Rose debug info
---------------

Как писать про музыку, вино, еду и прочие снеди

Слово «снеди» любезно предоставлено Сашей Селезневой и Костей Панфиловым.

Ну так вот. Как писать. Обычно про музыку, вино и еду пишут так:

Богатая палитра (вкусов, звуков) взрывается нотками (тонина, жасмина, тмина, тлена) и отправляет вас (в космос, глубины памяти, в Алушту). Насыщенный букет (из пост-рока и мета-панка, ноток цитруса и прелой листвы, каштана и паленой резины) не оставит равнодушным никого от мала до велика (а также зарядит энергией и, наверное, силой земли).

Тут три проблемы. 1. Так пишут все. 2. Тут ничего не понятно. 3. Это невозможно повторить более 30 раз: ты исчерпаешь все нотки, букеты, взрывы и ураганы. Если ты просто однажды пишешь статью в блоге, это еще туда-сюда; а вот если у тебя музыкальный журнал или винная рассылка — сойдешь с ума ковыряться в этих нотках паленого каштана.

Что делать? Перевернуть игру и сдвинуть парадигму.

Сейчас парадигма такая: у нас есть звуки музыки и вкус вина. Описываем их. Не получается? Старайся. Ищи метафоры, эпитеты, открой словарь синонимов. Не нотки каштана, а тонкие оттенки осенних ароматов. Не оттенки, а призвуки. Не осенних ароматов, а привкуса разложения. Неповторимые ощущения преющей органики и с детства знакомый запах свежераскопанной могилки. И вот так ходишь по кругу в рамках существующей задачи.

А давай посмотрим шире. О чем еще можно писать?

Как это сделано? Что интересного в производственном процессе?

Кто участвовал? Какая за этим стоит история?

Как и когда это лучше употреблять?

Кто это уже употребляет, слушает, любит? А кто ненавидит?

Кто это сделал первым? Чем тогда отличалось от сейчас? Что придумали нового? В чем опирались на классиков?

Короче, не тыкаемся в описание того, что сложно описать; а ищем, что описать более-менее легко. И выбираем, что из этого интересно читателю. Если у продукта интересная история создания — пишем. Если интересны корни — пишем о них. Если его любит или не любит кто-то известный — тоже повод написать. Необязательно всё сразу: можно выбрать только самое интересное.

Было. Музыка Макса Тау — это смесь из темного хип-хопа и лой-фай бум-бэпа с нотками японского трип-хопа. Глубокие темные переливы ритма и яркие атаки синтезаторов создают незабываемую смесь фирменного даунтемпо, который напоминает об осени и вводит в состояние изысканной задумчивости.

Стало. Макс Тау делает инструментальный хип-хоп для работы с текстом и графикой. Его музыка повышает концентрацию и помогает войти в состояние потока. Аранжировки пустые, спокойные и без суеты: есть пространство, чтобы подумать и сосредоточиться.

Звук на альбомах Макса проходит процесс двойного сатурирования: сначала насыщается гармониками на шведском оборудовании Elektron, после чего проходит через японский бобинный магнитофон Sony. На выходе получается насыщенный и плотный звук с натуральным электрическим шумом.

За нетерпимость к газетным штампам Макса ненавидит половина российских журналистов (и по слухам — лично Александр Горбачев). Но если бы Лев Толстой слушал трип-хоп, он бы слушал только Макса Тау.

А вообще, вместо того, чтобы писать о музыке и вине, лучше выпить вина и послушать музыку:

Скоро еще и новый альбом. Но пока — дополнительное чтение:

Зачем писать о музыке
Как рассказывать о музыке: варианты
Разбор конкурсных работ вызова главреда
Пресс-релиз для музыканта

Дальше