Избранное

Подкасты в редактуре (и вообще)

Приходит ко мне студент и спрашивает:

«У нас в редакторском чате зашёл вопрос про подкасты. Часть говорит, что негоже редактору облегчать себе жизнь и доносить информацию голосом. Вторая часть считает, что это вполне нормально. Если цель — не помощь будущим поколениям, а просто справочная, необязательная информация для общего развития, записать подкаст редактору — гуд?»

Допустим, я еще не писал статью о запрещенных приемах в редактуре. Разберем подкаст как инструмент. Какие у него свойства?

Линейность

Подкаст линейный, очень неудобно переключаться между частями, темами и главами. Подкаст заставляет слушать себя целиком или не слушать вообще. Заинтересованный человек прослушает целиком, незаинтересованный отвалится. По диагонали его не пробежишь, в общих чертах не поймешь.

Для сравнения: книгу «Пиши, сокращай» можно пробежать по диагонали и как будто бы научиться редактуре (на самом деле, конечно, нет). Это и хорошо, и плохо: хорошо, что незаинтересованный читатель может пробежать по книге и за что-то зацепиться. Плохо — что пробег по диагонали создает ложное ощущение, что ты всё понял. Куча людей пробежали по диагонали половину первой главы и теперь уверены, что познали редакторский дзен.

С другой стороны, если бы по «Пиши, сокращай» нельзя было пробежаться по диагонали, вряд ли бы вы смогли ей заинтересоваться вообще. Так что нельзя говорить, что линейность или нелинейность — это однозначное добро или зло. Смотря что вам нужно.

Голос и эмоция

Подкаст делается голосом, а голос классно передает эмоции, тон, всякие ужимки и характер человека. Вот вам три совершенно разных голоса, которые вещают примерно об одном и том же — от каждого своё ощущение:

Если у человека приятные ужимки и голос, то к нему будет больше доверия, его слова воспримешь менее скептически. В голос можно влюбиться и вообще не вникать в смысл. В голосе можно узнать жену, маму, друга. Может быть, человек говорит так спокойно и обстоятельно, что ты заряжаешься от него уверенностью в себе. Это всё может оказаться полезным как для конкретно вашего сообщения, так и для построения ядра аудитории.

Вон Таисия Кудашкина — девчонка-зажигалка, мисс позитив, добро, любовь, энергия и сексуальность, и всё это с помощью голоса. Рядом с ней мой голос звучит тускло и нудно:

Но, кстати, если вы хотите еще больше человеческого контакта и эмоций — добавьте видео, вообще атас. Я вам давал послушать голос Сьюзи Шихи на лекции о коллайдере, а теперь этот же голос с картинкой, совсем другое ощущение. Голос всё еще зажат, она всё еще волнуется, но эта неземная красота всё меняет:

Контекст и канал потребления

Если мы говорим конкретно о подкастах, то их часто слушают в машине, на пробежках, в спортзале — когда глаза и руки заняты, а уши свободны. В этом сила подкаста: читатель придет к тебе тогда, когда он не может ничего читать.

Но с другой стороны, если глаза не задействованы, то у тебя сразу куча ограничений: нельзя приводить таблицы и графики, нельзя ничего показать визуально, никаких графических иллюстраций. А текстовые иллюстрации не могут быть параллельными, то есть гудбай, многоколонники и «было — стало».

Зато в уши классно рассказывать истории, анекдоты, всякие случаи. Они линейные по сути и должны восприниматься линейно, и как раз линейный рассказ в этом смысле отлично работает.

Если это серия авторских передач (например, к одному ведущему приходят на интервью), то с помощью подкаста удобно строить лояльную базу подписчиков. Ребята слушают твои подкасты целиком, подписываются и постепенно привыкают, что на каждый поход в спортзал им есть что послушать. Пока им, конечно, не надоест.

Нет плохих инструментов

Короче говоря: подкасты — это просто еще один инструмент донесения информации, со своими сильными и слабыми сторонами. Финансовый отчет в форме подкаста я бы не делал, а приключенческий роман — почему бы и нет? Статью о редактуре я не знаю как сделать в форме подкаста, а статью об отношениях с клиентами — знаю.

Студенты! Изучайте свойства инструментов. Хорош обсуждать, что такое хорошо и плохо. Копайте глубже.

Самая страшная тайна редактуры

Чтобы два раза не вставать, вот вам еще один срыв покровов, расшатывание устоев, раскрепление скреп и пропуск в сингулярность:

В редактуре нет запрещенных приемов. Есть просто приемы и их последствия

Тут уже надо пояснить. Вот меня студенты спрашивают на вебинаре:

Всегда ли нужно писать в информационном стиле?
Можно ли начинать предложение с «если»?
Нужно ли писать текст о компании в третьем лице?

Это неправильные вопросы. Правильные такие:

Что будет, если я напишу этот текст в художественном стиле?
Что будет, если начать предложение с «если»?
Что будет, если текст о компании будет в третьем лице?

В редактуре нет вещей, которые делать категорически нельзя. Делать можно что угодно, если ты понимаешь, что это и зачем. Нет запрещенных приемов. Но у каждого приема есть последствия.

Пример: инструкция в художественном стиле

Студент спрашивает: «Можно ли написать инструкцию к прибору как художественный текст?» Правильный вопрос: «Что будет, если я напишу инструкцию к прибору как художественный текст?»

Посмотрим, как это уже делали. У «Лапки» есть алкотестер «Бам»: это трубочка, в которую дуешь, и она показывает на телефоне, насколько ты напился. К устройству нужна инструкция. Дизайнер Владик Мармеладов придумал, что инструкция должна быть в форме атмосферного аудиорассказа. Это художественный текст:

Последствия такого решения:

Художественный текст образный, помогает сжиться с героем. Точно взяты человеческие привычки, узнаешь в герое себя, сопереживаешь, больше доверяешь тексту.
Аудиорассказ невозможно быстро пробежать глазами. Либо слушаешь, либо нет. Если тебя заинтриговала — будешь слушать.
Музыка задаёт настроение, тормозит, говорит «успокойся, послушай не дергаясь».
Интимный женский голос — приятно слушать мальчикам и девочкам.

Всё вместе собирается в интересное решение, которое в этой ситуации работает (насколько я могу судить).

В другой ситуации такой набор приемов может не сработать: например, если это не хипстерская «Лапка», а милицейский алкотестер. Или если художественный текст будет плохо написан. Или если это будет тридцать абзацев графомании. Но конкретно это исполнение в этой ситуации вроде работает.

Не «можно», а «зачем»

В редактуре можно всё: и модальные глаголы, и стоп-слова, и отглагольное, и адский синтаксис, и музыкальные штампы. Можно подбирать метафорические иллюстрации или обвешиваться фотографиями Дикаприо. Можно даже писать с ошибками. Можно гнаться за хайпом. Можно гоняться за теми, кто гонится за хайпом. Можно всё, если вы понимаете, зачем это.

Обратное верно: если вы не понимаете, зачем вам инструмент, то лучше его не использовать. Не надо чистить текст от стоп-слов, если вам непонятно, зачем нужен текст. Не надо заводить блог, просто потому что это модно. Не стоит заниматься контент-маркетингом, если вы не понимаете, как он вам поможет.

И, само собой, не надо слушать советы из интернета.

10 октября   мир живых людей

Опыт + матчасть

Из курса молодого бойца может сложиться впечатление, что для хорошей статьи в Т—Ж достаточно просто получить опыт. Это не так.

Для хорошей статьи в Т—Ж нужно и получить опыт, и изучить матчасть. Если вы не знаете матчасть и не можете сослаться на авторитетные источники, то статья получится неполной.

Например, я пишу про новую перспективную криптовалюту «Оксимикойн», стоимость которой растет с каждым новым фитом Оксимирона. Я купил десять оксимикойнов в августе по 4,20 за штуку, а за сентябрь они выросли в два раза. Я продал оксимикойны и получил прибыль. Ура-ура, я успешный инвестор, вот мой блокчейн.

Этой информации хватит для статьи? Нет. Не хватает матчасти:

Что это за криптовалюта, на чем она основана, почему перспективна, как работает по сравнению с другими валютами. Ссылки на документацию, которая объясняет технологию.
Как обычно устроена покупка и продажа криптовалюты, в чем риски. Комиссии, анонимность, порядок переводов. Ссылки на правила обменников и бирж.
Каковы риски у криптовалюты вообще и у оксимикойна в частности. Я заработал на росте — а что делать, если они упали? Ссылки на статьи инвесторов, исторический анализ. Комментарий инвестора, который потерял всё состояние на оксимикойнах и ушел работать кольщиком у Тимати.

Чтобы проверить себя, представьте, что в комментарии к статье придет человек с ровно противоположным опытом, и он начнет вас бомбить. Он не заработал, а проиграл. И не в два раза, а в двадцать. И не на покупке, а на майнинге. И не оксимокойнов, а эфира. Выдержит ли ваша статья критику такого человека? Должна выдержать.

3 октября   КМБ   редактура

Информативность подзаголовков

Допустим, у человека в статье инструкция из несколько шагов. Или промостраница курса, который идёт несколько дней. Будет соблазн сделать такие подзаголовки (смотрим на жирное):

День 1
Редактура на уровне слов
Синтаксис
Структура

День 2
Иллюстрации
Управление вниманием
Распространение

Это неинформативные заголовки. Повышаем информативность:

День 1. Редактура
...

День 2. Продукт
...

В случае с курсом еще информативнее будет, если дни заменить на даты и дни недели. Это не всегда технически легко, но как идея — хорошо:

10 октября, вторник. Редактура
...

11 октября, среда. Продукт
...

Признак неинформативного подзага — слова вроде «шаг», «день», «этап», «занятие», «вопрос», «пример», «случай», «эксперимент». Если после них стоит число, а после него ничего — есть повод повысить информативность. Пример 1 → Пример 1: повышение информативности.

Неинформативно

Информативно

Шаг 1

Шаг 1. Надеть бронежилет

День 1

День 1. Огнестрельное оружие

Пример 1

Пример: перестрелка

Вопрос 1

Вопрос. Можно ли выжить в перестрелке?

Эксперимент 1

Эксперимент: бронежилет и автомат

Кайфуйте! Хорошего дня!

Бренды, не пишите рэп

Привет, бренды. Я знаю, на волне ажиотажа вам хочется сделать про себя рэп. Возможно, вы уже пишете текст и ищете агентство, которое запишет для вас подходящую минусовку.

У меня есть три соображения, которые могут оказаться вам полезными.

1. Вы напишете рэп не о том

Вы понимаете так: рэп — это любые стихи под музыку. Если вы продаете колбасу, вы сочиняете стихи под колбасу и кладете ее на бит. Но рэп о колбасе не пишут, рэп о другом.

Основная тема рэпа — «я лучше других». Еще рэп пишут о деньгах, успехе, трудной жизни, дружбе и предательстве, сексе, наркотиках, вечеринках и криминале. Много рэпа про рэп. Иногда пишут о социальных проблемах и политике. Много нападок на других рэперов. Есть даже рэп без смысла. Но нет рэпа о колбасе, металлокаркасе, оптовых поставках продовольственных товаров или о том, какая в нашей компании прекрасная корпоративная культура.

В рэпе важны яйца — чтобы автор был дерзок и уверен в себе. Даже если это интеллигент, который интеллигентно пишет о проблемах интеллигентных людей, он всё равно будет показывать интеллектуальное превосходство. Если рэп не про любовь, то в нём будет много боли и ненависти.

Ваш рэп в пересказе выглядит так:

«Мы производим качественные колбасные изделия. У нас хорошая репутация и лучшие поставщики. Наши сотрудники довольны своей работой. Мы лидеры, йоу»

А надо так:

«Мы основаны в девяностых, когда колбасу делали из мяса покойных коммерсантов. Мы родом из Челябинска, у нас есть точка на Доватора, где колбасой затариваются местные наркоманы. Наш технолог круглосуточно угашен: однажды во время рейда он спрятал стафф в фарше. И лучше мы сдохнем в неизвестности, чем прославимся и станем Челябинским мясокомбинатом номер 7!»

Если вы не видите разницу, то вам точно не стоит делать рэп.

2. У вас не получатся хорошие стихи

Рэперы пишут много стихов. Они у них не то чтобы высокохудожественные, но это стихи: искренние, характерные и яростные. Много цитат из своего и чужого творчества. У них там свой язык и мифология, свои герои. Ребята глубоко в теме.

Вы же нанимаете копирайтера из агентства, который и рэп-то не слушает. И он напишет вам какой-то зарифмованный текст, который как-то ляжет в ваш бит, и вы даже не заметите, что это жалкая подделка.

Вот послушайте Смоки Мо десятилетней давности и сравните с тем, что напишет вам копирайтер:

Ваш копирайтер

Смоки Мо

Если любишь ты колбасу
Послушай, парень, что я несу
У нас самый качественный стафф
И только скажи мне, что я неправ
Мы делаем колбаски ночью и днем
И вот мы об этом песню поем
А значит, что скоро к твоему столу
Будет колбаска у вас поутру!

Ноты сонат,
фоны ветров,
каракули снов...
Стоп, где моя сука, если в соседней комнате стоны?
Сопли. «Стоять!»
Сли-зи-стая!
Голова стала словно титановая
Бордель, апрель, май
Теряем сны
Во всём виноваты ноздри

Если вы не видите разницу, то вам точно не стоит делать рэп.

3. В лучшем случае у вас получится плохая реклама

Если вы хотите сделать «рекламу в стиле рэп», то всё нормально. Все и так ожидают от рекламы фальши, стилизации и шапито. Но тогда у вас в рекламе должны быть мертвые огнедышащие буйволы верхом на киберслонах с бивнями из чистого молочного шоколада, Овечкин должен играть на скрипке, а Ума Турман — вылетать из рояля на крыльях из камчатского краба. Если уж делать шапито, то делайте нормально.

Но если вы хотите записать рэп, чтобы «поговорить с молодежью на ее языке», у вас получится фальшиво и тупо. Ваш рэп «на одном языке с молодежью» похож на рэп Петросяна. Только Петросян специально кривляется, а вы на полном серьезе:

Хотите хайпануть — сделайте размещение у известного рэпера. По деньгам то на то и выйдет, но хотя бы не опозоритесь:

Если вы не видите разницу, то вам точно не стоит делать рэп.

Просто сравните

Это — корпоративный рэп компании Ingate, сделанный по мотивам песни Влади «Сочиняй мечты». Получилась в лучшем случае пародия и самодеятельность, а еще несколько поводов обратиться в трудовую инспекцию:

А это оригинал, который любители рэпа считают за попсу:

Если вы не видите разницу, то вам точно не стоит делать рэп.

Как рассказывать о музыке: домашка

В прошлые разы я с упоением прошелся по музыкальным штампам и плохому дизайну музыкальных рецензий, а потом порассуждал, зачем вообще писать о музыке. Теперь сделаем домашку — а как бывает вообще.

О музыке пишут непропорционально много, поэтому попробую отобрать то, что понадобится мне в работе.

Микрофон Studiospares S1940 Retro

Цель музыкального издания

В моих фантазиях цель хорошего музыкального издания — чтобы читатели становились круче в вопросах музыки и культуры. Круче — то есть компетентнее: чтобы они знали больше, копали глубже и в конечном итоге захотели создать свою музыку. На языке дизайнеров это называется «повышать разрешение».

Полезное следствие этого для издания: люди хотят быть причастным к бренду, который делает их круче. Это не единственный источник лояльности, но довольно сильный.

«Быть более компетентным» — не единственная возможное полезное действие СМИ и, может быть, даже не самое сильное. Но мне интереснее делать именно такое.

Задачи

Возможные инструменты для достижения этой цели:

Рассказывать о новинках. Коротко, четко, просто — вот альбом, вот краткая предыстория, вот что говорит о нем артист, вот на что в нем обратить внимание, вот наша любимая песня. Купить здесь, слушать тут. Без графомании и самокопания, сыпания именами и стилистических ужимок. Только факты, мясо и кнопка плэй.

Объяснять истоки и контекст. Откуда взяты сэмплы? Чем интересен источник? Откуда цитата в песне и почему она сильная? О чем поет артист? Почему это важно сейчас или почему было важно тогда? Что это за человек в клипе и почему его появление тут важно?

Поднять историю. Какой путь прошел этот артист? Какие у него успехи и провалы? Как менялся звук, стиль и образ? Подойти к музыкантам не как к источникам звука, а как к ньюзмейкерам: где он был замешан, чем прославился, как это повлияло на музыку.

Откапывать редкое. Все слушают этот кавер. А где оригинал? А почему он был крут тогда? А почему этот артист делает этот кавер? А давайте подберем все каверы, удачные и неудачные.

Вводить в курс дела. Что послушать, чтобы врубиться в стиль? А чтобы врубиться в эпоху? А чтобы понять творчество нового для тебя артиста? А новый альбом? Допустим, я ничего не знаю нейрофанке — как в него врубиться, кто там главный и как его слушать, чтобы кайфануть?

Наверняка что-то еще, до чего я еще не догадался.

Как делают: разбор музыки

Всё в мире уже придумано до нас, нужно лишь поискать.

Нёрд райтер рассказывает о происхождении фанка и как это относится к современному Бруно Марсу. Интересно, качает, подано ясно и без воды, фальши нет. Этой ссылкой поделились коллеги в чате «Мастерской»:

Оттуда же — «Вокс» разбирает рэп. Более академично и может быть даже накручено лишнего, но тоже круто:

Илья Бирман объясняет техно — на мой вкус, занудно, но по дизайну хорошо: короткий текст и фрагменты аудио.

Откуда взяты сэмплы в свежем хип-хопе. Без ведущего тяжело и нарезано монотонно, надо бы нарезать бодрее:

Блогер под именем Висоус-3 ведет циклы программ, один из которых объясняет видеоигры и супергеройское кино с точки зрения науки. Не так много про поп-культуру как таковую, но производство на уровне.

Ната вспоминает в «Мастерской» легендарного Игоря Наумова и его программу «Музыкальный секонд-хэнд» на «Серебряном дожде». Наумов неторопливо объясняет, что означают песни, кто чем вдохновляся, как песни записывали и почему это вообще важно.

Сделай сам

Отлично развит жанр «Вот как это сделано». Мой любимый ролик — воссоздание Smack My Bitch Up:

Иногда живые ролики получаются у битмейкеров и других авторов электронной музыки. Я тащусь от этого урока Ивана Реверса:

Там целая серия роликов — поищите по слову «Сэмплирование».

Но ролики не всегда живые. Вот битмейкер, который делал песню Рианны Bitch Better Have My Money: быстро становится скучно, потому что музыкант плохо разговаривает и неинтересно показывает музыку. Зато фирменный свет и цвет:

Нравятся легендарные сольные партии музыкантов. Тут сила не столько в том, чтобы научиться, а в том, чтобы увидеть мастеров за работой. Бадди Рич невозможно быстрый и техничный, это можно ставить без комментариев:

С Джими Хендриксом проблема: его легендарное соло на Вудстоке сейчас невозможно понять, если специально не объяснять, в чем сила:

Зато Q-Bert устраивает костюмированное шоу, сразу свежо. После таких видео в стране повышаются продажи вертушек и винила. Такая дурка очень в нашем духе:

Обзоры и подборки

Марина Сафонова прислала в «Мастерскую» подборки «Медузы». Подборка «Медузы» — это короткий плейлист, к каждому пункту — короткое описание, которое вводит в контекст и немного говорит о музыке — ровно столько, сколько нужно, чтобы обсудить музыку с друзьями в кабаке. Всё дружелюбно, никакого самолюбования, высокомерия и снобизма. Круто.

Антипример — эволюция хип-хопа. Плохо, что просто стоят песни подряд, ничего не понятно:

Тут лучше: чувак показывает на себе несколько стилей, получается нагляднее. Аксессуары и актерская игра добавляют жиру:

Как еще бывает

Есть культурно-музыкальный журнал The Flow. Там мало самолюбования и штампов, много культурного мяса и историй.

Из статьи о Фараоне:

В середине клипа «Дико, например» спрятался кадр, где White Punk едет на скейте по дворцу — и это самый стильный момент лучшего рэп-клипа 2017 года. Абсолютный стиль — это как раз то, с чем мы привыкли ассоциировать Pharaoh и его музыку.

В чем кайф: показывают, на что смотреть, со знанием дела. Мне как человеку недалёкому хотелось бы знать, чем так примечателен White Punk. То, что клип стильный, я, конечно, и сам увижу.

Много новостей на The Flow сделаны по четкому шаблону: альбом такой-то, артист говорит так, вот треклист, вот плеер Ютуба. Текста на один-два абзаца. Польза — в факте сообщения о новинке, а не в глубокой аналитике и высоколобом рецензировании.

Есть, конечно, штампы и сыпание именами, но так как я не знаю задач издания, не имею права за это критиковать. Может быть, это сердце редполитики.

А вот совсем другое: канал Music 2017 в Телеграме. Просто кидает картинки и отобранную популярную музыку, никаких умствований и рецензий. 77 тысяч подписчиков как-то обходятся без глубокой культурной аналитики и газетных штампов. Аналогично устроены каналы Deep House и Rock Music. Ни один музыкальный критик не пострадал.

А зато в канале «Русский шафл» огонь и ярость. Я понимаю от силы треть, но радуюсь подаче. Особенно остро, когда автор накидывается на других музыкальных журналистов или цепляется к словам артистов. Чистая ярость, без ужимок и поз, читается отлично:

«Я послушал новый альбом группы „Кружок“. Прикольный. Он мне напоминает саундтрек к мультфильму „Ну погоди“. Это такой серф, сыгранный на гитаре „Урал“, под который поют мультипликационными голосами заяц и волк (женщина и мужчина). Периодически „Кружок“ превращается в панк советского образца: ДК имени 25-й пятилетки. Коричневые кулисы. Клетчатые рубахи. Спортивные штаны с волдырями на коленках. Осколки стекла на паркетном полу. В общем, атмосфера легкого трэша.

И тут я читаю, что пишет о своем новом альбоме группа „Кружок“:

„На альбоме кардинально поменялся звук, в сравнение с первыми ЕP. Советская школа задорной звукозаписи уступила место живому саунду из Новой Зеландии — нас сводили ребята из музыкального города Данедина, поэтому звук получился такой, каким мы его хотели видеть“.

Саунд из Новой Зеландии, значит.

Ооок»

«Пичфорк» — эдакий храм музыкальной критики. Без словаря синонимов не входить. Меньше, чем на 20 строк, я там статей не нашел. Кому-то эта критика нужна, ну и дай бог им здоровья.

У The Rolling Stone своя атмосфера, много интервью и, как мне показалось, большее внимание к человеку. В интернет-публикациях встроены плееры с музыкой. Не текстом единым.

Бывает по-разному

Сказанное выше не значит, что всем акулам нужно срочно отбрасывать перья и уходить в видеопроизводство. Бывают разные СМИ с разными целями, и даже внутри одного СМИ бывают разные цели. Мне неинтересен конкурс «Самый умный критик», я хочу сделать крутое музыкальное издание.

Лично я не люблю в музыкальной журналистике самолюбование, штампы, снобизм, снисходительность к читателю и пренебрежение к музыканту, политесс, политику, равнодушие и нарочитое сыпание именами. Если мне доведется работать в музыкальном издании, я постараюсь этого избегать. Но наверняка найдутся издания, которые делают на этом кассу. Кто я такой, чтобы их осуждать?

Приходите делать такое

Если вас заводит идея делать публикации о музыке и культуре (неважно, текстом, на видео или как-то еще) — напишите мне, безотносительно конкурса: maxim.ilyahov@yandex.ru

Может быть, вы не любите писать рецензии, но всю жизнь мечтали делать программы о музыке — тогда нам с вами по пути. Или вы подали работу на конкурс, но неправильно поняли задание и сделали некруто, хотя умеете круто. В общем, напишите, не стесняйтесь. Худшее, что произойдет — вам не ответят.

Зачем писать о музыке

Я уже критиковал язык и дизайн работ, которые прислали в ответ на вызов MTV. Пора поговорить о том, как же правильно писать.

Это рассуждение длинное, потому что сформулировать это коротко у меня пока не хватает таланта Фрэнка Заппы. Зато хватит мозгов порубить рассказ на несколько частей.

Начнем с простого: с какой целью вообще пишется рецензия?

Айзек Хейз, музыкант и музыкальный донор

Зачем

Давайте на секунду забудем, что существуют жанры «рецензия» и «анонс». Нет никаких стилей и стандартов музыкальной журналистики; нет журналистской тусовки, пичфорков, ролингстоунов, афиш, медуз, горбачевых и волобуевых; нет авторитетов, правил и канонов.

Но есть слово — «Зачем?». Зачем мы будем тратить силы и время на публикацию об альбоме, который даже не мы написали?

Правильного ответа на этот вопрос не бывает. У каждого будет своя цель. Попробую привести примеров с помощью карточек: 

Для друзей

Обычный человек кайфанул от альбома Мияги и Эндшпиля, потому что ну вроде обычный рэп и рэгги, но как-то черт его знает, нормально качает и радует. Хочется поделиться радостью с друзьями.

Цель — приобщить друзей к своей радости, получить с друзьями совместные впечатления.

Задача — дать возможность друзьям тоже получить эти впечатления. Донести до них, почему человек от этого кайфанул и почему могут кайфануть они.

Не стоит писать высокопарно и замороченно — друзья подумают, что это адресовано не им. Лучше говорить просто, как обычно пишешь друзьям.

Разобраться в своих чувствах

Девочка двухтысячного года рождения впервые послушала «Четырнадцать недель тишины» Земфиры (когда вышел альбом, девочке было два года). Девочку накрыло: будто Земфира видит её душу и говорит с ней голосом бога и старшей сестры. Девочка хочет рыдать, и чтобы во рту оставался честный вкус сигарет.

Цель — разобраться в себе, исследовать новые эмоции.

Задача — «Писать. Писать, пока этот горький комок в горле не вывалится на бумагу. Пока не распутаешь каждую ниточку этого узла. Писать, пока не отпустит. Пока не допоет поставленная на бесконечный репит девочка, живущая в сети».

Нельзя ориентироваться на постороннего читателя. Разбираться в себе нужно наедине с собой. Публиковать необязательно.

Для коллег

Музыкант послушал новый альбом Бад Зу, ему там понравились звучание перкуссионных слоев. Хочет обсудить с коллегами, узнать их мнение.

Цель — спровоцировать коллег на дискуссию.

Задача — используя язык музыкантов, обратить внимание на музыкальные приёмы. Задать вопрос.

Важно не накосячить с терминами. Нет необходимости писать просто и понятно — коллеги поймут, а людям за пределами музыкальной тусовки это неинтересно.

Просветить

Эксперт в музыке расслышал в песне Бейонсы сэмпл из Айзека Хейза Walk on By. Этот сэмпл даёт там самый жир и сок. «Ох, если бы люди, которые это слушают, понимали, что на самом деле слушают чувака из шестидесятых!» Он хочет, чтобы люди начали слышать эти отсылки и обратились к первоисточнику, чтобы кайфануть одновременно и от старого, и от современного.

Цель — помочь немузыкантам услышать истоки, стать более эрудированными в музыке.

Задача — показать музыкальные связи, предложить послушать первоисточник, заодно приведя другие песни, которые черпают вдохновение конкретно из Walk on By: как минимум Ву-Тэнга и Хуверфоника.

Нельзя умничать и уходить в дебри — обычный читатель не поймет, цель не будет достигнута.

Успокоиться

Рэпер услышал недавний альбом Фараона и почувствовал зависть, собственную неполноценность. «Я тоже так могу! Если бы мне дали миллион, я бы тоже так раскрутился. Я был бы круче, чем этот чмошник-недорэпер. Если бы не бабки его отца, он бы никогда не поднялся! Конечно, с такой-то тачкой и такой командой, и если снять такой особняк, конечно у него всё будет круто! Но так-то он совершенный ноль! Это все подтвердят!»

Цель — успокоить бушующее чувство неполноценности.

Задача — описать изъяны альбома так, чтобы выглядеть при этом крутым музыкантом и умным человеком.

Важно не подавать вида, что альбом тебя задел и вызывает зависть. Оставаться подчеркнуто снисходительным, чтобы показать свое превосходство в игре.

Приобщить друзей

Любитель музыки ЮАР тащится от культуры и колорита, но его друзья не разделяют энтузиазм.

Цель — помочь друзьям разглядеть в музыке и культуре ЮАР что-то для себя и составить ему компанию на концерте Die Antwoord.

Задача — предложить друзьям приобщиться к музыке; объяснить, в чем кайф. Предложить им подборку чего-то, что легко понять и полюбить. Показать симпатичные видео.

Важно использовать простой язык, показывать клевые ролики и быть дружелюбным, а не навязчивым.

Ввести в курс дела

В интернете набирает популярность направление клауд-рэпа. Редактор популярного СМИ получает задание ввести читателей в курс дела — что это вообще такое и как его понять.

Цель — помочь читателю врубиться в новое направление хотя бы на уровне поддержания разговора.

Задача — объяснить контекст, отобрать характерные композиции и предъявить их; объяснить, на что обращать внимание, когда будешь слушать; предложить точку зрения.

Главное здесь — кураторство, то есть отбор характерной музыки и введение читателя в контекст. Можно знакомить читателя с терминами и персонами, но только с самыми необходимыми. Хорошо зайдет объяснение истоков жанра.

Нае...ниться

Журналист работает в лайфстайловом издании, но он мёртв внутри. Ему на рецензию падает очередной, тридцатый за этот месяц, альбом. Это Nine Inch Nails — но журналисту наплевать. Для него это всё бессвязный шум, потому что вся хорошая музыка для него закончилась в 1977 году.

Цель — скорее сдать текст и пойти в бар.

Задача — создать текст, насколько возможно используя готовые шаблоны.

Нет необходимости осмысливать альбом и делать глубокие выводы. Поверхностные выводы, выраженные языком штампов, приводят в бар быстрее.

Вариантов будет еще много, но идею вы поняли: писать о музыке можно с разными целями. То, что вы читали в книге Пьера Байяра, журнале «Афиша-воздух» и в учебнике стилистики русского языка — всё это круто, но это лишь частные случаи.

Под разные цели будут разные задачи и инструменты. В одной ситуации тебе нужен обывательский язык, в другой — профессиональный. Под одну цель нужно предъявлять музыку, под другую — необязательно. Где-то нужно сделать подборку лучшего, где-то — один трек, где-то вообще нужно найти акапеллу. Есть даже ситуация, когда необходимо накатать огромную простыню самокопательного текста. К счастью, публиковать ее необязательно.

Рецензия уважаемого журналиста Горбачева в этом смысле ничем не лучше и не хуже, чем рецензия Ивановой из десятого «Б». У Горбачева своя цель, у Ивановой своя. У Горбачева своя аудитория, у Ивановой своя (не исключено, что по численности аудитория Ивановой больше). Это не конкурс, кто из них лучший музыкальный журналист, это просто два СМИ достигают своих целей.

О штампах

Статья о штампах разбередила души многих авторов, потому что она берет решение конкретной задачи и как будто распространяет его на все ситуации. Это, конечно, не так.

Писать без штампов — это просто один из инструментов, с помощью которого приходят к цели. Цели бывают разные.

Например, если вы хотите, чтобы ваш текст выделялся среди десятков других аналогичных, то писать без штампов — хорошая идея. Все пишут как под копирку, а вы не как под копирку. Вы выделяетесь, цель достигнута. Если такой цели нет, то и необходимости чистить текст от штампов тоже нет. Это не вопрос «хорошо» и «плохо», это вопрос целей и инструментов.

Вы пишете в бортовой журнал известной авиакомпании. Журнал читают, когда некуда направить внимание на борту Боинга. Человек сидит без интернета, его ноутбук разрядился, а айпад отнял ребенок. Журнал — единственное доступное чтиво, деваться некуда. Как бы вы ни написали рецензию, читатель ее нет-нет, да и пробежит глазами. От штампов можно не чистить, овчинка не стоит выделки.

А теперь другая ситуация.

Читатель подписан на пять музыкальных изданий, включая ваше. Выходит альбом Ланы Дель Рей. Четыре издания написали про «характерный кинематографичный звук с щепоткой современного западного хип-хопа» и как «американская поп-дива повзрослела, а ее изношенная набоковская похоть сменилась почти что купринской нежностью, если бы Куприн был вейпером-морфинистом». Вы будете пятым изданием, который возьмет эту метафору, или будете искать что-то своё?

В следующей части — как задачи превращаются в конкретные элементы статьи, на примере воображаемого издания MTV. Анонс будет в Телеграме @glvrdru.

22 июля   вызов   редактура

Вызов на MTV: разбор работ, дизайн

Продолжаю разбирать результаты вызова на MTV. В прошлый раз говорил о тексте, теперь — об организации, дизайне и интерфейсе.

Длина и визуальная структура

Какой из анонсов кажется более привлекательным: с коротким текстом или с простыней на 3 экрана?


Ладно, я утрирую. Длинный текст тоже может существовать, если он очень хорошо написан: попадает во все читательские боли, говорит с ним на одном языке и раскрывает важную тему. Допустим, этот длинный текст гениальный. НО НА АБЗАЦЫ-ТО РАЗБИТЬ МОЖНО? Это не какое-то тайное редакторское знание и не вопросы стиля, это правило гигиены.


Было круто, когда в нескольких работах не только дробили на абзацы, но и выделяли разделы. А зная ограничения «Вконтакта» и «Фейсбука», для подзагов использовали юникодовые маркеры. Я кайфанул, текст сразу выглядит упорядоченным:

Ключевая информация

В анонсе концерта важно, что это за группа, где и когда она выступает, где купить билеты. Неплохо бы расставить эту информацию так, чтобы она считывалась с первого взгляда. Хорошее место для этого — афиша и начало текста:


Совсем горячо, когда ключевая информация еще и вынесена в отдельный блок, например, в начале публикации (можно и в конце). Сразу понятны адреса и явки, а дальше уже, пожалуйста, сколько угодно лирики и «сто процентов драйва в самый жаркий день лета».


Часто из работ было трудно понять, о какой группе или альбоме идет речь. Нужно было выцарапывать название из текста. В двух работах я так и не смог достоверно установить предмет описания.


Конечно, есть такое направление — брутализм. Это когда автор намеренно усложняет чтение, специально склеивает всё в один абзац, заворачивает текст в трубочку, сжимает интерлиньяж и всячески издевается над читателем. «Думаешь, в сказку попал? Вчитывайся, мразь!» — как бы говорит автор читателю. Так тоже можно, но это нужно делать осмысленно, с какой-то целью.

Звук и видео

Лучший способ рассказать о концерте — показать с него хорошее видео. Лучший способ рассказать о музыке — дать послушать нужный фрагмент. И к этому уже добавить текст.

Поэтому я просил писать анонсы концертов в Фейсбуке — там хорошо работает нативное видео. Можно было сделать видеонарезку из концертов вашей любимой группы, дописать пять строк с адресами, явками и личным отношением — и все бы кайфанули. В видео вы бы показали весь тот «максимальный драйв, ощущение вечной молодости, отрыв и невероятную энергетику» — такие штуки достоверно передаются только в видео, а не в тексте. Так не сделал никто.

Да боже мой, даже свою нарезку не надо — просто найдите готовое фанатское видео и сошлитесь на бедолагу, чтобы юристы пришли к нему, а не к вам.

Вот просто сравните это:

Достало холодное лето? Легендарная бристольская трип-хоп группа возвращается! Бэт, Джэфф, Адриан, Клайв и Дейв порадуют жителей Северной столицы фирменным классическим звучанием на стыке джаза, пост-рока и хип-хопа уже совсем скоро. Готовьте свое самое грустное лицо! Portishead по праву считаются отцами-основателями трип-хопа — их фирменные меланхоличные струнные, хрустящий хип-хоп-бит и настоящий аналоговый звук винила проберут вас до мурашек и перенесут на 18-й этаж студенческой общаги, где была ваша первая затяжка, первая серьезная любовь и первый голодный доширак. Это нельзя пропустить! Меланхолический заряд на всё лето гарантирован! Приходите туда-то туда-то такого-то числа, и это холодное лето станет еще холоднее!

И это:

Portishead дают единственный концерт в Санкт-Петербурге: такого-то числа, там-то
Бэт Гиббонс как-то говорила в интервью, что группа никогда не приедет в Россию. Надеюсь, концерт — не шутка. Судя по сайту группы, будут играть лучшие песни всех альбомов.
Если не в курсе, кто это, послушайте вот этот плейлист: тут всё лучшее Portishead и те, кем они вдохновлялись: (ссылка)
Билеты: (ссылка)


Ладно, с Фейсбуком было сложно. Но когда вы описывали альбом во «Вконтакте», можно было сделать как минимум три вещи:

дать ссылку на плей-музыку и эпл-музыку, чтобы купить и послушать кусочки
дать ссылку на Яндекс-музыку, чтобы послушать целиком
прикрепить к посту ваши любимые композиции из альбома и рассказать о них пару слов.

К сожалению, так сделали далеко не все.

Но мы же редакторы, а не дизайнеры!

Хороший редактор не текстики пишет, а выпускает продукт. Анонс концерта или рецензия — продукты. Чтобы продукт был хорошим, нужно владеть сразу многими инструментами. А если не владеть, то хотя бы иметь представление, когда какие инструменты применять.

Хороший редактор знает, что для передачи неуемной энергии и драйва нужно показать видео, а не страдать графоманией. А чтобы продемонстрировать безудержный зубодробильный дабстеп, достаточно дать его послушать.

Это не отменяет важности текста — писать всё еще надо уметь. О том, что и как писать, и как вообще выглядит классная рецензия и анонс — в следующей статье.

Чтобы научиться делать информационные продукты, поступайте в Школу редакторов.

А как правильно-то?

Если интересно, какую я сам предлагаю написать рецензию, чтобы она была интересной и без штампов — подписывайтесь в Телеграме на @glvrdru, всё новое там.

21 июля   вызов   редактура

Вызов на MTV: разбор работ, текст

Мы с ребятами из MTV дочитали все работы, которые прислали на вызов Главреда. Победителей мы уже определили, сейчас я пытаюсь запрограммировать табличку с результатами. Она появится где-то до понедельника. В этой статье — впечатления от работ.

Мнение есть у всех

Это мой личный взгляд на работы как постороннего читателя. Я не музыкальный журналист, у меня нет колонки в «Афише», а мои старые потуги писать о музыке стыдно показывать. Поэтому всё, что будет здесь написано, — это взгляд человека, который прочитал сто восемьдесят анонсов и рецензий.

И, как правильно заметил безудержный череповецкий пост-редактор С. К., я побаиваюсь заходить на эту территорию. Черт его знает — может быть, то, что я буду критиковать — это как раз самое кайфовое, что бывает в музыкальной журналистике, а я тут своими грязными сапогами по вашему белому роялю.

Но я уверен, что о музыке можно писать лучше. Как именно — пойму позже. А пока что первая часть разбора, посвященная только тексту.

Околомузыкальные штампы

Почти все работы состоят из штампов, как будто списаны из одного журнала. Читать текст со штампами скучно.

Происхождение: дерзкие шведы, безумные австрийцы, талантливая американка, взрывные питерцы, ироничные эстонцы. Национальность музыканта имеет смысл только тогда, когда она влияет на музыку очевидным способом: если у вас концерт тибетских духовных песен или американского кантри. Если же вы не можете объяснить национальный компонент, то всем пофигу, откуда взялись очередные стильные поп-панки.

Смеси: смесь гитар и синтезаторов, странный салат из пост-панка и инди-хопа, безумный коктейль адской лирики и ангельских битов, нежное переплетение грайнд-кора и копро-металла; оргия с участием рок-н-ролла, панк-рока и пауэр-рэпа.

Такие конструкции интересно придумывать, но неинтересно читать. Никакого творческого прорыва в «неожиданных смесях» нет, а когда их много — становится тошно.

Приверженцы — туда же: адепты экспериментального звука, последователи русской школы авторской песни, апологеты брейкбита, староверы прогрессив-хауса. Это просто замороченные способы сказать, что люди занимаются музыкой определенного жанра. Не усложняйте.

Мне показался весь этот выпендреж лишним. Лучше просто перечислять жанры через запятую:

Заумно

Просто

Неожиданная смесь инди-рока и панка от старожил отечественной сцены

Жанр: инди-рок, панк
Россия

Коктейль из зубодробильного грайма и классики от корифеев русского ремикса

Грайм, академическая музыка, ремикс

Бронебойный заряд высокооктанового дабстепа и небесного-беззаботного рэгги от последователей новой школы

Рэгги, дабстеп, новая школа

Монархический титул: королева синти-попа, короли подпольного звука, цари ударных, повелители синтезаторов, принцесса грайндкора, графиня небесного клауд-рэпа, эрцгерцог гитарных запилов, лжедмитрий русского рэпа (кстати, неплохо, но это я сам).

Превозносить музыкантов в рецензиях бессмысленно: куда ни глянь — сплошные короли и принцессы. Вот если бы королева Великобритании выпустила рэп-альбом — тогда да.

Абстрактные критики: получили признание критиков, критики оценили альбом, критики были в восторге, критики лестно отзывались. Непонятно, почему мнение абстрактных критиков кому-то интересно. Лучше взять конкретного критика и привести его оценку, если она интересная.

На концерте все потеют: волна энергии и драйва, бешеные пляски, стопроцентная отдача, с максимальной энергетикой, полный отрыв гарантирован, зарядиться неуемной энергией на всё лето. На всех рок-концертах все потеют, потому что там жарко и все прыгают. И когда это встречается в каждом третьем анонсе концерта, от этого дурно.

Журналистские штампы: бомба замедленного действия, акулы музыкальной сцены, в лучших традициях, ворваться в чарты, в обязательном порядке, город на Неве, вспомнить только, корифеи эстрады (?!?), дивный новый мир, «но кто сказал, что...», нужное подчеркнуть, не вписывается в рамки, в свои столько-то лет, сильные мира сего, дебютная работа, одноименная; 19 мая 2017 года состоялся релиз седьмого, самого спорного, студийного альбома; стиль появился в Великобритании на рубеже таких-то годов. Главреда на вас нет.

???: неутомимые защитники великой истины в лучах полуденного солнца и искатели правды в прогулках под лунным светом. Вообще не понял.

Музыкальные штампы

Последнее, что нужно делать в рассказах о музыке — описывать звучание. Это раньше, наверное, это было необходимо: пока дойдёшь до магазина «Березка», растеряешь все чеки. Поэтому нужно было читать журнал «Огонек» и представлять себе, как «пульсирующие синтезаторы прорезают космическую тишину и обрушиваются шквалом риффов» (я фантазирую). Но мы живем в интернете — сейчас можно дать ссылку на Ютуб или приложить песню из «Вконтакта». Не нужно описывать звучание, можно просто дать послушать — даже с правами не будет проблем, есть же Vevo и лицензии «Вконтакта».

Но нет. Две трети рецензий — упражнения в звукописи.

Стиль: эйфорический инди-трэш, угарная панкуха, развязный джаз-панк, меланхоличный трип-хоп, напористый инди-рок, злой дабстеп; ультрасовременные rnb-импульсы уживаются с горделивым ретро-соулом. Что?

Кулинария: сочные рифмы, вкусные биты, хрустящие звуки, свежие запилы, плотный жирный бас, воздушные синтезаторы, карамельные стихи, сахарный поп (sic!), шоколадное настроение; подмешал в свой блюз-рок капли гранжа, пост-панка и электронной музыки. Никогда не пишите про музыку «вкусно».

Как для глухих: ломаный флоу, искусно чередует лоупасовые фильтры и сайдчейновые кики, волшебным образом обрывает трэк и меняет тональность, внезапно разгоняется и превращается в ревущего монстра, ровный бит и скрипящий синт сочетаются с пробирающим до мурашек сопрано певицы, затягивает в гипнотический водоворот; завораживающий dream-pop с романтичными переборами гитары, мягкими ударными, объемной звуковой атмосферой, неспешным ритмом и нежнейшим, теплым и обволакивающим как мед вокалом; в новых треках стало куда меньше гитарных рифов, агрессии и брэйдаунов; гитары то повисают в космосе, то обрушиваются как цунами, то робкой, щемящей нитью идут сквозь песню.

Я видел рецензии на двадцать абзацев, где люди просто пересказывали структуру произведений, потреково. Это дичь. Так не переводят музыку даже сурдопереводчики:

В эту ловушку легко попасть, потому что описывать музыку интересно. Это прикольное упражнение для ума: переложить на текст то, что ты слышишь в альбоме любимого артиста. Сразу чувствуешь себя таким классным музыкальным критиком, который подобрал слова к неподбираемому. Очень хорошее чувство.

Читать такое скучно. Просто дайте послушать.

Разговоры о погоде

Давайте по-честному: музыка не привязана ко времени года. То, что фестивали проводятся летом — это просто потому, что летом их проводить удобнее, чем зимой. Все разговоры о «самом горячем фестивале этого холодного лета» — пустая болтовня.

Если «лето не радует», надо уезжать в отпуск, а не слушать альбом вашей любимой группы. И «холодными осенними вечерами» слушать альбом Трики так же нормально, как и Олега Газманова. Сезонная музыка и все рассуждения о связи музыкальных стилей с погодой — это приёмы с первой полки. Связать жаркое лето с жарким концертом — оттуда же.

Скукота, короче. Читать о погоде скучно.

Сыпать именами

В нескольких работ авторы просто перечисляли имена людей из группы и что-то им приписывали. Могу только догадываться, зачем — может быть, чтобы показать свою осведомлённость. Это, может быть, нормально, когда ты пишешь для фанатов конкретной группы, но мы-то пишем для всех.

О людях писать, конечно, круто. Но о людях нужно рассказывать истории, а не просто сыпать именами.

Сыпать именами

Рассказывать истории

Легендарные Стив и Мэт снова на сцене вашего любимого клуба! Зажигательные американские пост-панки устроят вам самую жаркую ночь этого лета и надолго поселятся в ваших плейлиствх! Отрыв и максимальная отдача гарантированы!

Вы погрузитесь в мир грохочущих меланхоличных ритмов, ревущих гитар и пульсирующих синтезаторов, щедро сдобренных доброй толикой небесного вокала Мэта. Этот концерт нельзя пропустить! Если вы не знаете, что делаете в эту субботу — теперь вы знаете! Холи холи хей!

В 2003 году Стив Коблин и Мэт Бригс косили от армии. Они стояли на медкомиссии и изображали психов. Чтобы показаться убедительнее, Мэт набросился на Стива и разбил ему лоб прямо перед врачами. Так они познакомились.

Сейчас это самый чокнутый панк-дуэт Калифорнии по мнению журнала «Пичфорк». Когда они играют песню «Коси под психа», Мэт всегда бросается на Стива и бьет ему морду. Однажды Стив в ответ зарядил ему в лицо гитарой, и парней увезли на скорой прямо с концерта. Высокие отношения.

Самокопание

Часть рецензий и анонсов фокусировались на внутреннем мире автора. Чтобы это цепляло, автор должен быть известным или очень талантливым. Такого я пока не разглядел.

Но было такое:

Кожа покрывается мурашками, волна тепла, до дрожи, до слез, до глубины души, в самое сердца, запомнилось навсегда, жизнь никогда не будет прежней, царапает душу и не отпускает до конца

70 минут 91 секунда экзистенциального оргазма без дозы запрещенного препарата

Надеваешь наушники, закрываешь глаза. Из глубины ты слышишь мрачный саксофон, глухие тарелки, чьи-то пальцы на струнах, гипнотический голос, тягучий эмбиент. Музыка обволакивает, не отпускает и тянет, медленно тянет за собой на дно

Что же ждал я от одной из самых любимых групп? Я хотел услышать именно то, за что меня зацепили.

Отдельно отмечу заход типа «я никогда не была фанаткой» — зачем это? Показать с первых строк, что вам неинтересен музыкант?

Круто, когда автор пишет не о себе и для себя, а для читателя. Чтобы не только самому кайфовать, но и другие кайфовали. Когда автор уходит в самокопание, со стороны это выглядит уныло.

Будет продолжение

Есть ещё много соображений об оформлении, интерфейсе и вообще подходе к написанию музыкального текста, но на эту статью уйдет время. Подписывайтесь на @glvrdru в Телеграме, я напишу, когда опубликуем результаты конкурса и появится продолжение разбора.

Если вы знаете, как правильно писать о музыке — расскажите. Я-то дилетант, откуда мне знать.

P. S. О штампах из другой статьи

Это прицеп из статьи о целях и задачах.

Статья о штампах разбередила души многих авторов, потому что она берет решение конкретной задачи и как будто распространяет его на все ситуации. Это, конечно, не так.

Писать без штампов — это просто один из инструментов, с помощью которого приходят к цели. Цели бывают разные.

Например, если вы хотите, чтобы ваш текст выделялся среди десятков других аналогичных, то писать без штампов — хорошая идея. Все пишут как под копирку, а вы не как под копирку. Вы выделяетесь, цель достигнута. Если такой цели нет, то и необходимости чистить текст от штампов тоже нет. Это не вопрос «хорошо» и «плохо», это вопрос целей и инструментов.

Вы пишете в бортовой журнал известной авиакомпании. Журнал читают, когда некуда направить внимание на борту Боинга. Человек сидит без интернета, его ноутбук разрядился, а айпад отнял ребенок. Журнал — единственное доступное чтиво, деваться некуда. Как бы вы ни написали рецензию, читатель ее нет-нет, да и пробежит глазами. От штампов можно не чистить, овчинка не стоит выделки.

А теперь другая ситуация.

Читатель подписан на пять музыкальных изданий, включая ваше. Выходит альбом Ланы Дель Рей. Четыре издания написали про «характерный кинематографичный звук с щепоткой современного западного хип-хопа» и как «американская поп-дива повзрослела, а ее изношенная набоковская похоть сменилась почти что купринской нежностью, если бы Куприн был вейпером-морфинистом». Вы будете пятым изданием, который возьмет эту метафору, или будете искать что-то своё?

Что происходит с редакторами после школы

Задача Школы редакторов — дать редакторам билет в профессию. Это значит, что сначала мы их обучаем, потом они работают в интересных проектах за интересный для них гонорар.

Вот люди, с которыми я работал на третьей ступени Школы редакторов — что с ними стало и чем они занимаются.

Я пишу только о тех, о ком знаю и кто защищал у меня дипломы. Если вы у меня учились, но я о вас не написал — я просто не знаю, чем вы занимаетесь. Расскажите в Телеграме, как у вас дела (и фотографий пришлите): @perepisal

Работают в «Тиньков-банке»

В «Тиньков-банке» ценится бюрошная школа, поэтому многие выпускники у нас либо уже работали, либо работают сейчас, либо готовятся выйти на работу.

Ася Челован работает в бизнесовой редакции. Она развивает «Тиньков-бизнес» и выпускает статьи о бизнесе в «Тиньков-журнале». Ася доминирует в переговорах и управлении: когда она решает, что ей нужно выпустить статью о бизнесе, я начинаю страдать.

Я попросил Асю прислать фотографий, как она работает в «Тиньков-банке». Вот что она прислала:

Надя Цветкова работает в продуктовой редакции: делает так, чтобы люди узнавали о новых продуктах банка. Еще она пишет сценарии и снимается в программе «Мы разобрались» в «Тиньков-журнале» — объясняет на пальцах, коробочках и машинках, как устроены банки. Я режиссирую.

Со съемок 11 июля 2017 года

Костя Голубев не дошел до сдачи диплома, но сразу возглавил отдел путешествий в «Тиньков-журнале». С другими ребятами он запустил совместный проект с «Авиасейлзом» — «Чемодан». Фотографии Кости не нашел, но вот вам «Чемодан»:

Татьяна Адьякова прошла две ступени школы, еще во время учебы начала работать в Тинькофф Банке. Сейчас ведущий редактор банка.

На лендингах, в презентациях и в брошюрах рассказывает о том, что делает Тинькофф Банк. Написала лендинги об Apple Pay и партнерских проектах.

Участвовала в создании страниц:

интернет-эквайринг,
Тинькофф-бизнес,
кредит наличными,
приведи друга,
Planetcard.

В письмах и СМС объясняет на примерах, как получать больше кэшбэка, не переплачивать по кредитам, сориентироваться на сайте и в приложении. Например, делала серию писем о том, что нового в личном кабинете банка. В интерфейсе сайта и приложения пишет подсказки, чтобы проще было заказать карту, проверить и оплатить долги, пригласить друга в банк. Силами SEO делает так, чтобы проще было найти в интернете информацию о продуктах и сервисах банка.

Помогает редакторам, которые стажируются в банке.

Татьяна Адьякова и продуктовый менеджер банка Дарья

Еще в «Тиньков-банке» и журнале в разное время работали мои выпускники Серега Васин, Карина Фомина. Наверняка кто-то еще. Простите, если забыл о вас.

Развивают другие СМИ и блоги

Юлия Медведева живет в Милане, пишет в «Тинькофф-журнал» и развивает блог модного бренда «12 сториз». Недавно у нас в журнале вышла шикарная статья «Как давать деньги подросткам». Я попросил Юлю передать нам привет из Милана:

Ян Хацкевич делает редакторский блог «Приуныл» и работает менеджером продукта в «Драйве — 2». Еще он ходит на «Живые советы» и ведет оттуда трансляции в Телеграме.

Люба Мамаева работает в «Необычных концпециях» и рассказывает миру об эджайлах, скрамах и прочих канбанах. Она выпускает статьи на сайте «Основы эджайла» и в блоге компании. Я попросил ее передать вам привет. Вот:

Наташа Ганецкая теперь главред «Айти-эдженси». Пишет сама, обучает других. Из недавнего известного — статья для сотрудников колцентров

Пишет Наташа: «У меня с ноутом есть вот такая фотка из Таиланда. На ней я работаю, и она для меня типичная, потому что мы по три месяца путешествуем и работаем фулл-тайм»

Света Кирпа развивает фитнес-издание для спортклуба «Фит-юнион» — снимает ролики, проводит фотосессии и работает с тренерами. Вот мы встретились со Светой перед «Живыми советами», а я криворуко сфотографировал:

Занимаются своим делом

Майя Богданова — известный контент-маркетолог и руководитель собственной школы копирайтинга. Она была крутой до школы, осталась крутой после школы, у неё всё хорошо :-)

Петр Рябиков сделал сервис «Сделыватель тестов» и зарабатывает. Еще я направляю к нему клиентов из сегмента B2B.

Никита Ларионов работает в «Открытии-факторинге».

Кристина Фролова была юристом и осталась юристом. В школе она запустила сервис «Юрфак» и продолжает его развивать. Еще она продолжает писать в «Тинькофф-журнал», слава небесам! Попросил ее передать вам привет:

Выпускники второй ступени

На второй ступени учатся 30 человек, с ними мы делаем групповые практические задания и общаемся в чатике. Это тоже та еще школа жизни. Попытаюсь вспомнить, как сложилось у тех, кто закончил вторую и не пошел на третью:

Марина Сафонова — ответственный секретарь и выпускающий редактор «Тинькофф-журнала». На прошлой неделе она была в отпуске, и мы были в огне, всё в огне. МАРИНА, ВЕРНИСЬ, ПОЖАЛУЙСТА МЫ БОЛЬШЕ НЕ МОЖЕМ БЕЗ ТЕБЯ. А еще посмотрите на ее портфолио.

Марина в офисе «Тинькофф-банка»

Ира Усиченко, Артур Белостоцкий и Тоня Сергеева работают под руководством Люды Сарычевой на сайте «Дело».

Ира Усиченко в Телеграме: «Это я по пятницам иду работать в любимую тульскую кофейню Кофекульт. Это те пять минут, когда я довольна собой, потому что за неделю много всего сделала. Но потом я опять буду недовольна, что ничего не успела»

Стас Звягинцев еще на второй ступени начал работать с «Оранжем» (это такой оператор связи). Так и продолжает.

Артемий Рагимов пишет о себе так: «После школы отучился на интенсиве в ХТМЛ-академии. Работать продолжаю в 2ГИСе. Неделю назад запустили большущий проект, в котором я был главредом, — путеводители по городам».

Антон Городецкий: «У меня самое большое событие после школы — в „Эксмо“ вышел трехтомник толкований Книги Перемен под моей редакцией. А недавно китаист, который переводил толкование, передал его в дар Путину и Си Цзиньпину». Вот он пишет об этом в фейсбуке.

Игорь Субботин работает редактором в «Безумных котиках» — это журнал и студия контент-маркетинга. Передает вам привет из Шри-Ланки:

Игорь: «Это как раз за работой. Я работал, вышел в сад. Через секунду на меня там с дерева упала змея. Змею укусила обезьяна. Которую я перед этом дразнил»

Света Фатеева пишет в Телеграме: «Работаю редактором в бюро локализации „Инлинго“. В июне сделала прототип урока для учебника и с августа начинаю работу редактором-методистом проекте федерального значения»

Теперь Света работает редактором-методистом в совместном проекте «Ростелекома» и «Просвещения». Будет делать учебники

А вот выпускники второй-третьей ступени встретились на моих «Живых советах» 12 июля:

Слева направо: завуч школы и выпускница Школы стажеров Лера Панина, Света Кирпа, Ира Усиченко, Миша Голев и Антон Городецкий. Антон не пошел на третью ступень. Фотографирует их Петя Рябиков, судя по всему

После первой ступени

Бывает и так, что люди начинают работать редакторами уже на первой ступени.

Рассказывает Наташа Ганецкая, главред «Айти-эдженси»: «Вячеслав Демиш — наш автор. Пишет статьи для агентства, помогает с материалами для клиентов. Запустил свою страницу, где собрал и отсортировал образовательные рассылки. Из агентского: написал правила оформления гуглдоков».

Слава Демиш передаёт привет и хвастается страничкой

Саша Смолокурова работала и работает в консалтинговом агентстве Paper Planes: «Хотя я за полтора года знакомства с Гларедом формально не изменилась в должности, очень сильно выросло и качество наших продуктов, и все что мы делаем. Я пришла молодым руководителем на курс по инфостилю, а теперь сама читаю вебинары клиентам. А Слава (Демиш) сначала с нами работал, я его нашла, еще когда он только начал учиться :-) Потом отпустили в „Айти-эдженси“»

Саша ведёт вебинар для клиента

Ася Репрева написала в Телеграме: «Привет! Училась в школе редакторов на 1 ступени. До проекта была СЕО проекта про путешествия и развитие „Трип-сикретс“, сейчас работаю в сервисе по поиску попутчиков „Бипкар“ в „Мейл-ру“ и руковожу комьюнити-маркетингом».

Ася: «Это мы на Болотов-даче недавно»

Андрей Башта учился на первой ступени. Пишет в Телеграме: «Я после Школы редакторов работал в „Финологе“ с Мишей Смоляновым, а также в „Партикуле“ с Андреем Ильинским». Вот его рассказ о проекте для «Партикулы» и для «Финолога» — здорово, когда есть портфолио с рассказами о проекте.

Андрей на отдыхе в Польше: «Путешествовать начал»

Татьяна Половинченко в Телеграме: «Незадолго до окончания школы я нашла новую работу. Рассказ о школе и знания, полученные на ней, в этом очень помогли. Зарплата теперь отличается от зп на предыдущей ровно в два раза: 70 против 35. Такие дела»

Константин Серов в Телеграме: «После того, как отправил вступительное задание и начал ждать начальный рейтинг студентов, со мной связался „Подряд“ и мы начали разговор про редполитику. Это было 14 декабря.

Занятия в школе начались 30 января, и уже 1 февраля мы начали работу по созданию редполитики. Учёба в школе помогала каждую неделю, особенно „Право“ и „Переговоры“.

Благодаря этим предметам смог сдать проект вовремя, и договорился о внедрении редполитики после её написания: сам составил договор по инфостилю. Это, в свою очередь, помогло продолжить учёбу уже живя в Таиланде.

Ещё могу сказать про учеников. Я платил помесячно, и на последний месяц не хватало денег. Я поговорил с Лерой Паниной, и уже мысленно попрощался со школой. Написал в чатик со всеми попрощаться, но Женя Воронцова подняла тревогу, и студенты коллективно скинулись мне на обучение, за что всем спасибо! Сейчас понимаю, как было бы хреново сдаться на последнем шаге и не закончить школу.

В школе больше всего развилось то, что болело: вёрстка, интерфейсы. Я и сейчас в этом профан, но уровень сильно вырос. Я хотя бы начал видеть отступы и сетку (сетка вообще откровение).

Я думаю, это добавило мне ценности как редактору, потому что могу делать небольшие проекты полностью сам — и текст написать, и промостраницу сверстать, и к CRM подключить.

Мечтаю попасть на вторую ступень со следующим набором».

От себя добавлю, что редполитика «Подряда» опубликована на сайте rdpk.ru

Костя: «Сейчас в Новосибирске, живу в хостеле и делаю новый проект — промостраницу для оптового направления Кемеровской компании „4 колеса“. На фото я пытаюсь расположить фотографии по сетке Горбунова»

Михаил Рыкун откликнулся на моё приглашение в Телеграме: «Я из первого набора Школы редакторов. Закончил только первую ступень. Но это никак не мешает мне делать классные проекты.

4 года я развиваю своё агентстсво, в котором мы создаем маркетинговые материалы для бизнеса: сайты, презентации, маркетинг-киты, баннеры и т. д. А несколько месяцев назад я вписался в стартап biznzip.ru»

От себя добавлю: у Михаила была классная курсовая о выборе бананов.

Михаил Рыкун одновременно развивает два проекта
Встреча студентов первой ступени, из фейсбука Иры Усиченко

Так будет не у всех

Должен предупредить: окончание второй или третьей ступени не гарантирует, что вы сразу автоматически получите приглашение на интересную работу. Хотелось бы, но нет. Хорошо работают после школы те, кому интересно и хочется. Предложений будет много, но как вы ими распорядитесь и что выберете — зависит от вас.

Если вы участвуете в «Бирже Главреда», то за первую ступень вы получаете 50 баллов, за вторую — 75, за третью — 100, всего за три ступени — 225 баллов. Все выпускники школы выводятся наверху и получают заказы в первую очередь. Но получить заказ и выполнить его — не одно и то же. Поэтому здесь та же ситуация: заказов и предложений будет много, как вы ими распорядитесь — зависит от вас.

Я советую идти в школу в двух случаях:

  1. Вы хотите посвятить профессиональную жизнь редактуре, созданию информационных продуктов и запуску изданий. Если вам нравится работа сказителя, вы хотите влиять на мир через информацию и истории, если любите сидеть за компьютером, стоять за камерой или даже перед камерой.
  2. Вы занимаетесь чем-то другим (например, программированием), но хотите научиться редактуре, дизайну, управлению и переговорам, чтобы лучше делать свою нынешнюю работу.

До конца набора осталась неделя.

Если вы больше хотите заниматься дизайном, интерфейсом и визуализацией — лучше идите в Школу стажеров. Если интересна аналитика и маркетинг — в Школу менеджеров.

Ctrl + ↓ Ранее