21 апреля 2015, 19:25

Вы получите то, что возьмете

В комментарии к прошлой статье родилась правильная мысль: у тебя будет только то, что ты сам захочешь взять. Я хочу рассказать несколько историй на эту тему.

Лингва → Главбух

Когда я учился на ин. язе, у нас была студенческая газета «Лингва». В сентябре 2005 года я пришел в редакцию и попросился им в помощь. Так как я умел рисовать в «Кореле», я стал верстальщиком.

В сентябре 2006 года я побрился налысо и, приобретя устрашающий вид, занял место главреда. Просто пришел в редакцию и сказал «Хочу руководить этим изданием». Возможно, из-за бритой головы со мной никто не стал спорить. За три следующие года я выпустил 15 номеров и воспитал новое поколение редакции.

Ночная верстка Ночная верстка Ручная фальцовка Катя и Юля на студенческой встрече с пачкой номеров под моей редакцией Одно время играли в политизированный «Эсквайр» Я уже не был главредом, но обложку задизайнил Первый тридцатиполосный выпуск. Раньше журнал был двенадцатиполосным Обложка — настоящая сфотографированная аппликация Золотой состав

У меня появились соратники, с которыми мы поднимали целину. Самый кайф был в том, что мы сами были хозяевами этого издания, сами определяли редполитику, сами себя продвигали, сами ставили себе сроки и сами же их срывали. Сами придумали себе систему управления, сами научились ставить задачи, сами придумали процессы. Все было убогое и любительское, но наше и самостоятельное. Никто нас не пинал и не организовывал. Никто не был нам должен. От нас просили разве что не лезть в политику.

«Лингва» стала моей первой большой работой, которую я сам для себя придумал, сам реализовал и передал другим. Когда мы выпускались из универа в 2010 году, у меня в резюме было «Главный редактор студенческого журнала, стаж — 3 года».

Спустя 7 лет опыт «Лингвы» помог мне сделать в бюро новый макет печатного «Главбуха». На этом проекте я сделал все то же, чем занимался в универе, только теперь меня прикрывало все бюро. Когда я лажал с управлением, меня спас Товеровский. Когда был затык с дизайном, приходил Горбунов. У нас были классные дизайнеры, иконщики и иллюстраторы. У нас даже был собственный шрифтовик Ксения. Всю дорогу я чувствовал себя примерно так:

Вместе мы сделали классный журнал:

Первый номер в новом макете Руководство для редакции

Андрей

На первом потоке Школы стажёров был студент Андрей. Ему тоже больше всех надо. Когда у него был вопрос о тесте, он писал мне на личную почту, и я отвечал. Иногда я отвечал «Сорри, Андрей, не успею. Разбирайся сам». Андрей делал сам и снова присылал. Однажды он пришел на «Живые советы» и попросил меня при всех проверить очередную работу. Я проверил.

На второй ступени Андрею опять было больше всех надо: он первым присылал черновые макеты и получал больше всех комментариев. В среднем со студентом второй ступени я успевал сделать 2 итерации в неделю. С Андреем мы успевали 4 итерации, плюс личные встречи.

Екатерина

На первой ступени Школы стажеров есть задание «Текст промостраницы». По условиям, нужно придумать промостраницу для цифрового пера «Инклинг». Задание не проверяется: студенты делают его сами для себя, сами себя оценивают, сами стремятся сделать максимально хорошо. Школа следит только за сдачей задания в срок.

В задании есть необязательная часть со звездочкой: не только придумать промостраницу, но и сверстать, опубликовать и прислать мне ссылку. Это моя персональная уловка: так я ищу людей, которые горят своим делом.

Студентка второго набора Екатерина все это сделала: https://readymag.com/u45770655/Inkling/

У этой страницы есть проблемы. Я предложил Екатерине созвониться, чтобы о них рассказать. Вместо созвона мы завтра встречаемся в Коворкафе. Я вижу, что человеку интересно делать информационные продукты, и я буду рад с ней пообщаться.

На момент написания этой статьи «Инклинг» уже продан благодаря странице Кати. В следующем наборе будет новое задание.

По правилам школы, первая ступень автоматизированная, преподаватели не комментируют работу студентов. Но Катя и Андрей взяли от первой ступени больше.

У вас будет то, что вы сами возьмете

Успех зависит не от исходных данных, а от того, куда ты двигаешься. Это одинаково верно в карьере, личной жизни, увлечениях и чем угодно еще. У вас будет только то, что вы сами возьмете.

Мы намеренно сделали первую ступень Школы редакторов тяжелой. Здесь никто не кормит вас с ложечки готовыми ответами. Не сдал тест вовремя — упал в рейтинге. Ответил неправильно — сам ищешь правильный ответ. Не хочешь заниматься — не занимаешься. Задания делаешь для себя. Нужно, чтобы тебя проверили — сам идешь и просишь проверить. Нарушаешь кодекс бюрошника — в черный список.

Справедливости ради, на второй и третьей ступени студентам тоже никто не заглядывает в рот. Они так же договариваются с преподавателями, встречаются, получают по башке и могут вылететь за несоблюдение правил. Все как в жизни. И так же, как в жизни, они могут получить больше, если захотят.

Возможно все

В дисциплине Товеровского есть тема «Возможно всё». Это о том, что все ограничения в голове. А в жизни бывает что угодно. Вот несколько примеров, с которыми я столкнулся:

Я был уверен, что для работы в бюро нужно быть дизайнером и писателем 99 уровня. Оказывается, можно попасть в бюро, не имея ни дизайнерского, ни редакторского опыта. В бюро важны не исходные координаты, а вектор развития.

У вас клиент — крупный федеральный холдинг, директор серьезный и строгий, проект дорогой. Через неделю вам открывать сайт, и вы понимаете, что не успеваете сделать раздел «Новости», который он очень хотел. Раньше я думал, что за неделю бессонных ночей мы «Новости» откроем. Теперь я знаю, что клиента можно уговорить открыться без новостей, и при этом не испортить отношения и сделать хорошо все остальное.

На сайте Школы стажеров написано, что первая ступень автоматическая. Но можно поступить на нее, писать преподам, задавать вопросы и получить персональную помощь ото всех.

Можно, как Илья Бирман, уехать в Лондон и работать там, параллельно исследуя город:

Илья никому не сказал, что уехал в Лондон. Проекты шли как положено, Илья отвечал на почту. Он ни у кого не отпрашивался в отпуск, не передавал никому дела, не настраивал автоответчик.

Можно, как Илья Синельников, уехать учиться в Бостон, руководить школой в бюро и читать курсы о переговорах в Москве. Ему не мешают часовые пояса и российское гражданство.

Можно, как я, работать каждый день с 2006 года, но не проработать ни одного полного дня в офисе. Можно зарабатывать редактурой. Можно зарабатывать обучением редактуре. Можно сделать машину для редактуры. Можно к этой машине сделать рассылку и тоже на ней зарабатывать.

Можно все. Что вы возьмете, то у вас и будет.

А еще тут у меня будет подписка на полезную рассылку о редактуре
7 комментариев
Батыр

Интересные истории. Но как-то все притянуто: если человек работает на удаленке (может даже всю жизнь), то ничего «героического» и «бери от жизни все» в переезде в Лондон нет.

А так, хороший посыл. Спасибо за статью, пиши еще :)

Вадим Надеждин

Читалъ, рыдалъ. С днем рождения.

Серёга Шабалин

Максим, спасибо за историю. Она бодрит. «У вас будет то, что вы сами возьмёте» отлично соотносится с советом Кемпа не бояться получать в ответ «нет».

Вадим Занин

Может пригодится на встрече с Катей:

  1. Неразрывные пробелы и «висящие» служебные части речи (в золотые руки, но промахнулся, от инженеров).
  2. «Цифровое перо Инклинг от Ваком» звучит как «юбка от Гуччи». «Бомба от инженеров Ваком» добавляет тошнотки.
  3. Инклинг — серьезный инструмент (пропущено тире).
  4. 8 000 (в первом случае) — лучше отбить полупробелом, тем более, что во втором случае это сделано.
  5. (1:30 мин) — пропущено тире между цифрой и текстом.
  6. Он же — зарядка — стоит дефис вместо тире.
Катя Ереза

Вадим, спасибо, поправила.

Александра

Спасибо!
Статья понравилась.
Начала писать комментарий и в итоге слоажилась ответ-заметка
http://sovasasha.livejournal.com/

Дмитрий

Максим, добрый день.
Как вы делаете принт скрин вместе с окном браузера?

Максим Ильяхов

В маке нажимаю Cmd+Shift+4, зажимаю Shift и выбираю нужное окно. Тогда скриншот снимается со всего окна с тенью.

Популярное