Книга «Твой первый трек»: рабочий процесс

Это продолжение рассказа о создании книги «Твой первый трек». В предыдущей части рассказывал об идее и связи со школой. Рассказ адресован редакторам и всем, кто собирается писать книгу. Если вы просто хотите прочитать отличную книгу — заказывайте в «Лабиринте», пока не закончился тираж.

Сроки

Ни у меня, ни у Антона не было времени делать эту книгу годами: технологии меняются очень быстро, и если бы мы делали книгу два-три года, она бы уже вышла устаревшей. На проект у нас было не более года.

С точки зрения продаж выпустить такую книгу нужно до декабря: в декабре люди покупают новогодние подарки, и книга про творчество — как раз подходящий для этого продукт. В декабре уже нужно было стоять на полках. Чтобы книга оказалась на полках в декабре, она должна уйти в типографию в начале ноября. Для этого в начале октября должна начаться корректура и допечатка.

В итоге план был такой:

Январь, февраль

текст демоглавы

Март

верстка, выпуск и продвижение демоглавы

Апрель — июль

рукопись

Август, сентябрь

верстка, иллюстрации

Октябрь

корректура, полировка

Ноябрь

полировка, печать

Декабрь

выпуск, презентации, промо

Видно, что само создание рукописи (то есть изложение материала в гуглдок) — это лишь треть работы. Две трети времени занимает техническая работа и продвижение.

Рукопись

Рукопись создавали в четыре руки: разделили главы и сначала каждый писал свою часть. Я взял то, что можно было быстрее всего превратить в рукопись: те темы, где уже были конспекты, видеозаписи и методички Антона из его школы. Пока я делал эту работу, Антон готовил новый материал.

Когда глава у одного из нас была готова, он передавал ее другому на вычитку и доработку. Потом рукопись возвращалась, и только после третьей пары глаз она отправлялась в папку «На верстку». На этапе рукописи весь текст редактировался дважды: он проходил и через меня, и через Антона. Работали в режиме правок в гуглдоке, ничего необычного.

Верстка

Обычно в издательствах так: авторы приносят текст в ворде и картинки в архиве. Верстальщик берет их и соединяет в индизайне. В итоге в тексте будет «рис. 7», а сам рисунок будет где-то на другой странице. Плюс не во всех издательствах верстальщики знают слова «поле», «висячая строка» или «интерлиньяж» (судя по тому, какие у них получаются книги), поэтому мы решили не рисковать и сделать верстку самостоятельно.

Проблема с версткой в том, что к каждой главе нужны были десятки скриншотов и иллюстраций. Собирать их долго и тяжело, а так как текст еще был подвижным, не хотелось снимать скриншоты на то, что точно не поместится.

Поэтому сначала я разверстывал текст, держа в уме будущие иллюстрации. Что-то могло не влезть или наоборот не долиться:

Этот текст уходил к Антону, он его резал или дописывал:

Этот текст редактировал я, после чего мы брались за скриншоты и иллюстрации. Никаких специальных мастеров по скриншотам у нас не было: каждую картинку из программы Ableton делал либо я, либо Антон. Иногда форма верстки менялась уже в процессе с учетом скриншотов:

Параллельно Антон работал с иллюстраторами, которые обрисовывали наши черновые схемы и графики; а я ковырялся в фотобанках, чтобы найти правильные изображения наушников и клавиатур.

Благодаря тому, что мы распараллелили процесс, мы смогли снять и расставить иллюстрации и скриншоты за два месяца. Ну и еще благодаря минимал техно.

Полировка и корректура

Макет уходил к корректору поэтапно. Когда корректура была готова, нужно было просто пройти все страницы с рукописными пометками и поисправлять ошибки. Дважды.

С корректором Ольгой нам невозможно повезло: это был первый случай на моей практике, когда человек реально разобрался в материале. Например, мы с детства неправильно помнили текст песни Nirvana — Smells Like Teen Spirit. Вот пометка корректора:

Ну ладно, может быть, человек любит Нирвану с детства. Но какова вероятность, что этот же человек любит Four Tet?

Последним штрихом Антон прошел по тексту и добавил в него своего духа и стиля. Книга должна говорить его голосом, поэтому излишне выжимать из нее жизнь не нужно.

Что тут важно

Книгу удалось сделать в пределах года, только потому что был план и сроки. Причем сроки не из серии «Было бы здорово сделать книгу в этом году», а скорее так: «Если книга не выйдет в декабре, в январе уже не будет никому нужна». К этим срокам мы подбили план и смогли его выполнить.

Второй важный фактор — параллельность. Невозможно осилить такой объем работы, если работать последовательно: мы бы сейчас были на середине рукописи, обсуждая правочки и двигая слова. Притом что всё равно мы успели отредактировать каждую главу не менее пяти раз: просто пока один ковырялся с редактурой прошлой главы, другой уже писал следующую.

Наконец, нас сильно выручило, что уже было много материала в виде методичек, конспектов и видеоуроков. С другой стороны, факт жизни: книгу, к которой фактически всё было готово, всё равно нужно было делать 10 месяцев.

В других частях

Идея, материал, школа
Рабочий процесс
Дидактика и психология
Оформление и дизайн

8 ноября   книга   портфолио
Популярное