и Школе редакторов и подписка на учебник «Информационный стиль».

Высокий рейтинг на бирже еще не означает, что автор хорошо пишет. Ничто не мешает одним махом купить все курсы и ни один из них не прочитать. Для этого всем заказчикам даны глаза, которыми они оценивают качество работ.

Если у вас есть курс, который близок по духу информационному стилю, и вы готовы наладить обмен данными между вашим курсом и биржей, напишите: mail@glvrd.ru.

Рейтинг показывает, насколько автору интересен инфостиль

Сейчас на бирже кто попало. Как вы добьетесь сортировки качественных исполнителей?

Мы будем делать новые продукты, которые будут полезны нормальным редакторам и бесполезны плохим редакторам. Те, кому интересна профессия и близки наши принципы, автоматически будут оказываться на вершине рейтинга. Безразличные, пассивные и просто профнепригодные будут в конце рейтинга.

Это работает уже сейчас: все, кому противен этот ваш Ильяхов и кто не читает все эти инфостильные глупости, уже сейчас имеет низкий рейтинг. Ожидаемо, работы у них слабые. Дальше этот разрыв будет только увеличивается.

Вы видите биржу в зачаточном состоянии: у нас еще мало инструментов, фильтров и наград. Через полгода это будет совсем другое место с жесткой конкуренцией, где хороших ребят будет видно. Можете дождаться, когда так произойдет, или начать нанимать и зарабатывать сейчас.

Со временем хорошие окажутся наверху

Почему на биржу нельзя добавить информацию о себе? А как исправить опечатку? А как добавить еще работ?

Мы запустили биржу в тестовом режиме и пока что в ней не работает добавление новых участников или редактирование существующих карточек. Это большое хозяйство, которое нужно нормально сделать и оттестировать, поэтому на эту часть нужно время.

Как только всё заработает, я расскажу в Телеграме. Подписывайтесь:

Если не ответил на важные для вас вопросы — пишите: mail@glvrd.ru

2016   биржа   работа

Биржа Главреда: как найти нормального исполнителя

Как обещали, открываем в тестовом режиме биржу Главреда. Здесь заказчики находят исполнителей для текстовых задач: статей, рассылок, блога, курсов и рекламы. Запоминайте адрес: WORK.GLVRD.RU

Работает так: заказчики выбирают роль и тему. Биржа показывает им тех авторов, которые представляют себя в этой роли и имеют опыт работы по теме. Например, если вам нужен главред, который писал о личных финансах:

Чтобы начать работать с исполнителем, напишите ему письмо.

Исполнители на бирже сортируются по рейтингу. Рейтинг показывает, насколько человек в состоянии заполнить анкету и в каких курсах Главреда он участвовал. Задача рейтинга — показать, насколько человеку интересен информационный стиль. Профессионализм исполнителей оценивают сами заказчики.

Как выбрать хорошего исполнителя

Выбор хорошего исполнителя основан на принципе «Не тупи». Мы хотим, чтобы найм редактора был похож на выбор спутника жизни, а не клипа на «Порнхабе» (организация запрещена на территории РФ). Поэтому биржа предполагает, что заказчики будут принимать самостоятельные взвешенные решения, а не ждать, что Главред выберет им покорного раба в два клика.

Оцените карточку исполнителя. По ней уже многое можно понять:

Изучите работы исполнителя по нужной вам теме, потом — остальные работы, наконец — портфолио. Помните, что исполнители показывают на бирже свои лучшие работы, поэтому принципиально лучше они не напишут.

Следуя принципу «Не тупи», я предлагаю заказчикам прочитать две-три работы каждого исполнителя, который им понравится. Вы должны самостоятельно оценить качество работ и насколько они подходят под вашу задачу. Никакой универсальной цифры, которая характеризует крутость редактора, нет и не будет. Почему — расскажу в отдельной статье.

Отберите десятерых кандидатов. Напишите каждому шаблонное письмо с задачей в общих чертах. Обычно вы встретитесь с таким распределением:

10 писем отправлено кандидатам
7 кандидатов откликнулись
4 согласились делать пилотный проект
3 написали понимание задачи к пилотному проекту
2 сделали пилотный проект
1 получил приглашение работать

Предложите сделать пилотный проект — небольшую, но настоящую рабочую задачу, на которой вы поймете свою совместимость. Например, если вам нужен редактор в блог, предложите ему написать одну заметку.  Я рекомендую делать пилотные проекты платными, но недорогими — с расчетом, что ни исполнителю, ни вам не будет выгодно гонять маленькую заметку по тысяче кругов согласования. Когда ставки небольшие, легче отказаться от работы.

Предложите написать понимание задачи — это документ, в котором исполнитель рассказывает вам, как понял вашу и свою задачу. Позже расскажу подробнее, как такой документ составить. Если не написать понимание задачи, почти наверняка кандидат сделает не то, что вам нужно.

Работайте по договору. Если вы работаете без договора, считайте, что дарите свои деньги исполнителю.

Ответы на вопросы

У меня ошибка в анкете: нет фотографии, ссылка ведет не туда, я допустил опечатку

Отредактируйте карточку, уже можно.


Я читаю продвинутый курс Главреда, а в анкете этого нет. Как исправить?

Введите в карточке тот адрес, на который вы получаете письма. Данные подтянутся на следующий день.


Проводите ли вы отбор авторов перед допуском на биржу?

Нет, никакого предварительного отбора. Оценку авторам дают сами заказчики. Почему так — в отдельной статье.


Как же мы поймем, кто хороший, а кто плохой?

Следуйте принципу «Не тупи»: прочитайте работы автора и составьте собственное впечатление о его уровне подготовки.


Но читать работы — это долго!

Да, выбирать исполнителя — долго. И на бирже мы намеренно не делаем так, чтобы это было быстро. Выбрать редактора — это не такси вызвать. С этим человеком вы будете работать много месяцев и лет, поэтому выбирать нужно вдумчиво.


Исполнители какие-то слабые. Нам нужен второй Ильяхов!

Чтобы получился второй Ильяхов, возьмите любого редактора, пропустите его через Школу редакторов и погоняйте пять лет на жестких редакторских проектах.

Опыт клиента

Вячеслав поделился опытом найма редактора из биржи. Публикую с его согласия.

Писал в августе, что мы делаем образовательную платформу для малого бизнеса. Для запуска платформы готовили много материалов, так что активно пользовались биржей. Решил дать небольшую выжимку нашего личного опыта, что делали и что получилось.

Задачи стояло две — подготовка больших материалов по открытию бизнеса и коротких кейсов на личном опыте предпринимателей. Для больших материалов давали описание задачи, кейсы просто поясняли в письме и на скайпе. Получилась такая воронка:

Просмотрели всех авторов. Не преувеличение, потратили несколько дней, чтобы долистать до конца и посмотреть вообще всех

Написали 45 авторам. В первую очередь смотрели на текст о себе, во вторую — на работы

28 ответили. Из них 10 сразу дали отказ: половина авторов сослалась на занятость, половина отказалась из-за плотного взаимодействия с Т—Ж :-) 17 не ответили ни на первое письмо, ни на повторное приглашение через 2 недели

С 18 начали общение и работу, 7 отвалились на разных этапах

11 сделали работу

За идентичное задание авторы просили от X до 14X. Заплатили в итоге от X до 7X.

Небольшие выводы в процессе:

Прохождения курсов Главреда или «Школы редакторов» не выглядят объективным критерием, но те, кто расположен в верхней части таблицы, в нашем случае оказались более удачными исполнителями: с первого захода попадают в формат, оперативнее работают с правками, не обижаются на комментарии, сами предлагают способы улучшения работы.

Скорее наблюдение и гипотеза: в первом заходе приглашений в письме было написано, что заказчик — большое известное министерство. Во втором заходе этого не было. В первом случае получили 3 ответа на 10 писем, во втором — 8 из 10.

Многие авторы назначают цену абстрактно и неудачно ведут переговоры об этом вопросе. Нередко соглашались сделать тот же объём за вдовое меньшую сумму, чем изначально сами запросили.

Помогла более-менее понятная постановка задачи и видение результата с нашей стороны. Для больших материалов чётко понимали, чего хотим, лучше доносили это авторам. В итоге результат сильнее, чем с кейсами, которые сами прочувствовали не до конца.

Биржа оказалась самым удачным ресурсом поиска исполнителей. Помимо неё искали отдельных авторов с хорошими работами, искали через знакомых и даже через фриланс. Среднестатистическому редактору с биржи требовалось меньше времени, итераций доработки и дополнительных пояснений.

2016   биржа   работа

Тиньков: две вакансии в журнале и одна — в банке

«Тиньков-журнал» всегда ищет новых авторов. Требования простые:

Вы умеете писать в информационном стиле. Но не как дебилы удаляете стоп-слова, а владеете техникой объяснения, опираетесь на чувственный опыт, правильно приводите примеры, знаете наизусть критерии качества информационной статьи.

Правила текстовой гигиены вы соблюдали еще до того, как я опубликовал одноименную статью.

Знаете, как подобрать иллюстрацию к тексту. Для статьи о подаче налоговой декларации вы найдете декларацию, правильно ее заполните, проверите в налоговой, отсканируете и проставите выноски.

Не боитесь жесткой и прямой критики. Слова «говно», «херня» и «переделать» не вызывают у вас слез.

Всё, о чём вы пишете, вы либо опробовали на себе, либо готовы опробовать. Высасывание тем из пальца и цитирование американских книг у нас не в почете.

Вы прочитали и приняли редполитику.

Вы не проходили курсов «Убойный копирайтинг прямого попадания» или «Магические Гипнотексты, чтобы Овладеть Вашим Читателем». Или проходили, но вы были молоды и вам нужны были деньги.

В идеале, конечно, чтобы вы закончили Школу редакторов или Школу стажёров. Но выпускники этих школ нарасхват за гораздо большие деньги, чем у нас, поэтому я особо не надеюсь.

За одну статью в журнале авторы получают 10 тысяч рублей. Чтобы получить эти деньги, автор должен написать, отредактировать, согласовать статью со мной, пять раз исправить и наконец выпустить. Это сложно, но интересно. Под моим руководством авторы очень быстро растут в профессии.

Если вам есть что рассказать о личных финансах, покупках, сбережениях или безопасности, напишите издателю Саше Раю: a.rai@tinkoff.ru

Тиньков-журнал сегодня

Выпускающий редактор в отдел финансовых новостей

Мы хотим запустить в журнале ежедневную новостную рубрику. На нее нужен автор с экономическим образованием и, возможно, журналистским опытом. Человек должен отличать ключевую ставку от ставки на зеро, ебитду от лизинга и уметь объяснить, как Обама влияет на цены в «Магните».

Требования те же, что и к автору. Я бы хотел работать с человеком, для которого это будет основным занятием, а не вечерней подработкой. Будет здорово, если он будет работать в офисе «Тиньков-банка», но не настаиваю:

Офис «Тиньков-банка» на м. «Водный стадион»

Пишите Раю: a.rai@tinkoff.ru

Продуктовая редакция

Мы формируем боевой отряд, который поможет банку рассказывать о своих продуктах, а клиентам — получать от этих продуктов больше пользы. Для начала нужен один человек, который возглавит это направление, а дальше сформируем ему команду. Что это за человек:

Редактор с навыками продюсера.

Умеет писать, разбирается в оформлении и продвижении.

Знает, чем джипег отличается от ПНГ, чем видео на Ютубе отличается от видео в Фейсбуке, что такое органический охват.

Владеет основами драматургии.

Владеет переговорами по Кэмпу—Синельникову.

Сейчас нам нужен капитан, который умеет добиваться результата от других. Большая часть его работы — договариваться с продуктовиками, дизайнерами, аналитиками и вице-президентами банка. Однако мне важно, чтобы это был не профессиональный менеджер, а именно редактор — человек, который способен самостоятельно создать информационный продукт.

Вся работа сложная. Оплата сопоставима с уровнем сложности. Зарплата строго официальная, со всеми налогами и взносами. Пишите Раю: a.rai@tinkoff.ru

Сейчас «Тиньков-банк» — самый продвинутый банк в России. Все наши лучшие идеи копирует «Альфа-банк» и Сбер, а «сделайте нам, как у „Тиньков-журнала“» — вообще промышленный стандарт контент-маркетинга. При этом у нас нет бюрократии, митингов, брифингов и распорядка дня. Но могут и на хуй послать.

2016   работа

Три вакансии

Я ищу редакторов, которые выстроят коммуникации в трех компаниях.

Две из них — всероссийские сервисы, которыми пользуются все. Третья — компания, которая занимается развитием бизнеса. Все три бренда — имена нарицательные.

Мне нужен не писатель и не копирайтер, а редактор — капитан корабля. Он будет вести блог и рассылку, управлять командой, отвечать за выход материалов, следить за эффективностью публикаций, работать с подрядчиками, строить процесс и формулировать редполитику. Я буду смотреть на его работу со стороны и безжалостно помогать делать лучше.

Меня не интересуют люди без опыта управления редакцией, без опыта издательства в вебе и соцсетях и с одним только писательским опытом. Это ответственная большая работа с хорошей зарплатой, а не стажировка ради опыта.

Расскажите, кто вы и что умеете: maxim.ilyahov@ya.ru

Магическим, волшебным, чарующим, прорывным, разрывным, надувным, подрывным, топ-, супер-, нейро-, мега-, копро-, гофро-, гипно-, прокто-, макро-, поли-, моно-, стерео- и турбокопирайтерам не беспокоить.

2016   работа

Терминатор и будущая карьера

Представьте: вы учитесь на первом курсе Института инфостиля им. Ильяхова. Вам 18 лет, вы прекрасны, инфостильны и на бюджете.

Как всегда после занятий вы выпиваете в баре «Компотик». В бар заходит Терминатор, робот-убийца из будущего. Терминатор просит подзарядиться от ЮСБ. У вас как раз есть переносная батарея. Терминатор подсаживается к вам.

Пока Терминатор заряжается, вы выясняете, что он прилетел всего лишь на пять лет назад, из 2021 года. Вы спрашиваете: «Терминатор, каково живется редакторам в 2021 году?»

— Хреново живется, ребята. Очень большая нагрузка, работают по двенадцать часов в день, по ночам проверяют тетрадки своих учеников. А еще редакторские собрания, редсоветы, чуть что — уголовка. А платят им всего 15 тысяч в месяц.

Вы в шоке. Продолжаете спрашивать:

— Хорошо, Терминатор, а кому из диджитальщиков хорошо живется в 2021 году?
— Чуть лучше живется дизайнерам. У них зарплата 50 тысяч рублей.
— А вообще кому хорошо живется?
— Вообще в 2021 году самые богатые люди — разработчики нейросетей.
— Спасибо, Терминатор!
— Не за что, редакторы!

Бросите ли вы после этого редактуру? Пойдете ли учиться на разработчика нейросетей?

Если после этого вы продолжите заниматься редактурой, то должно быть верно хотя бы одно из следующих утверждений:

1. Вы не верите Терминатору и готовы рискнуть своим будущим благосостоянием. Не верить и рисковать — ваш выбор.

2. Вы считаете инфостиль своим призванием, поэтому готовы жить бедно, лишь бы нести культуру массам. Жить бедно — ваш выбор.

3. Вы советский человек и склонны к патернализму. Вы уверены, что раз вы получаете высшее образование в институте Ильяхова, то Ильяхов отвечает за ваше благополучие. Если потом вы будете зарабатывать мало, виноват будет Ильяхов.

4. Вам кажется, что раз вы поступили на первый курс, то у вас больше нет выбора: вы не можете сменить специальность, попробовать себя в чем-то другом или даже совмещать учебу с теми же нейросетями.

Проповедь

Я считаю так: каждый сам отвечает за последствия своих карьерных решений.

Вот ты учишься в институте. Тебя окружают нищие преподаватели. Ты видишь, что если станешь преподавателем в этом вузе, ты будешь таким же. Если ты стал нищим преподавателем — это твой выбор.

Если ты выучился на профессию, которая оказалась невостребованной — это твое личное дело. Ты можешь сменить профессию. Можешь сидеть на шее у родителей. Если ты ошибся в выборе профессии, никто тебе не виноват.

Понятно, что в любом вопросе множество нюансов. Некоторым людям по состоянию здоровья можно работать только в каком-то определенном месте. Или которых из-за возраста уже никуда не возьмут, а до пенсии они себя не обеспечили. О таких людях общество должно заботиться, если они не смогли позаботиться о себе сами. Но заботиться в формате «обеспечить минимальный уровень жизни», а не «платить наравне с востребованными специалистами».

Если человек уже сегодня знает, что выбранный им путь гарантированно приведет его в тупик, — зачем он по нему идет? Почему не свернет?

Призвание

Я занимаюсь инфостилем, потому что он несет вечные ценности: честность, простоту и внимание к смыслу. Когда всем надоест слово «инфостиль», я придумаю какое-нибудь новое слово и буду продвигать его. Это мой выбор.

Если у меня ничего не получится, в этом буду виноват только я сам — не Горбунов, не Лебедев, не Путин и не Медведев. Я не пойду к Горбунову и не спрошу: «А че дизайнеры получают 50 тысяч, а редакторы 15? Где справедливость?»

Ведь я заранее знаю ответ:

«Никакой справедливости нет.
Каждый сам отвечает
за свою карьеру»

См. также: рынок, расценки и справедливая цена

2016   работа   самостоятельность

Чья задача — тот и носится

Запомните на всю жизнь: кому задача поручена, тот с ней и носится.

Например, мне нужно утвердить у Артёма лекцию для Школы стажёров. Достать Артёма — моя задача. Если на неделе, когда мне нужно утвердить лекцию, Артём ныряет на дно Марианской впадины, я должен нырнуть за ним, достать его оттуда и сказать: утверждай. Если я этого не сделал — это мой косяк и, следовательно, моя проблема. Потому что моя задача, я с ней ношусь.

Или так. Автору нужно сдать мне статью, потому что у него горят сроки. В этот день я веду курс, и у меня, допустим, перерыв 15 минут, в которые я могу посмотреть статью. Человек не попал в перерыв, я в этот день больше не смогу. Какие дальше шаги:

1. Договориться, когда я посмотрю. Для этого позвонить, написать смс, стукнуть в Телеграм, прислать почтового голубя и в итоге договориться, когда я посмотрю.

2. Если не посмотрел — стукнуть еще раз, пока не посмотрю.

3. Если систематически не смотрю — наехать, выразить негодование, обложить матом.

Почему так? Потому что любая задача — это не только «сделать», но и «сдать». Если вы не сдали — вы не сделали.

Можно долго мазать сопли в чатиках по поводу неработающего Кемпа, адовых клиентов и бюрошного зомбирования. Можно в фейсбуках обсуждать, работает ли этот подход в реальной жизни. Это всё не волнует. Когда задача не сдана, она не сделана. И виноват в этом тот, кому поручена задача. Потому что чья задача — тот и носится.

2016   работа   работа с клиентом

Признак хорошего автора

Все авторы, которые со мной работают, знают: с первого раза у меня ничего никогда не сдается. Любая статья переделывается по многу раз. Иногда даже за час до публикации. Если в бюро, например, в дизайне есть точка невозврата, после которой дизайн уже не переделывают, то у меня переделывается все, всегда, и даже после публикации.

Для одних переделывать мучительно, и они сдуваются. Другие привыкают и видят в этом особый кайф: с каждым разом делать все более сильный продукт. Таких людей я уважаю, дорожу ими и трачу колоссальное количество времени, чтобы у них получилось хорошо.

Сейчас Люда пишет сорок четвертый выпуск продвинутого курса Главреда. Идет третья итерация:

П — профессионализм.

2016   работа

Цвет фона и текста в презентации

Если во время выступления вы используете презентацию, важно правильно выбрать, в каком режиме она будет: черное на белом или белое на черном.

Это черный текст
на белом фоне

Это белый текст
на черном фоне

Выбор зависит от того, на чем вы показываете презентацию.

Если презентация идет на ЖК-экране, то можно выбрать любой вариант: хоть черное на белом, хоть белое на черном. Как хотите. Разница — только в ваших вкусовых предпочтениях.

Если презентация идет на проекторе, LED-экране или вы выступаете в 1980-х годах у монитора с электронно-лучевой трубкой, то всегда выбирайте белый текст на черном фоне.

Для проектора всегда выбирайте
белый текст на черном фоне. 

Что это дает:

Такой экран проще сфотографировать: меньше засветов, камерам проще фокусироваться, динамический диапазон картинки больше похож на реальный мир.

Меньше шансов, что спикера засветит белым фоном его презентации.

Это аккуратно выглядит: вы как бы рисуете презентацию светом, а не засвечиваете фон.

Что будет, если делать на проекторе черный текст и белый фон:

Камерам тяжело найти нужный баланс освещенности, потому что перед ними ОГРОМНОЕ СВЕТЯЩЕЕСЯ ПЯТНО

Экран выглядит ярче и интереснее, чем спикер

Мелкий текст будет очень трудно прочитать

Вот пример, когда камера ничего не понимает:

Веду курс в бюро когда-то давно

Вот как бы это выглядело, если бы я светил белым текстом. Даже с учетом размытия и многократных отражений света, текст все еще был бы читаемым:

На следующей фотографии текст видно еле-еле, потому что белый свет экрана заливает всё:

Веду занятие в «КСК-груп»

А вот как бы это выглядело, выбери я белый текст на черном фоне:

На следующей фотографии левая часть экрана — это светлое на темном, читается хорошо. Справа — экран чатика, там темное на светлом. Читается хуже и залезает на лицо.

Веду курс о редактуре в бюро

А теперь нормальная ситуация: проектор светом рисует на экране нужную мне схему, все остальное пространство стены — просто стена, а не огромный светящийся экран. Видно, что проектор светит немного мимо экрана, но это почти не парит:

Читаю лекцию в НИУ ВШЭ
Судя по слайду, Илья Бирман рассказывает о понимании задачи. Бирмана ничто не побеждает

Исключение

Единственный случай, когда стоит выбрать для проектора белый фон и черный текст — если в проекторе подыхает лампа. Тогда его общая яркость будет слишком низкой, чтобы нормально прорисовать ваш белый текст, и все будет тусклым:

Выступаю на «Дизайн-просмотре»: проектор еле тянет даже большие белые области

Если вы знаете, что вам на выступлении достанется полудохлый проектор, используйте белый фон. А лучше — доску или флипчарт с жирным таким маркером.

Общие рекомендации

Что еще запомнить о подготовке презентации под проектор:

Лучшие цвета — белый и черный. Не стоит делать цветной текст и цветной фон просто ради красоты. Цветопередача у проектора бывает непредсказуемая, и с большой вероятностью выбранный вами ключевой цвет провалится на хрен, и не будет ничего видно.

Фигурные плашки, рамки и прочее брендирование — в топку. Особенно модные растяжки сверху и снизу слайда. Это визуальный шум, который отъедает полезное пространство слайда.

Пишите просто и коротко. Читать с экрана — боль.

Используйте слайды не как конспект выступления, а как доску, на которой хороший учитель рисует схему или пошагово объясняет пример. Никто не любит, когда спикер просто читает то, что написано на слайде.

Избегайте сжатых и тонких шрифтов. Сжатые сожмутся, а тонкие затеряются.

По возможности придумайте, как бы картинкам в презентации взаимодействовать со спикером. Чтобы не просто «Я тут, экран там», а чтобы между ними была какая-то игра.

Презентация для печати

Если вы делаете презентацию не для проектора, а для бумаги, то тут все ровно наоборот: только белый фон, только черный текст, никаких декораций. И сама презентация должна быть не вспомогательным материалом к речи спикера, а полноценным самостоятельным информационным продуктом.

Если, например, вы выступаете на конференции, а потом ваши презентации включают в какую-то печатную брошюру, то делайте две версии презентации:

Одна для экрана: белое на черном, только ключевые мысли, взаимодействие с лектором, игры и веселуха.

Вторая для печати: черное на белом, подробное изложение ваших мыслей.

2016   работа

Вакансия писателя для курсов о бизнесе

С 2015 года я пишу в Финологе курсы о бизнесе: финансах, бюджетировании и управлении персоналом. Моя работа заключается в том, чтобы разобраться в теме с помощью экспертов и изложить сложные вещи простым языком.

В результате получаются простые и интересные курсы о вещах, которые традиционно очень сложно объяснять.

Мы хотим сделать еще несколько таких курсов, но меня на все не хватит. Ищу автора, которому будет интересно разобраться в бизнесе, экономике, маркетинге и привлечении клиентов и написать интересные и полезные учебные материалы.

Помимо курсов нужно будет делать промостраницы и писать статьи в СМИ, на все те же темы. Возможно, придумаем что-то еще интересное. Работы много.

Если хотите писать интересно о бизнесе, начните с рассказа о себе: maxim.ilyahov@yandex.ru

Не забудьте прочитать, как рассказывать о себе.

2016   работа

Две писательские вакансии

В лучшем в России банковском блоге не хватает двух людей: автомобилиста и хакера.

Автомобилист будет поддерживать Тиньков-страхование: будет писать о том, как страховать машины, как получать выплаты и обо всем, что с этим связано. Постепенно залезем в тему автокредитов и купли-продажи машин. Обязательно, чтобы у автора в семье был автомобиль.

Тестовое задание: напишите статью на тему «Итак, у вас на зеркале небольшая царапина».

Хакер будет вести регулярную рубрику о безопасности. Обязательно разбираться в хакерских делах: как воруют деньги с телефонов и карт, как воруют личные данные и что с ними делают, как защитить себя от слежки, как не забыть свой пароль и далее по списку.

Тестовое задание: расскажите о проекте DarkHotel, чтобы это было интересно читателям Тиньков-журнала.

Ссылку на тестовое задание в гуглдоке и рассказ о себе присылайте в редакцию: journal@tinkoff.ru

Перед выполнением задания прочитайте редстандарты Тиньков-журнала.

О работе в журнале

Работа удаленная. Работы много. Возни с одной статьей в пять раз больше, чем в других блогах и СМИ. Платим в три раза больше, чем в других блогах, и в два раза больше, чем в популярных уважаемых СМИ. Оплата по выходу статьи. За результат не стыдно.

Обязательно знание советов, инфостиля, фотошопа.

2016   работа

Редстандарты госуслуг

В 2015 году мы с редакцией участвовали в проекте для Минкомсвязи. Сделали редполитику, написали учебные, справочные и рекламные статьи, вели соцсети, создали коммуникационную платформу.

Сегодня опубликовали рассказ о проекте в шести частях: gosuslugi.rocketmind.ru

Сила проекта в том, что в Минкомсвязи появились люди, которые очень захотели для госуслуг нормальный текст. Когда на стороне клиента работают такие люди, дальше все легко.

Еще оказалось, что в государстве работают просто люди. И на государство тоже работают обычные люди. И результат зависит не от Путина, не от Обамы, не от курса нефти, а от компетентности конкретных отдельно взятых исполнителей. Мы постарались как могли, теперь берите нашу работу и делайте еще лучше.

Лебедев прав

Кое-что из созданного на проекте получилось опубликовать:
Руководство по соцсетям
Как писать рассылки
Как писать учебные статьи
Как писать новости
Как общаться со СМИ
Общие принципы общения

Редакторы проекта
Лена Волкова
Саша Волкова
Люда Сарычева
Ника Троицкая

Кейс сделал я, вместе с текстом, дизайном и версткой на Бутстрапе. Помогали Люда и Ника, корректор Оксана Диесперова. Рассказ о проекте — тоже проект, который требует собственного рассказа, но это будет слишком по-постмодернистски, поэтому нет.

Спасибо Алексею Еремину и Александру Павловичу.

2016   работа

Три принципа

У меня в работе есть три принципа, которые я стараюсь жестко соблюдать.

1. Сдаю продукт
Я либо делаю верстку сам, либо работаю с технологами, дизайнерами и верстальщиками напрямую. Я не сдаю текст в гуглдоке, я сдаю только готовый оформленный продукт. Если разработчики и дизайнеры недоступны, я не смогу помочь.

2. Общаюсь только с заказчиком
Я не работаю через менеджеров. Если в проекте главный приниматель решений недоступен, я не смогу помочь. Согласовывать через менеджера — это смерть проекта.

3. Рассказываю о работе
Все, что я делаю, я публикую в портфолио. Если в проекте нельзя говорить, что я над ним работал, я за него не берусь.

У каждого этого принципа есть детальное объяснение, но о них в другой раз. Пока что так.

P. S. Когда я веду в бой группу редакторов, у нас есть дополнительный военный принцип:

4. Говна не пропускать
При виде любого говна в продукте редактор должен мертво вкопаться в землю и не пропускать работу дальше, пока говно не исправлено. Даже если клиент очень просит. Даже если главред не заметил. Даже если и так прокатит. Видишь говно — исправляешь говно, иначе никак.

2016   работа

Ищу писателя-юриста

Мне в «Тиньков-журнал» нужен писатель с сердцем юриста. Хочу издать статьи о юридической грамотности для клиентов:

как читать кредитный договор,

чего можно и нельзя добиться в суде,

как защищены ваши права потребителя,

с чего вы должны и не должны платить налоги;

если попрет — еще столько же и еще больше тем.

Если вы юрист, то вы уже почувствовали, насколько это полезное и безумное дело. Вас ждут жесткие согласования, многократное переписывание и крутейший результат.

Если вас бесит юридическая неграмотность, беспомощность, инфантилизм и одноклеточность некоторых сограждан, то это способ изменить ситуацию. Если статьи получатся достаточно сильными, мы будем их распечатывать и вручать новым клиентам банка.

В России есть только три банка, которые способны придумать, согласовать и издать такие статьи: «Тиньков», «Точка» и «Модуль». «Точка» и «Модуль» не работают с физлицами, поэтому вряд ли они будут тратить на это время. А у нас сейчас есть возможность немного поменять страну и сделать сограждан юридически грамотнее.

Работа за троих, оплата за семерых. Дружный коллектив, который вы не увидите. Белый трудовой договор. Ваше имя в конце каждой написанной вами статьи.

Чтобы начать разговор, пришлите три строчки о себе и в трех абзацах объясните, на что нужно смотреть в кредитном договоре: maxim.ilyahov@yandex.ru

2016   работа

Как сделать вирусную рассылку

Ребята из «Аутовклауда» попросили рассказать, как делать вирусные рассылки. Эта статья попадет в их рассылку, но я по праву автора сначала опубликую ее для читателей блога.

Как делать вирусные рассылки? Да никак. 

Вирусность — результат, а не свойство

Со стороны кажется, будто вирусность — эдакий секретный ингредиент продукта, от которого он становится популярным. Была просто рассылка, помазал ее вирусной мазью, рассылка стала вирусной. Осталось выяснить, что это за мазь.

Но вирусность — не свойство, это результат. Вы делаете рассылку, и если она нравится читателям, то ее рекомендуют друг другу. Получается вирус.

Чтобы сделать вирусную рассылку, нужно сначала сделать такую рассылку, которая понравится читателям. А не наоборот.

Теперь расскажу, как это сделать.

Пахать

Вирусность — лотерея.

Чтобы выиграть в лотерее, нужно купить лотерейный билет. Если купить один, то шанс выиграть минимальный. Если купить много — шанс возрастает. Если покупать много билетов каждую неделю — шанс еще выше. 

Так же с рассылкой: ее придется делать-делать-делать, потом переделывать-переделывать-переделывать, потом делать новые, пока не выстрелит. А когда выстрелит — продолжать так же неустанно делать. Если не выстреливает — бросать и делать другое: другую рассылку для других людей, по другим принципам. 

Делали длинные статьи — попробуйте дайджесты или комиксы.

Присылали письма раз в неделю — попробуйте раз в месяц или каждый день.

Писали от имени компании — напишите от имени сотрудника или от имени выдуманного персонажа.

Писали сами — наймите агентство или писателя.

Заказывали у агентства — пусть попробует написать директор или секретарь.

Единственно верных универсальных формул нет. Все, кто обещают вам железобетонные формулы вирусности на платных курсах, держат вас за лохов. Нужно экспериментировать.

Жечь

Я еще ни разу не видел ни одного вирусного ролика, ни одной картинки и ни одной рассылки, которые не были бы сделаны от души.

Эталонный пример — «Гангнам-стайл». До чего же он упоротый и отдушистый:

Все бойкое, смелое, разухабистое, без самоцензуры, без оглядки ни на что. Никто не думал «А поймет ли это зритель? А будет ли ему интересно? А не будем ли мы выглядеть глупо?» Сделали так, как чувствовали. Эта смелость подкупает.

Тут нет формулы. Если что-то сделано от души, это чувствуется. Если нет — тоже. Люди выкупают фальшак.

В рассылке Главреда я угорел по иллюстрациям. Наплевать — поймут, не поймут, раскритикуют, респектанут. Сделал, как хотел, от души. Нравится не всем, но все отмечают. Артёму Горбунову, например, не нравятся мои иллюстрации. Ничего страшного.

Я не боюсь в рассылке слов вроде «творческая импотенция», не боюсь критиковать. Как чувствую — так и пишу. 

Противоположность — это когда ты сам себя цензурируешь. «Это не понравится читателю, а вот это — начальству. А тут я буду выглядеть, как мудак. А тут мы резковато выразились, хотя это и правда. Давайте смягчим...» Это фальшь и левак. Люди такое друг другу не пересылают — у них в жизни этого добра навалом.

Сравните ради интереса абзацы из двух рассылок:

Партия еды

Инвизибл

Этот год должен закончиться потрясающим ужином!


И мы подготовили для этого все! Мы создали специальный новогодний набор из четырех невероятных праздничных блюд и незабываемого десерта. Всю эту красоту мы доставим к вашей двери 29-го или 30-го декабря — вам останется только приготовить и наслаждаться :)

Привет!


Сколько раз такое было — вино есть, а куска мяса к нему нет. Хочется мчать на розыски, но рынок давно закрыт, а в магазине сплошная тоска. А ведь вино без мяса — деньги на ветер. Пора с этим покончить.


Обновили мясной сет и дарим к нему стейк. Мясо выбирали усердно: жарили Новую Зеландию, Уругвай и Россию — вегетарианцам в офисе пришлось туго. Победило свое-родное — патриотичный стейк воронеж нью-йорк. Припасли такого 100 штук — дарим, пока не закончится. Заказ можно делать сегодня, доставлять начнем с 6 августа.

Какое из них вас больше прет и почему?

Помогать

Рассылка Главреда популярная, потому что помогает решить проблему, с которой сталкиваются все — как хорошо и понятно писать. Мы делаем это щедро: не жадничаем с советами, вываливаем все, что знаем, с примерами. Нет такого, что «Так, вот вам два стоп-слова бесплатно, а еще двадцать за деньги».

Если в платном продвинутом курсе есть какие-то важные статьи, мы их публикуем в бесплатной рассылке, потому что не жалко:

Я встречал у компаний легкую шизофрению: они хотят, чтобы рассылка была одновременно и вирусной, и продающей. Поэтому они вроде такие «мы вам даем полезные советы», и тут же «но будем вас долбать, пока вы у нас не купите». Это не щедрость, а лицемерие. Я это знаю, потому что я сам писал такие рассылки и видел реакцию людей. 

Убейте в себе на полчасика маркетолога. Вирусная рассылка — это кайф и польза, а не маркетинг и продажи. Оставьте только свой логотип в шапке, чтобы вас помнили. Рассылка про продажи — это другое.

Еще пахать

Бывает так. Компания делает рассылку, чтобы она стала вирусной и привлекла новых клиентов. Делает-делает, делает-делает — а не выходит каменный цветок, база растет слишком медленно.

Отдел маркетинга приуныл. Собирается хмурый совет директоров, все отводят глаза, лавочку закрывают. 

И очень зря. 

Это как пойти в спортзал, чтобы за месяц сбросить 20 кг. Нельзя ставить такие цели, они не выполняются. Ты каждый день смотришь в зеркало, а там нет никаких видимых изменений, в итоге ты бросаешь спорт и продолжаешь жиреть. А надо было продолжить. Угадайте, откуда я это знаю.

Правильная цель — сделать читателям хорошо: клиентам, партнерам, фанатам, сочувствующим, смотря кто у вас в базе.

Если вы хотите собрать новую базу — тогда цель в том, чтобы придумать классную штуку для этих новых людей, найти их, донести до них эту свою штуку. И дальше сделать классно уже новым читателям. 

Врубите на полную кайф и радость. Чтобы рассылка стала вирусной, она для начала должна переть всех, кто ей занимается и всех, кто ее читает. Как в похудении: нужно кайфовать от занятий спортом и  новой диеты.

Вирусность не нужна

У вирусности есть одна неприятная сторона. Она связана с последствиями популярности в интернете. Если вы вирусные, к вам придут очень много тупых, злых, неадекватных людей с завышенными ожиданиями.

Так устроен интернет: интеллигентных, умных и богатых всегда меньше, чем озлобленных и бедных. Если в один день откроют лекарство от рака и Семенович покажет грудь, завтра в Фейсбуке все будут смотреть на сиськи Семенович. 

Теперь представьте, что вы сделали что-то по-настоящему популярное. Настолько популярное, что сразу после сисек Семенович все пойдут к вам. И каждый интернет-неандерталец, каждый изнуренный онанизмом школьник, диванный стратег, неодупленный пенсионер и агрессивный патриот — все они с клавиатурой наперевес придут к вам в комментарии.

Что вы будете с ними делать? И нужны ли вам все эти люди?

Вирусность — не самоцель. Иногда лучше сделать сильный продукт и дать таргетированную рекламу, чем добиваться вирусной популярности.

С другой стороны, делать рассылки искренне и от души всегда полезно, вне зависимости от того, целитесь вы в вирусность или нет.

Чтобы не быть голословным, вот моя статистика по Главреду:

Бесплатная рассылка запущена 1 декабря 2014 года. Спустя год на нее подписываются 90 человек в день, на 10 декабря — 19,5 тысяч читателей. Открываемость второго письма 75%, двадцатого — 33%. Вот как растем:

Из всего этого я делаю вывод:

Чтобы сделать вирусную рассылку,
нужно перестать делать вирус
и начать пахать, жечь и не ссать

P. S. По законам жанра, в конце такой статьи должна быть реклама курсов. Но курса не будет, поэтому терпите без рекламы. Лучше покупайте плакаты и кружки.

Высокая цена, право на «нет» и ответственность (18+)

В связи со вчерашней статьей о рыночных ценах мне чертовски понравился вот этот комментарий:

Винзард прав, и об этом сегодняшняя статья.

Когда впервые ощущаешь силу права на «нет», хитрая стерва реальность тут же дает по башке скалкой. Оказывается, нельзя просто так взять и поставить высокую цену на свою работу, не испытывая последствий. А последствия могут быть довольно серьезные.

Итак, представьте: вы поставили комфортную для себя цену, не обращаете внимание на «среднее по рынку» и гнете свою линию. Что может быть?

Клиент откажется от заказа

Наименее опасное — когда клиент честно говорит: «мне это слишком дорого, до свидания». Вы потеряли время на переговоры, но не ввязались в заведомо катастрофический проект и не взяли на себя лишние обязательства.

Минус — вы не принесли пользу и не получили денег. У меня полно случаев, когда ко мне приходил желанный клиент, мы общаемся неделю, я врубаюсь в задачу. Потом моя цена оказывается слишком высокой, проект не случается. Это нормально.

Как Винзард правильно говорит — если открыть обыкновенный шиномонтаж и ставить резину за 20 тысяч, большая часть клиентов тебе откажет. Имеют полное право.

Что делать: повышать ценность услуг.

Не просто поменять резину, а забрать машину с парковки, отвезти в цех, поменять колеса и вернуть на парковку, а шины помыть, высушить и сдать на хранение, и за все это заплатить карточкой — вот уже это может стоить не 1500 рублей, а 6000. Заодно провести ТО, подготовить машину к зиме, почистить салон, залить незамерзайку, заменить воздушный фильтр, покрыть дворники какой-нибудь наносмазкой — уже 10 000. Сделать это за ночь, чтобы утром тебя уже ждала полностью готовая к зиме машина — 15 000. Плюс взять летнюю резину на хранение — вот и получился шиномонтаж за 20 000. Есть люди, которые готовы платить за удобство.

В случае с редактором самое простое — не просто писать текстики в ворде, а сразу верстать, подбирать иллюстрации, публиковать и продвигать в соцсетях. Или писать, рассылать по СМИ, добиваться публикации и давать отчет об эффективности. Такая статья может стоить и 10, и 20, и 50, и 100 тысяч, и всё это «рыночное ценообразование» вы вертели в гробу.

Итого: если цена слишком высокая, клиент запросто откажется. Чтобы уменьшить число отказов, повышайте ценность услуги.

Клиент обидится

Допустим, вы 5 лет работали с клиентом по низкой цене, и наконец решили ее повысить:

— Олег, теперь это будет стоить двадцать тысяч
— Илья, но ведь мы всегда делали это за две тысячи!
— Да, но теперь — двадцать
— Илья, ну это слишком дорого. Может, как-то подешевле?
— Нет, моя новая цена — двадцать тысяч. И не Илья, а Максим
— Извини, Макс, ну это как-то не по-человечески. Мы все время работали по другой цене
— Сорри, но теперь цена такая
— Да я понял. Но что мне делать? Мне нужно статью сейчас, и я не могу тебе столько заплатить
— Ну, не знаю. Теперь стоит двадцать
— Слушай, да пошел ты со своими двадцатью тысячами! Умник, бля...

В чем ошибка? В том, что Максим забыл о пользе для клиента и совершенно не проявляет заботу. Заладил: двадцать и двадцать. Але, мужчина, всем понятно, что вы не уступаете в цене. Клиенту-то что делать? Он вас не отжать пытается, у него проблема.

Что делать: проявить заботу и показать искреннее желание помочь. Но в цене не уступать. И желательно, если у вас есть какая-то история отношений, прийти первым и выложить багаж.

— Олег, мы с тобой уже работаем пять лет. Какие мысли? Что думаешь про будущее?
— Особо никаких мыслей, всем доволен, будем дальше писать
— Окей, об этом я и хотел поговорить. Мне больше не выгодно писать статьи за две тысячи. Со следующей статьи цена повысится в десять раз
— Ничего себе. А почему?
— Мне невыгодно за две тысячи и писать, и выпускать в верстке, и продвигать, и общаться со СМИ. Мы начинали просто с текста, а сейчас это целый пиар-конвейер, и по старой цене я это делать не могу
— Ясно. Но я не могу платить по двадцать тысяч, экономика не сойдется
— Как бы ты хотел?
— Я хочу продолжить писать статьи за две тысячи. Понимая твою ситуацию, максимум — за пять
— За пять я не смогу, извини. Но могу помочь найти того, кто готов
— Хорошо. Как это сделать?
— Размести вакансию с тестовым заданием, а я отберу из них самых адекватных
— Это, конечно, геморрой, но что поделаешь...

Кэмп — не Кэмп, но заботу проявлять нужно всегда. Как в хорошем дорогом магазине, когда продавцы относятся к тебе внимательно вне зависимости от того, как ты одет.

Итого: нужно уметь не только отказывать, но и заботиться о тех, кому вы отказываете. Мало просто упереться в свою цену, нужно помочь клиенту решить проблему

Клиент выстроит ожидания

Самый опасный случай — когда клиенту дорого, но он-таки отрывает деньги от сердца и теперь ожидает что-то ВОЛШЕБНОЕ. Стоит же дорого. Это гарантированный, стопроцентный и предсказуемый провал: из-за завышенных ожиданий ваша работа обязательно покажется клиенту слабенькой.

Хуже того — клиент попросит довести работу до нужного уровня ожиданий:

— Да, Максим... За такие деньги статья могла быть и круче...
— Что вы имеете в виду?
— Ну круче. Чтобы цепляло. Зажигало. Брало за душу. Вы же профессионал, вы понимаете, о чем я
— К сожалению, не понимаю. Расскажете подробнее?
— Максим, за такие деньги это вы мне должны рассказывать подробнее, а не я вам...

Если вы слышите эту фразу, то проект в глубокой яме.

Что делать: если это уже произошло, то нужно все останавливать и садиться за переговоры. Вы должны договориться о последнем шансе понять друг друга. Вы формулируете задачу, подбираете стилистические примеры, договариваетесь об условиях расставания. И делаете на основе этого разговора последний вариант. Если после него клиент все еще недоволен, то вы расстаетесь.

Чтобы этого не произошло, нужно все это проговорить заранее: составить грамотное понимание задачи, подобрать примеры, нарисовать в голове принципиальное решение, утвердить его у клиента, договориться о порядке расставания. И только когда клиент со всем согласится — назвать цену. 

В бюро есть принцип «Никаких сюрпризов»: на презентации клиент не должен увидеть ничего нового. Только то, что он и так ожидал

Такой подход не защитит вас от «за такие деньги можно было и получше». Но в таком случае у вас будет согласованный план расставания, понимание задачи и принципиальное решение. Если окажется, что на старте вы придумали фигню — вы останавливаете проект и обсуждаете новую задачу.

Итого: чтобы не получить завышенных ожиданий, пишите понимание задачи.

Текст должен стоить дорого

Я отдаю себе отчет в том, насколько это все труднее, чем схватить заказ на бирже и быстро-быстро налить водички на сто рублей. Я прекрасно понимаю людей, которые осознанно отказываются контактировать с клиентом, закрываются в каморке и превращаются в генераторы текста. Правда, ребята: клиентский сервис и переговоры — тот еще головняк. Просто писать статьи — гораздо спокойнее.

Но я знаю и другое. Текст не должен стоить три копейки.

Если клиент оценивает пользу от вашей статьи в сто рублей — да нахрена эту статью писать вообще? В чем прикол этого копеечного копирайтинга? Вам умирать скоро, от вас ничего не останется — и вы тратите часы жизни на эту дурную работу. Серьезно: в чем прикол?

Не надо залечивать, что «такие цены на рынке». Нет никакого рынка. Цены бывают только те, о которых вы с клиентом договоритесь. Если кто-то когда-то отжал какого-то бедного студента по деньгам, это не значит, что я должен работать по той же цене, что и он. Меня не устраивает, и у меня есть право на «нет».

Я считаю так: текст должен стоить дорого. Чтобы брать за текст дорого, нужно делать больше, чем текст: собирать страницы, издавать книги, вести проекты, работать с клиентом и в итоге — выпускать продукт, который приносит пользу. За такое, по моему опыту, клиент готов платить и десять тысяч, и сто тысяч, и пятнадцать миллионов.

Тем не менее, сколько брать за свою работу — личный выбор каждого.

Фрагмент главы 446.1 манги «Хаяте, боевой дворецкий»

P. S. Я веду всю эту агитационную работу не потому, что хочу поменять чье-либо мировоззрение. Я ищу единомышленников: тех редакторов, кто хочет стать капитанами своих кораблей, а не текстовиками в каморке. Зачем такие люди нужны, я рассказал на странице школы.

P. P. S. Подписывайтесь на курс «Работа с клиентом для редактора».

 

2015   деньги   работа   Школа редакторов

Рынок, расценки и справедливая цена

После поста о том, где взять редактора, меня часто спрашивают, какие в Москве расценки на рынке редакторов и какая справедливая цена на их работу.

Ответ: расценок не существует. Рынка редакторов не существует. Справедливая цена — фикция. Если вам говорят о справедливой цене — закатывайте этот разговор в асфальт.

Вячеслав Тихонов и Жанна Болотова в постановке по Чехову

Чужая цена вас не касается

Любая цена — это следствие переговоров. Вы говорите «Я сделаю эту работу на таких-то условиях». Если клиента эти условия устраивают, он соглашается, если нет — делает встречное предложение или отказывается. Всё. Если другой человек на других условиях предлагает другую работу — это вас не касается.

Допустим, ко мне обратился человек с задачей. Я оценил ее в 20 тысяч:

— Максим, но 20 тысяч — это дорого. Справедливая цена этого текста — две тысячи. Нам в агентстве «Копирайтинг на МИЛЛИОН» дали такую цену

Это чистая манипуляция. Человек давит на то, что у меня есть некая конкуренция, и если я не соглашусь, то клиент от меня уйдет в агентство. Да ради бога, право на «нет» священно:

— Ух ты! Не знал, что в агентстве «Копирайтинг на МИЛЛИОН» дают такие цены. Но мне будет некомфортно сделать эту работу за две тысячи. Если вас не устраивает цена 20 тысяч — я без обид. Буду рад помочь в следующий раз.

Аргумент про две тысячи в этих переговорах ничего не значит. Человек может отклонить мое предложение и уйти в агентство, это его право. Но то, что ему кто-то где-то что-то пообещал — это про другую сделку, не про нашу. Условия нашей сделки — статья за двадцать тысяч.

«Это несправедливо» — манипуляция

Объективной справедливой рыночной цены не существует. Работа не может «объективно сколько-то стоить». Есть только та цена, на которую согласны обе стороны переговоров.

Когда вам говорят, что это несправедливо, не по-дружески, не по-товарищески, не в рынке или не по-братски — это давят на стадное. Мол, ты должен чувствовать себя плохо оттого, что не ведешь себя, как соплеменники. Да черта с два:

— Это будет стоить 20 тысяч
— Ой, ну это как-то совсем не в рынке
— (Тут можно помолчать)
— Мы рассчитывали сделать по рыночной цене, где-то около двух тысяч
— Понятно. Но я не могу сделать это за такую цену. Я понимаю, что вы на это не рассчитывали, но согласиться на две тысячи не могу

— Это будет стоить 20 тысяч
— Братуха, ну по-братски, давай за две, а мы тебя порекламируем у себя на сайте
— Братуха, две тысячи — не по-братски. По-братски — за двадцать

Еще бывает, что клиент намеренно нагнетает эмоций, чтобы заставить неопытного фрилансера чувствовать себя неудобно. Так он еще больше прожмет бедного студента по деньгам. Вот диалог из моего студенчества:

— Это будет стоить две тысячи за статью
— Опа... Ты попутал, пацан? Куда тебе две тысячи? У тебя полторы работы в портфолио и те никакие! Двести рублей — красная цена. Чувак, слыш, студент Максим этот, помнишь я тебе говорил? Он хочет за две тысячи статьи писать, приколись!
— (на фоне) За две? Ахаха!
— Ахаха!

Даже такая простая манипуляция может подействовать на неопытного человека и не только в десять раз прожать его по деньгам, но и заставить работать втрое усерднее, чтобы доказать, что он достоин этих денег.

Если вам в переговорах начали указывать на справедливую цену, повторяйте мантру:

Справедливой цены не бывает.
Есть лишь та цена,
которая мне комфортна

Рынка не существует

Возьмем абстрактную рекламную статью и попробуем узнать, сколько она будет стоить.

  • Копирайтер на бирже напишет ее за 200 рублей.
  • Простое копирайтерское агентство — за 2000 рублей.
  • Я бы ее написал за 20 000.
  • Модное креативное агентство — за 100 000.
  • Условная Галина Тимченко предложила бы написать и разместить эту статью на «Медузе» за 300 тысяч.
  • А если бы вы объявили государственный тендер на эту статью, то на одну документацию к тендеру ушло бы 2 000 000.

Как из этого посчитать цену на рынке? Да никак. Слово «рынок» в этом смысле означает просто «всех, кто мог бы эту работу сделать». В среднем по рынку — это в среднем по больнице, ничего не значащая величина. Она может существовать ради интереса, но ее наличие ни к чему вас не обязывает.

— Максим, мы посмотрели расценки в среднем по рынку, и копирайтеры берут за такой объем работ две тысячи рублей. Мы понимаем, что вы эксперт, поэтому готовы платить вам три тысячи.

— Мне очень приятно, что вы доверяете мне как эксперту. Но мне будет некомфортно написать эту статью за три тысячи рублей. Могу предложить написать ее за двадцать тысяч.

— Максим, но это сильно далеко от среднего по рынку

— Похоже, что так

—Мы не можем заплатить вам такую сумму за статью

— Я понимаю, никаких проблем

«Среднее по рынку» имеет здесь такой же смысл, как расстояние до Луны или цена Айфона:

— Максим, но это же как треть Айфона!

Ну и что? Купите треть Айфона, е-мое. Статья вам зачем?

Право на «нет» и ответственность

В переговорах любая сторона имеет право на «нет». Клиент имеет право не принять вашу цену, а вы — не принять предложение клиента. Никто никому ничего не должен.

Начинающие редакторы об этом не думают, и их из-за этого очень легко отжать. Они думают, что если к ним пришли за заказом, значит они автоматически должны этот заказ сделать. Чувствуя эту нужду, клиент может использовать любые аргументы: «среднее по рынку», «первый заказ», «мы вас порекламируем» и прочий бред.

Если вам когда-нибудь такое говорили, вспомните, что до заключения сделки вы никому не обязаны. Вы можете отказаться от этого заказа. Не будет этот — будет следующий. Более того: вы можете отказаться даже после заключения сделки. Право на «нет» священно.

Но вместе с правом на «нет» приходит и ответственность. Вам могут отказать в проекте, вы потеряете потраченное на переговоры время. Вам не заплатят денег. Или вы ненароком обидите человека отказом — мало ли. Люди разные, всего не предугадаешь.

Но это всяко лучше, чем наступать себе на горло, потому что кто-то где-то ляпнул вашему клиенту другую цену.

А вот и памятка: распечатайте и повесьте на стену.

Объективной цены не бывает

Бывает только та цена, на которую согласны вы и клиент

Соглашаться на цену необязательно

См. также: как брать больше денег за текст, советы Ильи Синельникова

P. S. Разговор о цене — часть переговоров. А переговоры — обязательная часть работы редактора. Приходите учиться в Школу редакторов, чтобы научиться договариваться с клиентом и не проседать по деньгам.

Продолжение истории: о высоких ценах, праве на «нет» и ответственности →

P. P. S. Подписывайтесь на курс «Работа с клиентом для редактора».

 

Где и как найти хорошего редактора

Каждую неделю меня кто-нибудь спрашивает, где найти и как выбрать хорошего редактора. Ответ однотипный, поэтому я продублирую его здесь.

Эта статья будет интересна тем, кто делает веб-сервисы, работает в издательствах, дизайн-студиях, агентствах и небольших компаниях. Еще тем, кто в больших компаниях руководит небольшим, но гордым отделом. Если вы почувствовали, что вашей компании пора наводить порядок с текстом — это для вас.

Нанимать необязательно

Для начала поймите, действительно ли вам нужен редактор в команду, или достаточно привлечь фрилансера.

Не нанимать

Нанимать

Сделать одну листовку
Проверить гипотезу
Написать текст на одну страничку (например, о компании)
Сделать СЕО
Написать объявления для «Директа»

Развивать онлайновый сервис
Пилить лендинги
Писать рассылки клиентам
Вести блог
Пиариться в СМИ
Рассказывать о жизни компании
Строить репутацию
Запускать продукты
Создавать учебные материалы
Делать хелп
Запускать курсы

Редактор в компании — это самостоятельная боевая единица. Он соберет команду, поднимет всех на уши и выпустит вверенный ему продукт в срок: хоть блог, хоть корпоративный журнал, хоть рассылку, хоть курсы. Хороший редактор — это капитан своего редакционного корабля. Если в вашей оргструктуре не нужен еще один корабль, не тратьте время.

Про капитана — это не громкие слова. Я заметил, что когда человек занимается в компании унылыми текстиками, он и сам унылый, и текстики у него унылые, и профессионального роста нет, и со всех сторон копится ненависть. Чтобы редактора пёрло и он выдавал жгучие мощные продукты, давайте ему сложное задание и большую ответственность. А текстики в ворде вам любой студент напишет за три копейки (максимум — за рубль).

Брать готового или выращивать

Есть два варианта: найти классного готового редактора или найти обычного и сделать из него классного.

Первый вариант быстрый, дорогой и только в ваших фантазиях. Я знаю два десятка действительно хороших редакторов, половина из них работает в моих проектах, и они были загружены на весь следующий год еще в сентябре. Вторая половина работает в проектах, из которых их будет очень сложно достать. У многих уже давно собственные предприятия.

Зарплатные ожидания у хороших редакторов — на уровне ведущих менеджеров московских банков. Но менеджер сидит в банке полный день, а редактор приезжает только на встречи и параллельно пилит 2-3 проекта. Так что если вы не московский банк, готовый классный редактор будет стоить дорого.

Второй вариант гораздо проще. Нанимаете любого человека, с которым вам комфортно и интересно, начинаете с ним работать. Это может быть старшекурсник или выпускник, бывший копирайтер, просто человек из профессии. Работаете с ним, видите слабые и сильные стороны. Дальше развиваете его, чтобы сделать из него бойца.

Выращивать себе редактора выгоднее по трем причинам:

  1. Это значительно дешевле, чем нанимать готового. Зарплата хорошего редактора в два раза выше, чем зарплата обычного. Это не шутка: в два раза.
  2. Это будет ваш человек, которого вы создали и вырастили как профессионала — он знает ваш бизнес и понимает ваши проблемы. Даже если вы наймете звезду сегодня, ему потребуется не меньше месяца, чтобы разобраться в вашем бизнесе.
  3. Если вы умеете выращивать новых редакторов, вы не зависите от старых: если ваш родной редактор зазвездится и уйдет создавать свою студию (отчаянный человек!), вы просто вырастите нового.

Нанимайте готового редактора только тогда, когда у вас есть чемоданчик свободных денег.

Как выбрать

Если сразу ищете готового крутого человека — перечитайте любую статью, пост в блоге или рассылку, которая вас вдохновила. Посмотрите имя автора, найдите его в Фейсбуке и сделайте предложение. Будьте готовы к тому, что он не ответит или выставит заоблачный ценник: если вы влюбились в его работу, значит человек толковый, на него высокий спрос.

Если ищете просто редактора, опубликуйте вакансию:

  1. Расскажите о задачах и требованиях. Не указывайте, что работа может быть дистанционной. Так вы отбракуете халявщиков.
  2. Попросите в качестве тестового задания рассказать о себе. Так вы отбракуете сумасшедших.
  3. В качестве одного из требований укажите подробное знание советов: maximilyahov.ru/soviet — так вы отбракуете ленивых.
  4. Попросите не откликаться на вакансию с помощью формального резюме. Или напишите, что резюме не рассматриваются, только рассказы о себе в свободной форме.
  5. Предложите кандидатам познакомиться с рекомендациями из блога. И отбраковывайте всех, кто их не прочитает. Вы поймете это по первым строкам письма.

Вся эта многоэтапная отбраковка нужна только потому, что среди ищущих работу редакторами очень много случайных людей: плохих копирайтеров, любителей, инфобизнесменов, фантазеров, литераторов и сумасшедших. И особенно много тех, кому в интернете пообещали «быстрый заработок», а на деле оказалось, что это курсы дешевого копирайтинга. Всех этих людей придется отбраковать, и на сотню откликнувшихся у вас наберется три-четыре вменяемых кандидата. Этого более чем достаточно, чтобы начать.

Шпаргалка в помощь:

Признаки редакторской профнепригодности

  1. В ответ на вакансию редактор прилагает резюме и просит с ним ознакомиться.
  2. В рассказе о себе — автобиография.
  3. Нет примеров работ или не сказано, почему работ нет.
  4. Редактор в первом письме ставит вам условия.
  5. Редактор ни о чем не спрашивает.
  6. Редактор в первом письме спрашивает о зарплате или называет свои зарплатные ожидания, даже в шутку.
  7. В письме есть фразы «нужна работа» или «ищу работу».
  8. В письме вы замечаете орфографические или пунктуационные ошибки.
  9. Письмо — один большой абзац.

Как вырастить

Единственный нормальный способ выковать классного редактора — отправить его в Школу редакторов и дать задание продержаться хотя бы первые две ступени. Первая ступень трудоемкая, но простая, а вторая — адское пекло, из которого редакторы выходят стальными.

Никакие вузы, в том числе специализированные журфаки, не выпускают таких людей, которых готовит Школа редакторов. После журфака у вас будет текстовик со знанием античной литературы. А мы выпускаем ребят, которые умеют вести переговоры, защищать свою работу, запускать проекты и не пропускать говно — это помимо редактуры, дизайна и интерфейса.

Наши ребята не просто пишут: они запускают живые проекты. Я редактор, поэтому больше всего люблю, когда они делают лонгриды. Это могли быть ваши редакторы и ваши странички:

Екатерина Ереза, выпускница дизайнерской школы. Сайт о раннем обнаружении рака
Алексей Сальников, выпускник дизайнерской школы. Сайт о раздельном сборе мусора

Еще лонгриды из первого набора

Второго

Курс про LEAN, Лера Бунина
Детский центр, Андрей Давыдов

Сервисы и приложения
Идиомы, Антон Безденежных
Методичка продавцам хайфая, Борис Дубах
Метрика для офлайна, Леонид Касаткин
Скриншотилка, Андрей Кириллов
Трекер привычек (открывать на смартфоне), Миша Озорнин
Сайт Ивана Дубцова, Аркадий Чугунов

Тортики, Ольга Шапошникова
Детский моточемпионат, Сергей Заньков
Вовлеченность читателей, Богдана Серебриян
Качество семян «Урожайной грядки», Александр Малютин



Книжный клуб, Маргарита Маранян

Декортика, Евгения Савкина

Летние интенсивы и редакторские курсы вообще нельзя сравнивать с тем, что мы даем в школе. Просто посмотрите на их расписание, темы и учебную нагрузку, и все станет ясно. Даже мой курс по редактуре не сравнится по плотности, насыщенности и результативности с одной только первой ступенью Школы редакторов.

Мы выдаем студентам профессию, а не разрозненные знания. Наш средний выпускник на две головы выше обычного копирайтера и на голову выше обычного менеджера или дизайнера.

Я делал Школу редакторов с собственным корыстным интересом: мне нужна была кузница кадров, где на входе были бы мотивированные ребята, а на выходе — готовые профессионалы. Все, с кем я сейчас работаю, так или иначе касались этой системы знаний. И я пока не вижу, где еще брать таких же классных ребят. Все мои попытки разместить вакансию кончались тем, что я нанимал своих же студентов.

Если вы оплатите обучение своего сотрудника в Школе редакторов, для него не действует гарантия трудоустройства. Мы не передаем анкеты и портфолио таких студентов нашим партнерам-работодателям

Кроме шуток: я две недели назад опубликовал вакансию. Мне ответили двести человек. Я честно отсмотрел всех и отобрал четверых. Оказалось, что двое из них раньше у меня учились, а еще двое — учатся сейчас. Остальные — либо просто некомпетентные, либо наглухо профнепригодные. Как такое бывает?

Короче: чтобы в следующем году в вашей компании работал классный редактор, нужно сейчас нанять обычного и отдать его в Школу редакторов. Через девять месяцев он станет монстром.

Нет, порекомендовать не могу

Не знаю, как у вас, но у меня острая нехватка нормальных людей, которые способны на что-то большее, чем на страничку в ворде. Я один маленький человек, ко мне подключены еще девять таких же, и мы вдесятером молотим гораздо больше работы, чем предусмотрено по гостам. Нам очень нужны толковые люди в помощь.

Если я найду нового хорошего редактора, я не порекомендую его к вам, я подключу его к себе, потому что работы только прибывает. Я не знаю, у кого кризис, но с 2006 года еще не было дня, когда у нашей артели не было очереди из клиентов.

Извините, ребята, но хорошие редакторы мне самому нужны.

Хотите себе хорошего редактора — выращивайте сами

Продолжение истории: сколько стоит хороший редактор на рынке →

2015   работа   Школа редакторов

Согласовать — ваша работа

Итак, вы написали хороший текст. Сидели над ним целый день, копались в фактах, по десять раз переписывали, навели инфостиль. Вам нравится этот текст. Это хороший текст.

Отправляете клиенту. В ответ — замечания:

Если вы неопытный писатель, то в этот момент вы садитесь исправлять текст по замечаниям. Отправляете переделанный вариант. Клиент отвечает новой порцией замечаний:

Три раунда спустя текст выглядит так, будто на нем слетали в начало двухтысячных:

Я называю это режимом курсора (по аналогии с режимом карандаша) — когда писатель из компетентного специалиста превращается в безвольную мерцающую палочку, которая делает все, что говорит клиент. В режиме курсора у вас всегда будет плохой продукт.

См. также статью о согласовании с чиновниками

Неопытный писатель думает, что виноват клиент: это он изуродовал своими замечаниями прекрасный текст. Но на самом деле все наоборот:

Если после замечаний клиента
получилось говно,
то виноваты в этом вы.

Вот почему:

I. Клиент не писатель

Естественно, клиент будет советовать говно: он же не знает, как написать хорошо. Это знаете вы. Клиент потому вас и позвал — чтобы вы сделали классно. Вы же столько лет учились писать.

II. Клиент знает, о чем писать

Естественно, что у клиента будут замечания к тексту. Он же знает тему гораздо глубже, чем вы. Все эти годы, пока вы учились писать, он продавал холодильники. Он знает о них все. Вы никогда с первого раза не охватите все, что он хочет рассказать.

III. Клиент не знает, как донести

Естественно, клиент не хочет, чтобы у него на сайте висела плохая статья. Но и ваш первый вариант не подходит — не хватает информации. Клиент пытается письменно донести до вас свои пожелания — но он не умеет этого. Он же вас позвал как раз для этого — письменно доносить мысли. 

Короче:

Комментарии клиента не значат, что нужно писать именно так. Расшифруйте, что клиент имеет в виду, и напишите это нормально. 

Как только это понимаешь, работа меняется. Ты больше не бодаешься с клиентом, что «в лучших традициях» — плохая фраза. Ты звонишь и спрашиваешь: «Олег, а расскажите, почему вы хотите тут фразу „в лучших традициях“? Я подозреваю, что там интересная история»

И Олег расскажет, что холодильники — их семейный бизнес с 1910 года. И что он знает о холодильниках больше, чем все продавцы Медиамаркта вместе взятые.

— О, а расскажите что-нибудь такое, чего не знают продавцы Медиамаркта?
— Ну, смотрите. Видите тут изоляционную резинку? Думаете, это просто так? Ан нет...

И наступает время удивительных историй, каждая из которых может стать поводом для новой отличной статьи.

А вот плохой сценарий:

— Олег, какая тут история?
— Да никакой, просто хочется показать, что мы давно работаем
— Ясно. А как у ваших конкурентов с возрастом?
— Примерно так же, как у нас, все открылись в начале двухтысячных
— Как же мы их победим тогда? Что вас отличает с точки зрения опыта?
— Ну, не знаю
— Я переживаю, что этот же текст любой ваш конкурент возьмет себе и это будет правда про него. Давайте что-нибудь такое найдем, чего ни у кого нет, кроме вас
— А, ну вот: в 2007 году, прямо в разгар кризиса, мы наладили совершенно космическую систему поставки... 

И снова время удивительных историй.

Тут бесполезно прописывать диалоги. Важно не что вы говорите, а почему. Одно дело — убеждать клиента, что он не разбирается в редактуре. И совсем другое — слушать его боль и переводить ее на нормальный язык.

Это и есть согласование

Согласование помогает сделать то, что клиенту нужно, не допуская попутного говна в работе.

В некоторых компаниях согласование берут на себя менеджеры. Они ходят к клиенту, чего-то там ему обещают, узнают, переваривают, приносят писателям, те как-то всю эту информацию принимают, задают вопросы, менеджер снова идет к клиенту... Это дурная работа с огромными потерями, и я еще ни разу не видел, чтобы из этого получалось что-то хорошее.

Менеджер не может согласовать замечания с клиентом, потому что он не пишет. Он не знает, где хорошая история, а где — плохая. Он не знает ничего о синтаксисе и пользе, о штампах, эмоциях, структуре и заголовках. Менеджер не знает, как правильно.

Только вы знаете, как правильно. Согласовать — это ваша работа, и ничья больше.

Клиентская работа — это не ад

Ад, друзья, это два года бороться с лимфомой и не победить. Ад — это потерять любимого человека. Попасть в заложники террористов в школе, нарваться на мину. Вот это ад.

А получить замечания к тексту — это не ад. Нужно просто перестроить мозги. Это не клиент-идиот портит вашу работу, это писатель-идиот не слушает клиента.


P. S. Согласование настолько важно, что его в Школе редакторов проходят сразу в двух дисциплинах: переговорах и управлении. В переговорах Синельников учит разбираться в проблеме клиента и искать его боль. В управлении Товеровский учит не раздувать бюджет проекта и не брать на себя лишнее. Набор в школу открыт до 1 декабря. Сейчас в школе учатся 67 редакторов.

«Киви» ищет писателя

Когда-то давно мы с Сашей Дейковым работали в Мегаплане. Теперь Саша работает в «Киви», и он просит передать вам послание:

«Привет, я Саша Дейков, дизайнер. Нам в молодую, демонично развивающуюся компанию нужны два копирайтера.

Первый занимается продуктами. Этот человек пишет, а затем редактирует тексты в мобильных приложениях, на сайте и терминалах Киви. Вы поможете большой аудитории осваивать новые функции и меньше ошибаться.

Второй копирайтер помогает маркетингу. Он отвечает за рассылки, пуш-сообщения, промостраницы и листовки. Редактирует пресс-релизы, скрипты службы поддержки и статьи на Хабр. Ваши тексты сформируют облик компании в интернете и офлайне.

Мы ждем от вас, ребята:
— Абсолютную грамотность и хорошее знание языка;
— Опыт написания текстов для интерфейсов;
— Умение объяснять, почему пишется так а не иначе;
— Знание принципов инфостиля;
— Хороший письменный английский;
— Воображение.

Работа в офисе, в Москве. Перед собеседованием попросим вас выполнить тестовое задание. Расскажите о себе и своих лучших работах без формального резюме на почту: writer@qiwi.ru»

2015   работа

Биржа труда: писатели

Вместо этой биржи теперь работает биржа Главреда

Привет, писатели!

Меня часто просят посоветовать кого-нибудь, кто любит инфостиль и может взяться за работу. Бывает, людям нужна одна страничка. Иногда целый сайт. Иногда хотят сделать рассылку. Некоторые ищут писателя в штат.

Я хочу, чтобы больше писателей находили хорошие заказы. Поэтому айда. Сюда я буду приводить заказчиков, которые ищут писателей в информационном стиле. Напишите в комментарии о себе вот в таком формате:

Имя (указывается в комментарии)
Чем вы полезны
Кратко опыт работы. Если вы учились в Школе редакторов, Школе стажеров или на курсах бюро, напишите об этом
На чем специализируетесь, в чем разбираетесь
С кем вам было бы интересно работать
В чем вы вряд ли сможете помочь
Ссылки на портфолио или три любимые статьи, которые вы написали
Как с вами связаться

Участие в Школе редакторов или Школе стажеров — это знак качества, поэтому я буду проверять ваши данные. У меня есть поименные списки студентов.

Я удалю ваш комментарий, если:

вы не выдержали формат;
вы указали, что прошли одну из бюрошных школ, но вас нет в списке студентов или вы в черном списке;
вы попросите меня удалить ваш комментарий. Для этого напишите: maxim.ilyahov@yandex.ru.

Первый комментарий я напишу о себе как пример. Дальше сами. Рекомендую не подписываться на комментарии, чтобы вас не заспамило от других писателей.

Вместо этой биржи теперь работает биржа Главреда

2015   работа

Вы получите то, что возьмете

В комментарии к прошлой статье родилась правильная мысль: у тебя будет только то, что ты сам захочешь взять. Я хочу рассказать несколько историй на эту тему.

Лингва → Главбух

Когда я учился на ин. язе, у нас была студенческая газета «Лингва». В сентябре 2005 года я пришел в редакцию и попросился им в помощь. Так как я умел рисовать в «Кореле», я стал верстальщиком.

В сентябре 2006 года я побрился налысо и, приобретя устрашающий вид, занял место главреда. Просто пришел в редакцию и сказал «Хочу руководить этим изданием». Возможно, из-за бритой головы со мной никто не стал спорить. За три следующие года я выпустил 15 номеров и воспитал новое поколение редакции.

Ночная верстка Ночная верстка Ручная фальцовка Катя и Юля на студенческой встрече с пачкой номеров под моей редакцией Одно время играли в политизированный «Эсквайр» Я уже не был главредом, но обложку задизайнил Первый тридцатиполосный выпуск. Раньше журнал был двенадцатиполосным Обложка — настоящая сфотографированная аппликация Золотой состав

У меня появились соратники, с которыми мы поднимали целину. Самый кайф был в том, что мы сами были хозяевами этого издания, сами определяли редполитику, сами себя продвигали, сами ставили себе сроки и сами же их срывали. Сами придумали себе систему управления, сами научились ставить задачи, сами придумали процессы. Все было убогое и любительское, но наше и самостоятельное. Никто нас не пинал и не организовывал. Никто не был нам должен. От нас просили разве что не лезть в политику.

«Лингва» стала моей первой большой работой, которую я сам для себя придумал, сам реализовал и передал другим. Когда мы выпускались из универа в 2010 году, у меня в резюме было «Главный редактор студенческого журнала, стаж — 3 года».

Спустя 7 лет опыт «Лингвы» помог мне сделать в бюро новый макет печатного «Главбуха». На этом проекте я сделал все то же, чем занимался в универе, только теперь меня прикрывало все бюро. Когда я лажал с управлением, меня спас Товеровский. Когда был затык с дизайном, приходил Горбунов. У нас были классные дизайнеры, иконщики и иллюстраторы. У нас даже был собственный шрифтовик Ксения. Всю дорогу я чувствовал себя примерно так:

Вместе мы сделали классный журнал:

Первый номер в новом макете Руководство для редакции

Андрей

На первом потоке Школы стажёров был студент Андрей. Ему тоже больше всех надо. Когда у него был вопрос о тесте, он писал мне на личную почту, и я отвечал. Иногда я отвечал «Сорри, Андрей, не успею. Разбирайся сам». Андрей делал сам и снова присылал. Однажды он пришел на «Живые советы» и попросил меня при всех проверить очередную работу. Я проверил.

На второй ступени Андрею опять было больше всех надо: он первым присылал черновые макеты и получал больше всех комментариев. В среднем со студентом второй ступени я успевал сделать 2 итерации в неделю. С Андреем мы успевали 4 итерации, плюс личные встречи.

Екатерина

На первой ступени Школы стажеров есть задание «Текст промостраницы». По условиям, нужно придумать промостраницу для цифрового пера «Инклинг». Задание не проверяется: студенты делают его сами для себя, сами себя оценивают, сами стремятся сделать максимально хорошо. Школа следит только за сдачей задания в срок.

В задании есть необязательная часть со звездочкой: не только придумать промостраницу, но и сверстать, опубликовать и прислать мне ссылку. Это моя персональная уловка: так я ищу людей, которые горят своим делом.

Студентка второго набора Екатерина все это сделала: https://readymag.com/u45770655/Inkling/

У этой страницы есть проблемы. Я предложил Екатерине созвониться, чтобы о них рассказать. Вместо созвона мы завтра встречаемся в Коворкафе. Я вижу, что человеку интересно делать информационные продукты, и я буду рад с ней пообщаться.

На момент написания этой статьи «Инклинг» уже продан благодаря странице Кати. В следующем наборе будет новое задание.

По правилам школы, первая ступень автоматизированная, преподаватели не комментируют работу студентов. Но Катя и Андрей взяли от первой ступени больше.

У вас будет то, что вы сами возьмете

Успех зависит не от исходных данных, а от того, куда ты двигаешься. Это одинаково верно в карьере, личной жизни, увлечениях и чем угодно еще. У вас будет только то, что вы сами возьмете.

Мы намеренно сделали первую ступень Школы редакторов тяжелой. Здесь никто не кормит вас с ложечки готовыми ответами. Не сдал тест вовремя — упал в рейтинге. Ответил неправильно — сам ищешь правильный ответ. Не хочешь заниматься — не занимаешься. Задания делаешь для себя. Нужно, чтобы тебя проверили — сам идешь и просишь проверить. Нарушаешь кодекс бюрошника — в черный список.

Справедливости ради, на второй и третьей ступени студентам тоже никто не заглядывает в рот. Они так же договариваются с преподавателями, встречаются, получают по башке и могут вылететь за несоблюдение правил. Все как в жизни. И так же, как в жизни, они могут получить больше, если захотят.

Возможно все

В дисциплине Товеровского есть тема «Возможно всё». Это о том, что все ограничения в голове. А в жизни бывает что угодно. Вот несколько примеров, с которыми я столкнулся:

Я был уверен, что для работы в бюро нужно быть дизайнером и писателем 99 уровня. Оказывается, можно попасть в бюро, не имея ни дизайнерского, ни редакторского опыта. В бюро важны не исходные координаты, а вектор развития.

У вас клиент — крупный федеральный холдинг, директор серьезный и строгий, проект дорогой. Через неделю вам открывать сайт, и вы понимаете, что не успеваете сделать раздел «Новости», который он очень хотел. Раньше я думал, что за неделю бессонных ночей мы «Новости» откроем. Теперь я знаю, что клиента можно уговорить открыться без новостей, и при этом не испортить отношения и сделать хорошо все остальное.

На сайте Школы стажеров написано, что первая ступень автоматическая. Но можно поступить на нее, писать преподам, задавать вопросы и получить персональную помощь ото всех.

Можно, как Илья Бирман, уехать в Лондон и работать там, параллельно исследуя город:

Илья никому не сказал, что уехал в Лондон. Проекты шли как положено, Илья отвечал на почту. Он ни у кого не отпрашивался в отпуск, не передавал никому дела, не настраивал автоответчик.

Можно, как Илья Синельников, уехать учиться в Бостон, руководить школой в бюро и читать курсы о переговорах в Москве. Ему не мешают часовые пояса и российское гражданство.

Можно, как я, работать каждый день с 2006 года, но не проработать ни одного полного дня в офисе. Можно зарабатывать редактурой. Можно зарабатывать обучением редактуре. Можно сделать машину для редактуры. Можно к этой машине сделать рассылку и тоже на ней зарабатывать.

Можно все. Что вы возьмете, то у вас и будет.

2015   работа   школа

Почему дизайнер учит редактора

Сегодня в бюро открылась Школа редакторов. Мы выпускаем редакторов сайтов, приложений, сервисов, рассылок, рекламы, электронных и печатных изданий.

Теоретическая ступень школы такая же, как у дизайнеров. В ней нет ничего лишнего для редактора. Тем не менее, меня спрашивают, какого черта дизайнеры будут учить редакторов дизайнерским дисциплинам.

И правда — какого черта?

Считается, что редактор занимается только текстом. Готовый текст заверстает верстальщик. Фотографию даст фотограф. Менеджер проследит за сроком, а юрист прикроет тыл. Давайте представим, как это работает в жизни.

Верстка

Допустим, редактор написал текст. Он дает задание сверстать его на странице. Верстальщик заливает текст на лист и начинаются проблемы. Верстальщик не сможет самовольно сократить текст, чтобы уместить на листе. Он не знает, что в тексте главное, чтобы это акцентировать.

Когда над верстальщиком нет редактора, получится предсказуемо плохой продукт: формальный и без любви к смыслу. Сравните любую современную бизнес-книгу с любой книгой Тафти. Редактор должен разбираться в верстке.

Интерфейс

В 2015 году большую часть работы редактор будет делать для экрана. Он должен понимать, чем большой экран отличается от смартфона и часов и как это влияет на подачу материала. Редактор знает, что для читателя нет разделения «контент — интерфейс», поэтому он будет редактировать и текст на кнопке, и подсказку к полю.

Если нет — то под гениальным редакторским текстом будет написано «Вам необходимо пройти процедуру авторизации, чтобы оставлять Ваши комментарии под данной статьей». Чтобы этого не произошло, редактор должен разбираться в интерфейсе.

Управление

В создании продукта будут участвовать иллюстратор, фотограф, технолог, программист и аналитик. Им нужно поставить задачу; убедиться, что они ее поняли; заставить переделать. Управление — это тоже работа.

Менеджеру трудно управлять творческим коллективом: он не отличает хорошую иллюстрацию от плохой, ему наплевать на смысл, его дело — сроки. Управлять своей редакцией должен редактор.

Переговоры

Получился хороший продукт. Теперь обязательно придет клиент (рекламодатель, издатель), который попросит сделать по-другому: «Ой, это слишком опасная фотография, давайте менее жесткую». «Ой, рекламодатель просит не размещать его рекламу на странице, где есть частица „не“».

Если в этот момент редактор не заступится за продукт, сильную фотографию заменят на слабую, а все остальное переколбасят по указке рекламодателя. Получится шлак. Чтобы продукт был хорошим, редактор должен уметь вести переговоры.

Право

Через месяц после публикации редактор получит письмо с обвинениями в плагиате. Он откроет Гражданский кодекс и пишет вежливое «пошел вон», ссылаясь на принципы свободного использования. Редактор должен понимать правовые основы творческой работы.

Все редакторы — дизайнеры

Редактор — это капитан корабля. Такие люди необходимы печатным и электронным изданиям, веб-студиям, стартапам, командам программистов, рекламным агентствам — всем, кто занимается информационными продуктами. Текст пишут все, но только редактор умеет превратить текст в информационный продукт.

Все редакторы — дизайнеры, хотят они этого или нет. Но есть плохие дизайнеры, и есть хорошие. Мы сделали школу, чтобы редакторы стали хорошими дизайнерами.

Ну и редактуре мы тоже учим, куда без этого.

Приходите учиться: http://artgorbunov.ru/school/editors/

2015   курс   работа   редактура   русский язык

Критерии качества информационной статьи

Когда я искал писателей, я попросил десять человек написать пробные статьи на заданную тему:

Банк выпускает кредитные карты. К сожалению, клиенты пользуются картами неправильно: снимают наличные в банкоматах, переводят деньги бабушке, покупают на весь лимит новую «Ладу-приору». Из-за таких поступков у них мгновенно начисляются проценты, клиенты обижаются на банк, ругаются в интернете. Результат — дурная репутация банка.

Помогите клиентам банка научиться правильно пользоваться кредитной картой. Напишите статью в духе информационно-развлекательного журнала «Лайфхакер». Аудитория — ваши родители. Объем любой. Результат — гугл-документ, расшаренный на maxim.ilyahov@gmail.com. Ссылка на этот документ присылайте в письме: maxim.ilyahov@yandex.ru. Срок — пятница, 14:00.

Чтобы найти лучшего кандидата, я оценивал статьи по восьми критериям и выводил среднее арифметическое. Возможно, читателям блога будет полезно узнать о критериях качества информационной статьи.


Правда

Работа писателя не в том, чтобы складывать слова в текст, а в том, чтобы говорить правду. Если писатель не знает правды, ему не о чем писать. Поэтому главный критерий качества статьи — насколько автор разбирается в теме и какую он провел исследовательскую работу.

Автор не может знать все о теме, этого и не требуется. Но автор должен понимать, какие вопросы возникнут у читателя, и находить на них ответы. А вот это как раз может сделать любой старательный автор:

Как правильно пользоваться кредитной картой
Что вообще такое кредитная карта?
Чем она отличается от других карт? А от других кредитов?
Для чего она полезна? Кому она полезна? Кто ее использует?
Как ей правильно пользоваться? В чем правильность и выгода?
Как неправильно пользоваться? В чем ошибки и какие будут проблемы?

Ошибка — сесть за статью со своим представлением о предмете, не проведя исследование. Легко написать брехню или не охватить нужные вопросы.

Еще один пример брехни — обобщения для красного словца. Читатель сразу чувствует фальшь, доверие к автору теряется. Обезвредить такое обобщение легко:

Нет: брехня

Да: личный опыт

Россияне в долгах, как в шелках. У каждого россиянина сегодня есть хотя бы один кредит, а каждый третий россиянин имеет негативную кредитную историю.

Из десятерых моих друзей у семи есть хотя бы по одному кредиту.


Структура

Структура статьи — это железобетонный каркас здания. Без структуры повествование будет скакать, читатель заблудится и уйдет.

Статью с хорошей структурой видно сразу. В самом простом случае у нее есть заголовок и подзаголовки, которые связаны между собой:

См. также: структура в мире читателя

Нет: случайные подзаголовки

Да: подзаголовки связаны с заголовком

Как пользоваться кредитной картой

...



Деньги-денежки

...



Грейс-период вам в помощь

...



Умерьте аппетит

...



...

Как пользоваться кредитной картой

(Введение о кредитных картах)



Не снимать деньги

...



Пользоваться грейс-периодом

...



Расходовать постепенно

...



(Вывод или заключение)

Даже если подзаголовков нет, достаточно посмотреть на начала абзацев. Если у статьи продумана структура, абзацы будут организованы логично и параллельно. В статье без структуры абзацы начинаются абы как:

Нет: случайное деление на абзацы

Да: видна структура

Как пользоваться кредитной картой

Все знают, что такое кредит...



Если вы думаете, что...

Конечно, деньги снимать нужно...



Не забывайте: банк...

Но ведь долг платежом красен...



Многие думают, что...

Однажды у меня был случай...



Некоторые говорят, что...

Как пользоваться кредитной картой

Кредитная карта — это...



Главное правило — не снимайте деньги...

Если нужно снять деньги, пользуйтесь...



Второе правило — помните о...

Если вдруг не успеваете...



Третье правило — расходуйте...

Для крупных покупок...



Кредитная карта поможет...

Знания о структуре отличают любителя от профессионала: любитель пишет как бог на душу положит, профессионал строит каркас. Благодаря хорошей структуре читатель легко охватывает статью.


Доходчивость

В информационной статье автор рассказывает читателю что-то новое. Это интересная задача: доходчиво объяснить новые вещи. Хороший автор если не умеет этого делать, то хотя бы понимает, что такая проблема есть. Любитель не думает об этой задаче.

Доходчивое объяснение зависит от аудитории. Кто-то уже пользуется кредитной картой и знает, что такое грейс-период; кто-то вообще не понимает, что такое кредитка. В условиях задачи я специально указал на целевую аудиторию — родителей. Эта подсказка должна направить автора.

Один из приемов объяснения — «от простого к сложному»: что такое банковская карта → кредитная карта → задолженность по карте, проценты → грейс-период

Другой прием для этого случая — история: Иван оформил кредитную карту → пошел в магазин → за его покупки заплатил банк, но теперь Иван должен банку...

Неправильное объяснение — просто тулить новые сущности в предложение, как здесь:

Пользуйтесь грейс-периодом
Грейс-период — это время, в которое банк не начисляет проценты на остаток задолженности по карте. Он не распространяется на операции снятия наличных...

Человек еще не объяснил, что такое задолженность, а уже говорит о процентах на остаток задолженности. Правильно сначала рассказать о карте, задолженности, процентах — и только потом о беспроцентном периоде.


Жизненность

В хорошей статье читатель должен узнать себя: «О! Да это же обо мне все! Мне это очень актуально!»

Чтобы это произошло, автор должен привести примеров из жизни, причем настоящих, невыдуманных. Это не только истории (из прошлого), но и сценарии (как может быть):

Когда я знал, что мне задержат зарплату, я не тратил последнюю наличку, а покупал продукты по кредитке. С зарплаты сразу погашал долг и не платил проценты, а наличку тратил на транспорт и в кафе, где не принимали карты.

Кредитка — это финансовая подушка безопасности. Она поможет, если нужно срочно оплатить процедуры в клинике или купить дорогие лекарства.

Секрет в эмоциях: примеры и сценарии заставляют читателя прокрутить ситуацию в голове. Ситуация вызывает эмоции. То, что вызывает эмоции, запоминается.

Ошибка — написать статью на абстрактных сущностях: льготные периоды, процентные ставки и т. д. Такие абстрактные статьи не оседают в памяти, потому что не вызывают эмоций.

Другой перекос — статья только на примерах. Несмотря на то, что примеры — это здорово, без обобщений и выводов читатель может потеряться.


Характер

Когда в статье все хорошо с правдой, структурой, доходчивостью и жизнью, неплохо бы добавить вишенку: личность автора.

Личность раскрывается в стратегически расставленных художественных приемах, которые добавляют тексту эмоций. Стратегических — то есть там, где это нужно, а не где бог на душу положит. И не частить:

Нет

Может быть

Не так важно, что вы хотите купить: кокон тутового шелкопряда, сварочную маску, суфле клюквенное «Ударница», ключ на 32 или футболку с Путиным, — кредитная карта станет вашей финансовой спутницей — такой же незаменимой, как дискриминант в квадратном уравнении.

На кредитную карту можно купить почти все, но особенно полезна она в непредвиденных ситуациях — например, чтобы срочно купить обручальное кольцо.

Шуточка сальная и пройдет не у всех, но характеризует автора и не слишком навязывается. Может жить.

Я намеренно ставлю этот критерий в конец, потому что без всего предыдущего голый характер ничего не даст. Статья, которая изобилует ужимками, но не доносит правды, никому не нужна.


Другие критерии

Еще я оценивал соблюдение срока, готовность переделать статью по замечаниям и грамотность.

Соблюдение срока — немое доказательство навыков самоорганизации. Отмазки не принимаются:

Извините, что так долго. Пришлось срочно сделать другую работу за еду.
Прошу прощения за задержку — не рассчитал свои силы.
Извините, что долго — от жары сломался компьютер, пришлось переписывать с Айпада.

Готовность переделать по замечаниям показывает отношение к работе лучше, чем любое резюме. Все, кто писал в резюме о желании учиться и готовности к адскому труду, — слили переделку.

Грамотность — все еще минимальное требование к автору, а не большой плюс.


Поиск продолжается

После тестового задания приглашение на встречи получили шесть кандидатов.

Если вам кажется, что эта работа для вас, выполните тестовое задание по всем правилам и пришлите результат: maxim.ilyahov@yandex.ru

2014   работа   русский язык   структура

Рассказ о себе

Я во второй раз ищу писателя, и история повторяется: у людей при просьбе рассказать о себе сносит крышу. Вместо того, чтобы решать задачу и быть адекватными, люди вскрываются и вываливают подсознание. На минуточку, в письме незнакомому человеку.

Назовите меня высокомерным придурком, но я не могу пригласить на работу этих людей:

Разносторонний

У разностороннего множество увлечений, ни одно из которых не относится к работе. Он занимается йогой, конным спортом, играет на фортепиано и тромбоне, любит сериал «Игра престолов» и переводит книги с иврита.

Я не против разностороннего, если помимо его интересов в письме что-то по делу: чем он будет полезен и почему он справится с задачей. К сожалению, пока таких не было.

Артхаус

Артхаусный кандидат пишет вот такое жизнеописание:

Детские крики, эхом гуляют по углам многоэтажных домов. Кто-то повесил белье, капли сорвались с десятого этажа и дали напиться юным росткам. Вальс кондиционеров, охлаждает сухие и душные комнаты людей. Антенны принимают сигналы космических станций. Я пью холодное пиво и наслаждаюсь средой. Все шуршат на работе и город не такой страшный, как в выходной день. Только красивые мамаши, разгуливают с маленькими человечками. Приятно, на них поглазеть. Вроде уже как нельзя смотреть, а ты смотришь и иногда они тоже хитровасто мерцают глазами в ответ. Сижу в своей башне, на против окна. И не хочу понять, кто я.

Это слишком далеко от статьи в информационном стиле. Автор не понимает задачу.

Штучка

Штучка сконцентрирована на себе и думает, что это мило, элегантно и по-писательски. Вот ее резюме, почти дословно:

Основная черта характера: гениальна до идиотизма.
В отношениях: в личных — убежденная сторонница моногамии, в творчестве склонна к полиандрии.
...
Склонность к наркозависимости: литературная. В запущенной форме. Не лечится.
Психические заболевания: прогрессирующая литературная шизофрения с театральным осложнением и кинематографической девиацией.
Сексуальная ориентация: автор. И это навсегда )

В заигрывании нет ничего плохого, но это снова не касается задачи.

Агрессор

Агрессор своим тоном и аргументацией намекает, что я высокомерный придурок, и шел бы я куда подальше со своей вакансией. Тем не менее, резюме прилагает. Не понимаю, что ему предложить.

Профессионал

У профессионала хорошо оформлено резюме, но в нем все подряд: и школа, и вуз, и все места работы, даже тот раз, когда он летом три месяца работал курьером. При этом ни слова о навыках, которые помогут ему классно справляться со своей работой.

Общие ошибки

Кандидаты, которые пришли не из блога, а с других сайтов, решили не проверять даже, кому они пишут. Соответственно, об информационном стиле и советах они ничего не знают. Это сразу большой минус.

Кандидаты не читают блог, поэтому не видели пост о том, как откликаться на вакансию. А ведь эти 10 минут исследования повышают шанс пройти во второй тур примерно в миллион раз.

Кандидаты вообще не задумываются о пользе для работодателя. Из сотни писем девяносто девять — «я хороший, я замечательный, я творческий и уникальный, я очень хочу». И только одно «я буду вам полезен».

Неграмотность и плохая пунктуация — это стыдоба. Я сам не Розенталь, конечно, но перед публикацией все равно проверяю текст в орфокорректоре.

Как правильно

Пока писал эту заметку, пришло письмо от Николая:

Меня зовут Николай. Хочу быть писателем на ваших проектах.
Главное для меня — писать для людей, а не поисковиков. Я работал контент-менеджером в рекламной компании, поэтому знаю, что такое бестолковый набор слов. Только в последнее время начал работать с редакторами: пишу новости и пресс-релизы.
Скрываю портфолио: считаю, что оно не достаточно хорошо для бизнес-проектов. Я люблю русский язык, читаю ваши «Советы» и готов трудиться в офисе с утра до вечера.

Ну вот же, здесь все на месте:

знаю контекст работы, понимаю отрасль;
разделяю ваши ценности;
знаю матчасть;
портфолио нет, потому что знаю, что оно плохое;
орфография и пунктуация на месте.

Ответ на такое письмо — приглашение сделать тестовое задание.

В таком письме нет никакой магии. Нужно просто внимательно почитать вакансию и найти в ней ответ на вопрос «Чего от меня хочет работодатель?». Потом берешь и пишешь об этом, как психически здоровый человек.

Я продолжаю искать писателей для двух образовательных проектов.

Две вакансии для писателей

cover!

Я ищу писателей для двух образовательных проектов. Первый проект о предпринимательстве, второй — о личных финансах.

Проекты создаются не для привлечения трафика, генерации кликов и открутки банеров. Их цель — распространять знания и формировать репутацию. Поэтому я ищу въедливых авторов, которым важно писать полезные статьи.

Хороший писатель для любого из этих проектов должен:

знать основы информационного стиля, читать советы;
любить труд, кайфовать от работы над текстом;
презирать брехню.

Хороший писатель энергичный и самостоятельный, потому что его унижает работать из-под палки.

В обоих проектах писатели будут готовить по три публикации в неделю. Каждая публикация отливается из золота. Текст полируется так, будто это Скрижали Завета. Я хочу, чтобы к каждой статье можно было вернуться через год, и она была бы актуальной.

Я буду главным редактором обоих проектов. За год адского труда под моей редактурой вы научитесь писать лаконично, интересно и без чепухи. Ваши слова будут литься, как «Жигули» в августе, и кусаться, как Михаил Веллер.

Обе вакансии в офисах. Полная занятость без фриланса, подработок и совместительства. Адский труд и честная оплата. Результат, которым не стыдно похвастаться.

Пол, возраст и образование, внешность и национальность кандидата не важны.

Тестовое задание

Расскажите о себе: maxim.ilyahov@yandex.ru

2014   работа

Вопросительный знак в заголовке

Вопросительный знак в заголовке текста и теме письма — это нормально. Но тогда автор должен задавать вопрос:

Какой ноутбук выбрать?

Автор спрашивает совета читателей.

Если в тексте автор отвечает на свой же вопрос, вопросительный знак не ставится:

Какой ноутбук выбрать

Автор советует ноутбуки.

Если автор отвечает на вопрос, то ставить вопросительный знак не нужно. Вот так неправильно:

Какой ноутбук выбрать?

Автор советует ноутбуки.

Задавать себе вопрос и потом тут же на него отвечать — это нормально во время публичного выступления (дешевый прием, но криминала нет). Задавать себе вопрос в тексте — легкая шизофрения.

2014   работа   русский язык

Правило девяти

Я люблю работать и не люблю расслабляться.

На старших курсах я работал по шестнадцать-восемнадцать часов в сутки. Бессонная ночь была обычным явлением. Раз в месяц я мог проработать целые сутки и еще чуть-чуть — голова еще соображала, а потом всегда можно было отоспаться. В такие моменты я считал себя героем труда: все спят, пьют и развлекаются, а я один героически карабкаюсь в гору.

Вот что я узнал о героическом труде

Степень героизма никак не связана с пользой, которую ты приносишь, причем ни для себя, ни для окружающих. То, как ты напрягаешься, почти не связано с ценностью, которую ты приносишь своей работой.

Окружающим наплевать, как ты напрягаешься. Клиенту нужен не героизм, а хороший результат. То, как ты к этому результату приходишь, гораздо больше зависит от профессионализма, чем от упорства.

Сидеть над задачами по ночам — признак любителя. Любитель плохо управляет собой и своим временем, плохо ведет переговоры, дает лишние обещания, не делегирует задачи, отвлекается, прокрастинирует, тратит слишком много времени на незначительные вещи. Профессионал не только хорошо делает свою работу, но и успевает делать ее вовремя.

У профессионалов, с которых я беру пример, есть жесткие ограничения в работе. Один из них начинает рабочий день в 14:00. Другой не работает в выходные. Третий никогда не делает дела в тот же день, когда они появляются — у него принцип «Сделай это завтра». Мне неудобно подстраиваться под эти ограничения, но я их уважаю. Так же их уважают другие люди.

Героизм — это недостаток

Сам я, к сожалению, никаких ограничений для себя не выставлял. Поэтому героически работал и в выходные, и в будние, и рано утром, и поздно ночью. И если оглянуться на всю проделанную работу, то самое ценное и полезное из того, что я сделал, было сделано за рамками этого героического труда. Все, что сделано аврально и сверхурочно, обычно никому не было нужно.

Когда я начал об этом думать, я увидел, что ничего хорошего в героизме нет. Сидеть по ночам и прогибаться под каждую просьбу клиента — это путь студента, а не профессионала. Просьб и комментариев меньше не станет. Работы меньше не станет. Если ничего не изменить, я навсегда останусь бородатым ссутулившимся редактором за компьютером в четыре часа утра.

Если применить метафору горы, то я карабкаюсь в гору без снаряжения. А смысл не в том, чтобы карабкаться, а в том, чтобы двигаться вверх. Для этого подойдет и вертолет, и подъемник. Чтобы стать профессионалом и приносить больше пользы, я должен построить себе вертолет.

Поэтому я начинаю эксперимент. С 25 июля 2014 года я ввожу «Правило девяти».

Правило девяти

С понедельника по пятницу работа начинается в девять утра и заканчивается в девять вечера. С девяти вечера до девяти утра работы нет. На выходных работы нет.

Следствия правила девяти:

Вся работа планируется с девяти утра до девяти вечера. Я беру на себя ответственность за то, что все свои обещания на день я выполню до девяти вечера.

Никакие «хвосты» не закрываются после девяти вечера. Если я понимаю, что чего-то не успеваю — я иду к клиенту и передоговариваюсь.

Любая встреча, созвон или скайп заканчиваются в 9 вечера, вне зависимости от их фазы и стадии. Значит, любая встреча должна начаться не позднее половины восьмого.

Правило девяти не распространяется на курсы, тренинги и публичные выступления — мои или других людей. Я могу нарушить правило девяти, если веду курс или участвую в чужом курсе, веду «Живые советы» или читаю открытую лекцию.

Правило девяти может стать преградой для сотрудничества. Например, если ваш рабочий день начинается в шесть вечера по Московскому времени, а активная фаза выпадает на три часа ночи, то мы не состыкуемся. Если для вас это непреодолимая преграда, то нам не стоит сотрудничать, даже если мы идеально подходим друг другу.

P. S. Для большей эффектности рассмотрю покупку легкого и тонкого ноутбука, который уверенно держит заряд 12 часов на полной яркости экрана. Я слышал, что новые макбуки так умеют, но не верю. Знатоки, посоветуйте, пожалуйста.

Ранее Ctrl + ↓